Волжский правда «Волжская правда» в социальных сетях. Нажмите, чтобы подписаться на новости  → Одноклассники Вконтакте Facebook Twitter Mail.ru

подписка на сайт

МОЙКА копия

реклама четверга 4


П-Центр-ТДС - ноябрь 2017

Лента новостей

podpiska 240x400 blue

Экология

Последние комментарии

Погода в Волжском

Календарь новостей

« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

prodazha zem

Баннер ВТПП для сайтов

 

ПАРАЦЕЛЬС

Партнеры

логотип утвержденный

 

Логотип Октябрь

 

Антону4


KSS

 

Парк 300х600

 

Фонд  визитка

 

Логотип ЦС

 

reklama-online

 

vpi banner vlzpravda 200x70

 

DTDM

 

pfrf34

 

zvezda

Четверг, 09 Ноябрь 2017 09:57

История Волжского: "И Троцкий такой молодой"...

Автор 

Журналист «Волжской правды» вместе со старшим научным сотрудником Волжского историко-краеведческого музея Екатериной Лоскутовой продолжают серию очерков о недавнем прошлом нашего края. Сегодня речь пойдёт о событиях Гражданской войны.

После того как к власти пришли большевики, ситуация в стране резко обострилась. Россия раскололась на несколько лагерей, началась Гражданская война.

Белая армия, чёрный барон

На Дону атаман Алексей Каледин в октябре 1917 года для борьбы с большевиками создал войсковое правительство и призвал казаков помочь Временному правительству. Его поддержали генералы Михаил Алексеев (будущий создатель Добровольческой армии), Лавр Корнилов, Антон Деникин. Однако, как выяснилось, казаки в Добровольческую армию вступать не захотели, и в феврале 1918 года калединский мятеж был подавлен. Однако уже в апреле немецкие войска, игнорируя подписание Брестского мира, перешли в наступление и вплотную подступили к границам Донской области. Этим воспользовались противники советской власти. В мае 1918 года генерал Пётр Краснов собирает Донскую армию, отменяет все декреты советской власти и временного правительства и объявляет о создании отдельного государства — Всевеликого войска Донского.

При таком раскладе Царицын становится объектом интересов для всех противоборствующих сторон. Город находится буквально на перекрёстке всех основных путей сообщения: связывает Нижнее Поволжье с центральными районами России, Северным Кавказом, Украиной и Средней Азией. К тому же здесь находятся крупнейшие орудийный и металлургический заводы, через Царицын идёт обеспечение страны хлебом, другими продуктами, нефтью. Естественно, что и красные, и белые, и генералы Антанты понимают, как важно занять этот стратегический пункт.

Но пока город в руках большевиков. 6 апреля 1918 года приказом штаба обороны в Царицыне вводится военное положение. Через месяц для организации Юго-Востока страны образован Северо-Кавказский военный округ, штаб которого также находится в Царицыне. Начинается мобилизация в Красную Армию.

красноармейцы

Дело осложняло не только отсутствие дисциплины в рядах красноармейцев, но и конфликт, разгоревшийся между двумя знаковыми революционными деятелями, оказавшимися в Царицыне практически одновременно.

Поле боя – Царицын. Сталин и Троцкий.

29 мая 1918 года в Царицын в качестве чрезвычайного уполномоченного (или ответственного за продовольственную диктатуру в России) прибыл Иосиф Сталин, командированный лично председателем совнаркома Владимиром Лениным. В книге историка Константина Романенко читаем: «Звякнув сцепками вагонов, бронепоезд замер тяжёлой громадой рядом с маленьким, обшарпанным, грязно-белым зданием Царицынского вокзала. С приземистых платформ бронепоезда два броневика уставили в небо курносые дула пулемётов, щетинились стволы пушек, растопырили по сторонам крылья аэропланы. В блиндированных вагонах поезд привёз аппараты связи, деньги и отборные отряды из 450 латышских стрелков и рабочих-красногвардейцев». Сталин начинает активно наводить порядок в городе. Уже на следующий день он телеграфирует Ленину: «Несмотря на неразбериху во всех сферах хозяйственной жизни, всё же возможно навести порядок. В Царицыне, Астрахани, в Саратове хлебная монополия и твёрдые цены отменены Советами, идёт вакханалия и спекуляция. Добился введения карточной системы и твёрдых цен в Царицыне. Того же надо добиться в Астрахани и Саратове, иначе через эти клапаны спекуляции утечёт весь хлеб».

Сталин в Царицыне

Однако решением продовольственных вопросов деятельность Сталина не ограничивается: он, не имея никакой военной подготовки, начинает вмешиваться в вопросы обороны Царицына. Что, естественно, не может нравиться Льву Троцкому, в то время бывшему фактически главнокомандующим Красной Армии.

Незадолго до прибытия Сталина в Царицын приказом Троцкого военным руководителем Северокавказского военного округа был назначен бывший генерал-лейтенант царской армии Андрей Снесарев. Он энергично взялся за дело: организовывал штабы, налаживал связь, работу разведки, неоднократно бывал на передовой, поднимая боевой дух только что созданной Красной Армии. А Сталин военспецам не доверял (что понятно: многие стали сотрудничать с новой властью не по доброй воле, а были мобилизованы). Посему он стал добиваться отставки Снесарева (в итоге тот был отозван в Москву). Во всех поражениях красноармейских частей под Царицыном он винил военспецов, называя их вредителями Советской власти. В итоге Сталин своим приказом ликвидировал артиллерийское управление штаба, все сотрудники были арестованы. Уцелел лишь начштаба Носович, освобождённый лично Сталиным (!), который тут же бежал к белым и рассказал, что всех задержанных офицеров посадили на баржу, вывезли на середину Волги, где и затопили. Однако, по мнению историков, это всего лишь легенда, подтверждения которой найдено не было. К тому же, говорят учёные, затопить баржу не только долгое и хлопотное дело – в условиях войны, когда любое транспортное средство на вес золота, это ещё и преступление, за которое Сталина могли расстрелять без суда и следствия. Скорее всего, баржу использовали в качестве плавучей тюрьмы – как делали не только красные, но и белые.

А что же Троцкий? Он действиями московского гостя был недоволен, но предпочитал открыто не вмешиваться: знал, что Сталина поддерживают в столице. Он засыпал Москву телеграммами, рассказывая об отчаянном положении на фронте, в результате центр рекомендовал Сталину «навести порядок, объединить отряды в регулярные части, установить правильное командование». Однако чрезвычайный уполномоченный не послушал и Москву. Правда, военспецов он всё же стал привлекать к сотрудничеству, но лишь затем, чтобы было кого обвинять во вредительстве. Доверял Сталин только своим ставленникам: Клименту Ворошилову (руководившему в то время Луганским социалистическим отрядом и сумевшему пробиться на выручку Царицыну) и бывшему унтер-офицеру царской армии, командиру конной дивизии Семёну Будённому. В сентябре конфликт обострился: Сталин игнорировал приказы Троцкого, своей волей отстранил командующего южным фронтом Сытина от руководства войсками. Оба, и Троцкий, и Сталин телеграфировали в Москву, жалуясь друг на друга. Центр принял сторону главнокомандующего – в частях Красной Армии под Царицыном и без того была полная неразбериха, красноармейцам не хватало дисциплины и военной выучки, а вмешательство Сталина привело к полной анархии. Однако срочно отозванный в столицу чрезвычайный уполномоченный не был наказан за самоуправство – напротив, его повысили в должности. Сталин и Троцкий продолжали строчить докладные, обвиняя друг друга в арестах, казнях и развале дисциплины.

Тем временем Троцкому всё же удалось навести относительный порядок в войсках, и его положительный опыт, в том числе «установление железной дисциплины, которая проводится беспощадными мерами» (читай – расстрелами на месте и взятием заложников за дезертирство), был отмечен Лениным.

Красные придут – грабят, белые придут – грабят…

Между тем в прифронтовой полосе - селе Верхняя Ахтуба люди жили относительно спокойно. Активных боевых действий здесь не было: основные силы были сосредоточены на подступах к городу. Однако на плечи безродненцев легли мобилизации: сначала в Красную Армию, а затем в белую. В мае 1918 года, когда войска генерала Краснова вплотную подступили к Царицыну, ВЦИК своим декретом ввёл обязательную воинскую повинность для рабочих и крестьян. Дезертиров предавали военному трибуналу.

В Красную Армию новобранцев провожали торжественно: с митингами на площади у бывшей управы (ныне картинная галерея), с красным знаменем, с революционной музыкой, песнями, цветами, прощальным гудком парохода «Первый», увозившего добровольцев с Верхнеахтубинской пристани в Царицын.

красноармейцы1

Правда, отдельные категории граждан (в том числе начальники телеграфных станций, служащие речного флота) от мобилизации освобождались. Известны случаи, когда местные Советы просили военкоматы дать отсрочку тому или иному жителю, так как «они работают для пользы пролетариата».

Забирали у крестьян для нужд Десятой армии лошадей и верблюдов, причём всем выдавали квитанции на получение компенсации. Так, «за конфискацию кавалерийской лошади у буржуазного элемента полагалось от 700 до 1000 рублей, за телегу одноконную – от 300 до 500 рублей». Для беднейшего населения к расценкам полагалась надбавка 25%. Типичными были ответы с мест: «В Пришибе и Средней Ахтубе ни одной лошади мобилизовать не удалось». Оставшихся в селе привлекали к работам по установке заслонов на реке – чтобы перекрыть дорогу белым. Однако заслоны спасением не стали…

В феврале 1919 года войска атамана Краснова потерпели поражение под Царицыном. Прибывшие ему на смену части генерала Врангеля в ходе упорных боёв 30 июня город взяли. Несколько месяцев Царицын находился во власти белогвардейцев. Губком в спешном порядке эвакуировался в Астрахань, издав декрет о том, что местным жителям запрещено оказывать содействие белым и выполнять чьи-либо распоряжения, кроме приказов астраханских властей.

Правда, крестьян никто не спросил, каким образом они будут уклоняться от исполнения приказов белых, отряды которых стали делать вылазки в ближайшие сёла: забирали продовольствие, фураж, лошадей и верблюдов (уцелевших от мобилизации в Красную Армию), здоровых мужчин ставили в строй. Так что жители Верхней Ахтубы, охладевшие к Советам из-за продразвёрстки, к белым симпатию тоже не испытывали. Захватчики не только грабили – они устраивали показательные казни, расправляясь с местными коммунистами и комсомольцами, за что их окончательно невзлюбили селяне. В воспоминаниях очевидцев читаем: «Колокольным звоном и жестокими расправами сопровождалось продвижение белых по уезду. При защите родной земли героически погибли организаторы советской власти в уезде, коммунисты Уваров и Волгин (их именами позже назовут улицы Ленинска)». А в Верхней Ахтубе один из белых отрядов - казаки князя Черкезова - расправился с первым нашим большевиком Иваном Казначеевым (напомним, он был начальником телеграфа). «В июле 1919 года казаки сделали налёт на село. Пытаясь спасти телеграфное имущество, секретные документы и ценности, заместитель председателя волкома РКП (б) Иван Казначеев вместе с возчиком почты Шаховым вывез их из села и спрятал на хуторе в вырытой яме. Однако казакам князя Черкезова удалось узнать у Шахова, где спрятаны ценности и документы. Схватив в Верхней Ахтубе Казначеева, белоказаки привезли его на хутор и заставили рыть яму. Тот оказал сопротивление, за что был подвергнут пыткам и расстрелян в Верхней Ахтубе». От рук черкезовцев также погибли председатель местной ВЧК Патрин и лектор волкома РКП (б) Фёдор Орлов. Лишь в ноябре, после изгнания белых, в Верхнюю Ахтубу был прислан Матвей Прокофьевич Казначеев, родной брат погибшего Ивана Прокофьевича, назначенный на его место.

«А потом пришёл лесник и всех разогнал»

Долготерпелив народ, но и его терпение когда-нибудь заканчивается. Белым, восстановившим против себя всю округу, решительное сопротивление стали оказывать отряды местных комсомольцев и активистов. В частности, в воспоминаниях жителей читаем историю, главным героем которой стал… сам генерал Врангель.

Да-да, то самый Пётр Николаевич Врангель, «освободивший» Царицын от «красной заразы». Он въехал в город «в 12 часов дня, был встречен почетным караулом и всеми железнодорожными служащими. Проследовав в автомобиле под пасхальный звон колоколов, барон Врангель у входа в храм был восторженно приветствован громадной толпой народа и цветами». Пишут, что «рабочие Царицына на общем собрании вынесли резолюцию, в которой благодарили Врангеля и его войска за освобождение города».

врангель

А в Кап.Яре в честь барона был устроен бал-маскарад. Прибывшего героя кулаки и местные чиновники встретили хлебом-солью. Однако праздник был безнадёжно испорчен: в разгар бала в Кап. Яр ворвался отряд красных во главе с коммунистом Тарлыгиным. Он «огородами проник к месту торжества и разогнал белых. Врангель чудом не попал в плен».

Освобождение

Отбили у белых Царицын в октябре 1919 года. Сыграли роль и меры, предпринятые Троцким по укреплению армии, и артиллерия, которую стянули к городу, и… конфликты в командирской среде. Командир Стальной дивизии Дмитрий Жлоба поругался с главкомом Красной Армии Северного Кавказа Сорокиным и самовольно увёл дивизию на царицынский фронт, где 15 октября нанёс сокрушительный удар Донской армии с тыла. Через 10 дней город был освобождён, белые части бежали за Дон.

Царицынский губком, вернувшись из Астрахани, призвал жителей начать восстановление города и народного хозяйства. Для поддержки морального духа горожан из Москвы прибыл председатель ВЦИКа Михаил Калинин и выступил на собраниях рабочих, железнодорожников и красноармейцев.. В январе прошла «Неделя помощи фронту», в феврале – «Неделя помощи больному и раненому красноармейцу». Тогда же на центральной площади города – Александровской – состоялось массовое захоронение жертв белого террора, а саму площадь переименовали в площадь Павших борцов.

…Но для жителей села Верхняя Ахтуба гражданская война продолжалась. Теперь – с бандами дезертиров и «партизан».

Оцените материал
(2 голосов)
Прочитано 335 раз

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев


Защитный код
Обновить

banner ad call center