В Волжском хотят создать чеченский культурный центр

0
4

DSC 6502 - копияСултан-хаджи, так его зовут в народе, рассказал о своей миссии, о том, что он делал во время Чеченских кампаний, о ваххабитах и многожёнстве.
«Русских пленных вызволяли трижды»
– Султан-хаджи, как давно вы сами приехали на волгоградскую землю? И каким был ваш трудовой путь?
– Я приехал в Рахинку, когда учился в последних классах школы, это было в 1977 году. Немногим раньше там обосновались мои родители, которые занимались животноводством. Отслужив в армии, в рахинкинском совхозе я сначала работал водителем бензовоза, а потом трудился на овцеводческой точке старшим чабаном. После развала Советского Союза в течение 16-ти лет занимал должность заместителя муфтия в региональном духовном управлении, относящемся к Уфе. Теперь являюсь первым заместителем муфтия Центрального управления мусульман Волгоградской области, которое работает с Москвой. К слову, я недолго пожил и в Волжском, в своё время являлся там имамом местной религиозной организации. А последние пять лет мой дом находится в Новоникольском, это где-то 50 километров отсюда по Быковской трассе.
– Прожив на волгоградской земле более 40 лет, вы по-прежнему считаете себя чеченцем?
– В любом случае, я чеченец, потому что мои родители чеченцы, но также и волгоградец. Хоть не коренной, но считаю себя таковым: вся моя юность прошла здесь, моими друзьями были живущие рядом и русские, и казахи, и татары, и люди других национальностей. И до сих пор мы с ними дружим — встречаемся и перезваниваемся. В 1984 году я уезжал в Чечню, жил там и работал несколько лет, но всегда тянуло сюда, поэтому вернулся.
– А что вы делали в 90-е годы, во время Чеченских военных кампаний?
– Тогда я был одним из духовных лидеров общественной организации «Барт-согласие», которая представляла собой что-то вроде диаспоры. Мы собирали гуманитарную помощь. Получилось 28 большегрузов. Это был первый гуманитарный груз, который доставили в Чечню от нашей области. Все необходимые вещи также направлялись и нашим соотечественникам, которые, спасаясь от войны, перебрались в Дагестан и Ингушетию. Кроме того, мы трижды вызволяли из чеченского плена русских ребят-военнослужащих, жителей нашего региона. Первый раз мы привезли пять человек, а затем – троих и четверых.
– Что входит в обязанности советника представителя главы Чеченской республики?
– Всё, что связано с религиозными вопросами, контроль за проведением обрядов, праздников и других мероприятий в семи регионах ЮФО, а также, при необходимости, оказание помощи в их организации. Занимаюсь также улаживанием возникающих конфликтов между представителями чеченского народа…
Конфликтов стало меньше
– У чеченцев, как у настоящих кавказцев, горячая кровь. Часто ли между ними возникают ссоры, и как вам удаётся урегулировать конфликты?
– Раньше это действительно было часто – раза два в неделю. Сейчас с такими проблемами ко мне обращаются, самое большее, дважды в месяц. Конфликты возникают и на бытовой почве, и в бизнесе. Например, один не захотел, чтобы чужая скотина заходила на его участок; другой дал денег взаймы, а ему не возвращают; третьи начали совместный бизнес, но он не пошёл, и у них появились претензии друг к другу. Выход из ситуации помогают находить религия и адаты – обращение к сложившимся традициям и обычаям. Говорю обоим сторонам, основываясь на Коране, чтобы не мстили и прощали друг друга ради Создателя. Не заставляю, а призываю поступать так, как требует от нас Всевышний.
Да, по шариату, родственник убитого человека имеет право на кровную месть. Но Господь в Коране говорит: «Я сделал вас братьями по религии, так примиряйте друг друга». И это должны делать не только духовные лидеры и руководители. Если ты видишь, что двое ссорятся или поругались, их нужно разнять и примирить – это прямая обязанность любого мусульманина. В Коране также говорится: кто сдержал свой гнев и простил обидчика ради Аллаха, того Он вознаградит в раю.
Кроме того, каждое воскресенье, чаще всего в мечети на острове Зелёном, я собираю чеченцев, в том числе и молодёжь, и провожу с ними воспитательную работу. Говорим на духовно-нравственные и патриотические темы. И я замечаю, что они стали проявлять больше уважения к окружающим людям и сдерживаться, если назревает конфликт.
– Вам самому приходилось применять силу в решении конфликтов?
– Нет, я даже в школе не позволял себе грубо обращаться со сверстниками. Но однажды всё-таки хотел применить силу, когда в Волгоградскую область стали часто приезжать ваххабиты и вести свою агитацию, вербуя людей. Я тогда предлагал муфтию остановить их, но он не согласился со мной. Нам было с ним не по пути, я ушёл от него. А спустя полтора месяца его сняли с должности, потому что один из его заместителей оказался ярым ваххабитом, которого задержали сотрудники ФСБ, у него нашли оружие и взрывчатое вещество.
«Рай находится под ногами матерей»
– В ваших традициях – почитать старших и безоговорочно слушаться родителей. Вносит ли корректировки современность?
– Слушаться родителей нужно обязательно, если их просьбы и советы не противоречат религии. Нельзя произносить даже «уф», когда мама попросит о чём-то. В Коране сказано, что рай находится под ногами матерей, поэтому нужно сделать так, чтобы родители были довольны тобой. А если они гневаются на тебя, то и Бог гневается. Но если отец и мать просят сделать что-то греховное, например, украсть, то тогда есть право отказать, но не грубо и оскорбительно, а попытаться объяснить.
– А есть ли в Чечне детские дома?
– Когда существовал Советский Союз, были, а сейчас – нет, так же, как и домов престарелых. У нас является большим позором отдавать детей в детские дома, а родителей – в дома престарелых. Если с супругами случается несчастье, то их чад на воспитание забирают близкие родственники. Есть случаи, когда бездетной семье отдаёт на воспитание своего малолетнего сына брат мужа.
– У мусульман разрешено многожёнство. Есть ли в нашем регионе такие семьи?
– Я знаю таких мужчин, у которых есть и три, и четыре жены, но они живут в Чечне. Здесь я встречал тех, у кого было две супруги, но их очень мало. Сейчас в Волгограде живёт такой человек, у которого две жены, и обе русские. Они приняли ислам и живут в мире и согласии, но – в разных квартирах.
– О чём мечтаете, каковы планы на будущее?
– Сейчас прорабатываем вопрос о создании чеченского или вайнахского культурного центра в Волжском. И тогда жители города смогут больше узнать о традициях и обычаях нашего народа. Ещё мне очень хочется, чтобы мои земляки вели себя на волгоградской земле достойно. Уважали не только своих друзей, но и всех, кто их окружает.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here