Думские жертвы независимых исследователей

0
204
реклама

В декабре прошлого года, подводя итоги 12-ти месяцев работы Государственной Думы шестого созыва, ее спикер Сергей Нарышкин с гордостью отметил, что нижняя палата российского парламента стала «более открытой к запросам общества и чувствительной к независимой экспертизе».

Судя по результатам деятельности Госдумы, подготовившей и одобрившей всего за один год массу, мягко говоря, не совсем популярных у населения законодательных инициатив, понимание того, что же такое «запросы общества» у депутатов и их председателя весьма специфические. Неужели они и вправду считают, что российские граждане денно и нощно взывают только о  том, чтобы им еще что-нибудь запретили, к чему-то обязали или чего-то там навязали?

А вот насчет чувствительности к независимой экспертизе спикер не ошибся. Уж если что и задевает депутатов за  живое, так это не ангажированные интернет-активисты, раскапывающие и доводящие до сведения широкой общественности «занимательные» истории о заграничных авуарах, липовых научных званиях и прочем «грязном белье» отечественных законодателей.

Первой жертвой независимых исследователей депутатских подноготных пал видный единоросс, председатель думского комитета по этике (!!!) Владимир Пехтин, у которого обнаружилась незадекларированная шикарная квартира в Майами. Впрочем, насчет жертвы я, конечно, погорячился. Решившийся на добровольную (а скорее – добровольно-принудительную) сдачу депутатского мандата экс-законотворец уже получил массу предложений о трудоустройстве в приличных  государственных структурах. Тут, как говорится, добавить нечего…

Вслед за первопроходцем, не дожидаясь своей очереди на «пехтинг», поспешили сложить с себя депутатские полномочия еще два члена фракции «Единая Россия» в Госдуме – миллиардер Анатолий Ломакин и крупный кубанский землевладелец Василий Толстопятов. Если добавить сюда коммуниста Владимира Бессонова, эсера Геннадия Гудкова и единоросса Алексея Кнышева, покинувших нижнюю палату парламента в прошлом году, а также утративших депутатскую неприкосновенность Константина Ширшова (КПРФ) и Олега Михеева («Справедливая Россия»), нетрудно понять – прежней сладкой жизни у депутатов уже не будет. Следующим на выход может стать буквально каждый их них. Ведь по подсчетам все тех же независимых экспертов, бизнесом занимаются около половины депутатов Госдумы нынешнего созыва. Только во  фракции «Единая Россия» таковых набирается 110 человек.

Понятное дело, чтобы остаться, необходимо красноречиво проиллюстрировать свою «нужность». У законотворцев в этом плане возможность одна – разрабатывать, принимать, внедрять полезные для общества законодательные инициативы. Пока, правда, работа бурлит по известному российскому рецепту борьбы с проблемами  – «тащить и не пущать!». Полтора века прошло с той поры, как писатель-народник Глеб Успенский заметил эту национальную особенность, а нас по-прежнему силком тащат в счастливое будущее, «не пущая» при этом к цивилизованному настоящему.

Взять, к примеру, только что принятый в первом чтении законопроект об ужесточении наказаний за управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Да,  пьяные водители – настоящая беда нашего общества. За два месяца нынешнего года в совершенных по их вине дорожно-транспортных происшествиях погибли 143 россиянина. Вот только непонятно, почему с такой же страстью наши думцы не принимают меры по приведению в порядок отечественных автомагистралей. Неужели не знают, что по этой причине, как свидетельствуют данные ГИБДД,  за те же два месяца лишились жизни 828 наших соотечественников?

И так – во всем. Не менее яркий пример – антикоррупционный, по форме, законопроект о запрете госслужащим и их близким родственникам иметь зарубежные счета и недвижимость (хотя насчет табу на последнюю еще могут и передумать).  В реальности же это – очередной паллиатив, полумера. Угрозой простого отстранения от должности (а именно такое  наказание предусматривается в законопроекте для корыстолюбивых чиновников) коррупцию не остановишь. Так зачем весь этот законотворческий огород городить, когда есть апробированный и безотказный способ кардинального решения проблемы: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать». Это статья 20 Конвенции ООН о коррупции. Та самая, которую  в России отказываются ратифицировать с упорством, достойным более полезного для  общества применения.

Будь иначе,  Владимира Пехтина, объявляющего о своей добровольной отставке, коллеги вряд ли бы провожали с трибуны, как героя, бурными продолжительными аплодисментами. И объяснять, откуда у него, при зарплате в двести с небольшим тысяч рублей, забугорные апартаменты, стоящие несколько миллионов долларов, ему бы пришлось не в дружеском партийном кругу, а совсем в другом месте.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here