Волжский правда «Волжская правда» в социальных сетях. Нажмите, чтобы подписаться на новости  → Одноклассники Вконтакте Facebook Twitter Mail.ru

подписка на сайт

ортомед на сайт


Лента новостей

гаи

Экология

Последние комментарии

Погода в Волжском

Календарь новостей

« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

миссис банер

Партнеры

логотип утвержденный

 

Логотип Октябрь

 

KSS

 

Парк 300х600

 

 

 

 

 

reklama-online

 

vpi banner vlzpravda 200x70

 

DTDM

 

pfrf34

 


Пятница, 28 Сентябрь 2018 12:59

Успел лишь погибнуть за Родину

Автор 

Родители погибшего полицейского до сих пор надеются найти внуков.

Продолжая цикл материалов о погибших сотрудниках полиции, сегодня мы решили рассказать об Олеге Скрипке. Младший сержант погиб в одном бою с начальником штаба волжского ОМОНа Виталием Дубиной, и сегодня их бюсты стоят рядом у здания УВД города. Олег Скрипка был посмертно награжден Орденом мужества, его имя носит школа № 11 и одна из улиц в 28-ом микрорайоне.

Самые ровные стрелки на брюках

«Он так и не успел пожить нормально»: начинает свой рассказ мама героя Раиса Ивановна.

По словам волжанки, семья у них была самой обычной. Сама она повар, муж - рабочий. И собственного жилья у Скрипок не было даже когда появился маленький ребенок.

– Знаете, я старалась сохранить его вещи, игрушки, настолько, насколько это возможно перекочевывая с одной съемной квартиры на другую, – признается женщина.

Большая часть детства Олега прошла на Рабочем. Именно там он ходил в детский сад, а потом и в школу.

С детства мальчик отличался веселым нравом и особой тягой к чистоте и аккуратности. Эти качества Олег пронес через всю свою небольшую жизнь. Раиса Ивановна говорит, что сын никогда не выходил из дома не глаженный и в домашнем трико даже вынести мусор.

– Это не было чем-то странным, просто был очень аккуратен. Если вернулся с улицы, то обязательно переодевался в домашнее, а джинсы сразу складывал в стирку, - продолжает она. – Даже на армейских фотографиях сразу видно Олежку, у него самые ровные стрелки на брюках. Да и посмотрите, какие ровненькие крючочки в тетрадке за первый класс.

В подростковом возрасте он стал настоящим помощником. Никогда не уходил гулять до того, как закончит все дела по дому. Мыл вместе с мамой окна, «генералил» квартиру, да и просто носил тяжелые сумки из магазина.

А на улице ждали друзья – их у Олега хватало, он был настоящим лидером. Вокруг широкоплечего спортсмена с красивой романтической фамилией всегда крутилось много сверстниц. Друзья его говорят, что у Скрипки всегда была самая красивая девушка. На одной из них он собирался жениться разу же после возвращения из своей командировки в Чечню. Но жизнь воина распорядится по-иному…

Из ГАИ – в ОМОН

Его любимыми игрушками с самых ранних лет были машины. Олег был на седьмом небе от счастья, когда в семье появился первый автомобиль.

– Помню, как Вася (отец Олега, прим. ред.) купил нашу первую «Оку». Как горели глаза сына просто не передать. Казалось, что сбылось самое невероятное, – рассказывает Раиса Скрипка. – Он не мог дождаться, когда получит права.

Второй мечтой молодого волжанина была форма. После школы Олег поступил в Волгоградский техникум водного транспорта. Раиса Ивановна вспоминает, как сын первый раз приехал домой в форме.

– Он вошел в квартиру и замер. Стоит гордый, ждет, что я скажу. А что я могу сказать? Он всегда для меня был самым красивым, а уж в форме моряка тем более. И выправка, и осанка. Он даже как-то катал нас с отцом на судне, на котором проходил стажировку. А потом ушел в ГАИ, – замолкает Раиса Ивановна.

Именно этот переход в правоохранительные органы она и считает началом самой большой беды в их семье.

В автоинспекции Олег проработал совсем не много. Меньше чем через полгода друзья позвали его ОМОН. Отказываться от места в элитном подразделении, конечно, парень не стал.

«Вася! Он живой!»

А потом была первая командировка в Чечню. Олег собирался практически тайно, чтобы родители не узнали, куда он едет и зачем. Любовь к маме и папе была такая, что заставлять переживать их раньше времени он не хотел.

– Нас с Васей он практически поставил перед фактом. Провожали от здания ОМОНа. Плакала, просила беречь себя и обязательно вернуться домой. А потом я не пропустила ни одного выпуска новостей. Высматривала Олежку. И представляете, увидела. Показали руки, которые держали документы, он стоял на посту и проверял все проезжающие машины - тут пригодился опыт ГАИ. Камера поднималась от рук выше и тут на несколько секунд я увидела его лицо. Как закричу на всю квартиру «Вася! Он живой!», – вспоминает мать героя.

В ноябре 1995 года они вернулись. И опять он обманул родителей, сказал, что «даже ни разу не стреляли». Но мать догадывалась, что это не правда. Просила найти другую работу, остаться в городе. Он обещал, отвечал, что вот последний раз съездит и все, уйдет на гражданку. Тем более, что в Волжском его ждала любимая девушка Нина.

Юная возлюбленная была настолько красива, что о ней и сегодня вспоминают сослуживцы Олега. Тогда шутили, что если он не женится на ней, то уведут. А он отвечал, что сразу после возвращения из Серноводска сделает ей предложение.

Вторая командировка пришлась на зиму 1996 года. Не только родители, но и сослуживцы вспоминают, что в тот отъезд он был сам не свой. Олег, который всегда шутил и подбадривал всех вокруг почему-то стоял тихо в стороне. Тогда все списали на это на обычные эмоции – на войну едут, не в отпуск. Но сегодня Раиса Ивановна оценивает этот эпизод иначе: «Видимо Олег что-то чувствовал, слишком грустные у него были глаза»

Домой, но в цинковом гробу

О том, как наши омоновцы зачищали Серноводск мы рассказали в прошлом номере. Олег оказался рядом с Виталием Дубиной, и оба были смертельно ранены осколками при минометном обстреле.

– Я стоял сам за тем БТРом. Я был посередине, а Олег с Виталей справа, - вспоминает бывший омоновец Владимир Зайцев. – Я видел все, но со стороны. Взрыв, и ребят больше нет. Передать словами то, как у тебя на глазах умирает друг и товарищ я не могу. Бой продолжался. А потом и меня ранило.

Шестерых волжан после того боя отправили в госпиталь в Москву. А Виталия и Олега в цинковых гробах везли в Волжский.

– На похороны нас не пустили. Привезли в Волжский намного позже. Но с тех пор для нас есть святой день, когда мы все собираемся у могил наших друзей в любую погоду – это третье марта, - продолжает Владимир. – Всего через несколько месяцев после реабилитации мы уехали опять в Чечню. Ехать было не страшно, главная цель для каждого из нас была отомстить за наших друзей.

Не забывают друзья омоновцы и о семье погибшего Олега Скрипки. Раиса Ивановна говорит, что всегда была рада всем, кто приходил в их опустевший дом. Но каждый прием – это слезы и боль, которая никогда не утихнет.

А вдруг это наш?

После похорон единственного сына время для родителей практически остановилось. Еще молодая женщина Раиса Скрипка не знала, как дальше жить. Признается, что не раз думала о самом страшном. Выходила в степь за только строящимся 38-м микрорайоном и часами кричала и рыдала…

Так получилось, что жениться на своей красавице Нине Олег не успел. Не успел родить маме с папой внуков. Еще несколько лет девушка приходила в гости к Скрипкам. Две любившие женщины – мать и почти жена, они делили одно горе на двоих.

– Конечно, она вышла замуж, это нормально и так должно было быть. Со временем, Нина перестала к нам приезжать. Я даже не знаю, где она сейчас, - говорит Раиса Ивановна.

Оставшись вдвоем, родители Олега пытались взять ребенка из детского дома и подарить всю свою любовь обездоленному малышу. Но, нет, не вышло. Каждый раз, когда им выводили мальчика, перед глазами стоял Олег. Они поняли, что не смогут любить так, как любили единственного сына.

А потом они стали искать внуков. Раиса и Василием надеялись, что где-то есть девушка, которая, может, родила от их Олежки.

– Бывало такое, что приходили ребята и говорили, что были на кладбище, а там видели Машу или Олю, которая стола с малышом у памятника сына. Думали, а вдруг это наш? Вася рыл носом землю, узнавал, кто приходил, где она живет, ехал по адресу и в ответ слышал «нет, это ребенок не Олега», – со слезами на глазах говорит женщина. – Почему? Почему он не успел?

И действительно, в сердцах осиротевших родителей до сих пор живет надежда, что в дверь позвонят. А она пороге буде стоят девушка или парень лет двадцати пяти… Тот или та, ради кого у них опять загорятся глаза, тот или та, в ком будут они видеть своего Олежку. Человек, ради кого они дальше будут жить…

Потери волжской полиции в Чеченских компаниях на этом закончились. За сохранение мира наш ОМОН отдал три жизни. Троих сильных, смелых, лучших или лучших ребят. Но в скорбном ряду бронзовых бюстов у Управления МВД города есть еще двое, те, кто погиб в мирное время, в родном городе. 

Оцените материал
(0 голосов)
Прочитано 202 раз

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев


Защитный код
Обновить

banner ad call center

 

пользовательское соглашение