Человек-легенда: каким волжане запомнили Александра Рожнова

0
468

Александр Рожнов: «Приехали мы в голую степь»
-Детство у меня было военное, как и у многих моих сверстников. А после победы семья переехала в Таджикистан. Отец работал бригадиром тракторной бригады на МТС, в 1949 году за высокий урожай хлопка был награждён Звездой Героя Соцтруда…
Родителей беспокоило, что знаний в местной школе мы с сестрой не получим, и в 1951 году было решено ехать на Сталинградгидрострой. Места знакомые – отец здесь воевал.
…Приехали мы в голую степь. Поселили нас в Средней Ахтубе, отец работал водителем на самосвале ЯАЗ-2010 в «Сталинградгидрострое», в 1953 году он был в числе тех, кто вывозил первые кубометры грунта из котлована.

23а

Но это позже. А в 1952 году наконец началось строительство города, и нам дали квартиру – в доме на улице Гайдара. Дом считался «культурным»: по соседству, в квартире на трёх хозяев, например, жил Иван Гнездилов.
В школе №1 мы с сестрой начали учиться со второй четверти, опоздали к началу учебного года. Попал я в восьмой класс, Римма – в девятый. Мы быстро сдружились с одноклассниками, после уроков бегали играть в баскетбол. Рабочие ЦРМЗ помогли: сделали баскетбольные мачты и установили их. Мы пропадали на площадке дотемна, сражались класс на класс. А вот драк не припомню – дружно жили.
С детства мечтал я стать моряком – и мечта, казалось, готова была сбыться – в 1955 году военкомат командировал меня в Кронштадтское ТМАУ – техническое минно-артиллерийское училище. Но не сложилось. Мать была рада, она считала, что нужна «земная» профессия. Всё повторяла: «Учиться нужно, Саша!» А я сидеть на шее у старших не хотел, устроился работать слесарем. Получив права, водил десятитонку ЯГ. Работал в котловане наравне со взрослыми.

втроём

Я ещё успел походить в морской клуб, которым руководил бывший морской офицер, учился ходить на шлюпке. Вместе с товарищем, Сашей Гололобовым, попал в сборную Сталинградской области по морскому многоборью, выступили мы успешно.
После армии поступил в Сталинградский институт инженеров городского хозяйства. А через год перевёлся на вечернее отделение и устроился «инженером по запчастям» — по сути, снабженцем. Работал на Трубном, потом на заводе РТЭ. А в 1979 году пошли разговоры о строительстве волжской ТЭЦ-2, и я вдруг загорелся: «Хочу там работать!»
И 1 сентября 1980 года пришёл работать на строительство ТЭЦ-2, которую считаю делом всей своей жизни.

школьные1

Римма Рожнова, сестра: «Лидером стал после армии»

Детство наше было самое примитивное: жили мы в Кумылге, ходили босые и голодные. Саша с детства был добрым и отзывчивым мальчиком, но, на мой взгляд, самым обычным, лидерские качества проявились гораздо позже, когда он уже из армии вернулся.
В Таджикистане он с ватагой мальчишек любил играть в казаки-разбойники, гонял по горам, отыскивая какие-то лазы, оставшиеся от басмачей.

школьные2

Танцевать очень любил. В Волжском, едва дворец построили, брат сразу записался в танцевальный кружок. Особенно удавался ему матросский танец.
А вот в школе учился средне, и тому были причины: в Таджикистане ребятишек в сентябре отправляли убирать хлопок, уроки начинались только в январе. И в Волжском нам пришлось навёрстывать то, что было упущено. Помню, на уроке математики одноклассник решает у доски задачу, упоминает какую-то теорему, а я думаю: «Что за теорема такая, откуда он это знает?» Зато на субботниках за нами с Сашкой угнаться было трудно.

2а копия

Саша был парнем скромным, но девочки всё равно на него поглядывали. Брат хорошо общался с Ирой Дороговой, они дружили. И в классе был мушкетёрский закон: один за всех, все за одного. Когда тяжело заболел их товарищ Стасик Долженков, его весь класс навещал: уроки объясняли, заглядывали рассказать новости. Брат много лет шефствовал над мамой Стаса, Валентиной Георгиевной.
Не помню, чтобы родители нас воспитывали, но отец был для Саши непререкаемым авторитетом.
И ещё он умел дружить. Приехал к нему бывший армейский друг с Кубани –Саша ему помог на работу устроиться. Потом друг этот, Юра Кабардинцев, женился, и целый год жил у нас, пока квартиру не получил.
И это было для брата в порядке вещей. Он всегда старался помочь людям.
Рада, что у него хорошая, дружная семья: жена, сын Дмитрий, дочь Галина, внуки.

ещё тэц1

Юрий Заболотников: «Он поразил даже Чубайса».
Мы сдружились с первого дня, как Саша появился у нас в классе. Жили рядом, домой после школы шли вместе, спортом занимались вместе… А сильнее всего нас сдружили субботники и воскресники. После уроков с одноклассниками сажали деревья в будущем парке. Никто нас не заставлял, просто было радостно жить. Про сквер на Комсомольской я уже не раз рассказывал: комсорг наш, Игорь Москвитин, узнал, что в Одессу ушла машина за саженцами акации, организовал субботник. Мы работали, и вдруг останавливается неподалёку «Победа» кофейного цвета – сам Логинов приехал. Работал вместе с нами, а потом сказал: «Молодцы, комсомольцы, в вашу честь сквер назовём. Только знайте: деревья надо вырастить». И после школы мы с вёдрами шли поливать акации.

16а

Теперь вспоминаю нашу школьную жизнь и удивляюсь: как мы всё успевали? И уроки учили, и в самодеятельности участвовали, и спортом занимались.
…Школу закончили, сидим как-то у Шурки дома. И вдруг входит его отец. Впервые увидел у него на пиджаке Звезду Героя Соцтруда. Говорит: «Хватит шалберничать, завтра придёте ко мне». Утром мы были уже в бригаде слесарей по ремонту большегрузных машин.
…Запомнилось: зимой 1956 года с правого берега людей и оборудование переправляли по реке. Лёд намораживали, чтобы выдержал вес машины. Но однажды недалеко от берега ушёл под воду тяжело груженный «МАЗ». Шофёр выскочить не успел. Нас, слесарей, отправили долбить лёд, чтобы водолазы тросами зацепили машину. Грузовик вытащили быстро, а водителя нашли только весной…
А во время посевной мы с Сашкой создали агитбригаду и по заданию райкома комсомола колесили по району – давали концерты для колхозников на полевых станах. Выделили нам машину с тентом, на ней мы всё Левобережье исколесили. Я стихи читаю, Виктор Мохов на баяне играет, Саня со своей партнёршей, девочкой-молдаванкой, танцует. Людям нравилось. Ночью домой возвращались – утром опять в дорогу.
…После института Саня работал в Промстрое, строил дороги в пойме. Потом устроился на ТЭЦ-2. Ох и досталось ему! По всей стране поездил: фонды для строительства выделены, а поставок нет. Вот и едет то в Минск, то в Москву, то в Азербайджан… А ТЭЦ обустраивал, как дом родной: и озеленение сделал, и дороги построил качественные, это уж он умел. Однажды в Волгограде с деловой поездкой был Чубайс, он и в Волжский заглянул, побывал на ТЭЦ-2. Покачал головой и сказал: «Образцовый объект, такое вижу впервые».

Валерий Жирков, бывший директор ТЭЦ-2: «Стал нашей палочкой-выручалочкой».
-В середине 80х годов мощностей ТЭЦ-1 уже не хватало для обогрева города, и руководству города с большим трудом удалось добиться разрешения на строительство второй ТЭЦ. Время доказало верность решения: вплоть до сегодняшнего дня тепловые мощности станции используются для города, и лишь небольшая часть – для ВТЗ.
С Александром Рожновым я познакомился в 1980м году, когда был подписан приказ о строительстве ТЭЦ-2, директором которой меня назначили. Рожнов начинал с должности старшего инженера, затем стал замдиректора по строительству, а по факту – нашей палочкой-выручалочкой, потому что в строительстве разбирался как никто.

дк и парк строятся

Рожнов взял на себя все переговоры с авторами проекта. Иногда по ходу работы требовалось внести корректировки в первоначальный проект, но согласовать их с авторами было сложно. Александру Георгиевичу приходилось летать в Минск, в проектный институт, и я не помню случая, чтобы ему не удалось убедить главного инженера проекта, Николая Сенника, в нашей правоте.

канатка1

…Проект ТЭЦ-2 уникален тем, в частности, что впервые на таком объекте в женской раздевалке была обустроена комната гигиены с биде. На «Волгоградгидрострое», поставлявшем нам оборудование, руками развели: «Чего нет – того нет». А санитарный врач СЭС Валентина Сочаво, принимая объект, поставила условие: привести комнату гигиены в порядок в течение года. Что делать?
Был я в Минске в командировке и зашёл в самый обычный хозяйственный магазин. А там это самое биде продаётся. Тут же мы командировали в Белоруссию начальника ОКСа Червякова, он ванночку купил, его упаковали в ящик со стружками, погрузили в самолёт и доставили в Волжский.

канатка2

Но на этом история не закончилась. Пока Валентина Дмитриевна подписывала в моём кабинете акт приёмки комнаты гигиены, прораб, Валера Колобов, умудрился ванночку демонтировать и «командировать» на ЗОС, куда санитарный врач отправилась после ТЭЦ-2. Приезжает Сочаво — и там в комнате гигиены новенькое биде. Удивилась, но документы подписала. И только когда увидела знакомую ванночку ещё на одном объекте, поняла, в чём дело. Попеняла нам с Рожновым: «Мужики, раньше ведь мы с вами работали честно». Этим всё и кончилось.
…Уходя на повышение, я предложил на должность директора именно Рожнова. И никогда не жалел о принятом решении. 15 лет проработал он в должности директора ТЭЦ-2, его труд отмечен престижными наградами в области энергетики.

ещё тэц2

Александр Георгиевич очень любил наш город. «Для меня и моего поколения он родной по крови, — сказал Рожнов однажды. – Волжский строили наши отцы и старшие братья, потом и мы стали им подмогой. Наш город, зелёный, цветущий, молодой – лучшая память, которую люди могут оставить о себе на земле». Это правда, и пока стоит на земле наш город, мы не забудем Александра Рожнова и его товарищей.

Фото: из архива Юрия Александровича Заболотникова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here