Фабрика пианино в городе будущего: о чём писала «Волжская правда» 60 лет назад

0
212
реклама

Как известно, первый номер первой городской газеты вышел в свет 1 января 1961 года. «Волжская правда» сразу активно заявила о себе: её страницы сообщали о важнейших событиях, происходящих в стране и мире, здесь печатались очерки о передовиках производства, разоблачались бракоделы и лентяи, публиковалась информация о культурных и спортивных событиях.

Давайте перечитаем несколько первых номеров.

За ушко да на солнышко

Журналисты и рабкоры, считая себя продолжателями дела популярного издания «Стройка коммунизма», сразу же неопровержимо доказали: взгляд у них зоркий, а перья острые. Одной из важнейших своих задач они считали борьбу с недостатками – и в этом деле мелочей для них не было.

Помогали корреспондентам и читатели. Не найдя правды «на местах», они «сигнализировали» в газету, надеясь, что здесь им помогут найти решение проблемы. В газете даже рубрика такая была – «По следам наших выступлений», где и сами журналисты, и различные ответственные лица сообщали о принятых мерах.

Вот, например, жалоба на работу городской столовой: «Пища подаётся в жестяных мисках и тарелках сомнительной чистоты. Приготовление блюд очень плохое, безвкусное, они имеют неприглядный вид. В столовой грязно». И ведь навели порядок!

В газету обратилась и родительница Н. Бондарева с вопросом, где купить детское бельё на мальчика 10–13 лет: «Понятно, что шубы и шапочки – дефицит, но почему нет самых обыкновенных простых носков? И тапочки? В школе ребятам запрещают носить тапочки с чёрной подошвой, они оставляют следы на паркете. И это правильно, новенькую школу следует беречь. Но других тапочек в магазинах нет».

А рабкор Я. Нисов целое расследование провёл, в течение двух дней наблюдая за работой транспортного цеха на заводе плит-оболочек. И ведь нашёл ответ на вопрос, почему простаивают машины с грузом: начальство нерационально организовало трудовой процесс. Вот и ждут погрузки и разгрузки машины больше двух часов…

Обращалась в газету и активная молодёжь: ребята говорили, что становится всё меньше желающих записываться в народную дружину. «Почему? Задержали мы хулигана, передали его сотрудникам милиции – а какова его судьба? Сообщили ли на производство, вынес ли коллектив нарушителю общественное порицание, взялся ли он за ум? Хотелось бы знать, не зря ли мы дежурим».

Добрый продавец и умный крановщик

Но куда чаще и с гораздо большим удовольствием писали журналисты о жителях города. О девочке-студентке, у которой сбылась мечта – стать продавцом. «И это самый лучший, самый добрый продавец нашего магазина!». Об изобретателях и рационализаторах стройки. О неравнодушных людях, которые стремились так организовать своё рабочее пространство, чтобы облегчить труд себе и товарищам. Вот лишь несколько цифр: за месяц БРИЗ (бюро рационализаторов и изобретателей) автотранспортного цеха Сталинградгидростроя внесло 25 рацпредложений, 12 из которых сразу внедрили в производство. Это позволило сэкономить 2 400 рублей.

А вот очерк об автокрановщике СУ-ГЭС-1 Василии Ключенкове. Журналист рассказывал, что приехал молодой человек на стройку сразу после службы в армии. «Он имел специальность водителя-механика и начинал с работ на сооружении дамбы для обвалования на острове Зелёном. Очень скоро овладел ещё двумя профессиями: стал крановщиком и водителем экскаватора.

Участвовал Ключенков в монтаже скважин водоотлива, укладывал плиты двухсторонней дороги в котлован, монтировал якоря канатной дороги, участвовал в перекрытии Волги. При этом всегда был примером для своих товарищей, а план выполнял на 180-200 процентов. После смены Василий торопится в вечернюю школу: он учится в 8-м классе. Передовик производства твёрдо решил получить высшее образование».

«Стыдно, Петраков!»

Весьма популярен у читателей был жанр фельетона, к которому обычно «прилагалась» карикатура. Доставалось от «острых перьев» и прогульщикам, и грубиянам-начальникам. При этом авторы старались быть справедливыми: получили сигнал о том, что прораб одного из цехов построил гараж из ворованных стройматериалов – написали об этом. Но пожурили и подчинённых прораба: сообщили-то они о хищении далеко не сразу, не хотели портить отношения с начальником. И лишь обидевшись, что их лишили премии за невыполнение плана, накатали письмо в редакцию.

В декабре 1960 года случилось в городе ЧП: разоблачили деятельность баптистской секты. И выяснилось, что «предоставил дом для сборищ тунеядцев и фанатиков» один из рабочих бетонного завода, Дмитрий Петраков. Коллектив собрался на товарищеский суд – об этом повествует материал «Свет и тени».

«Стыдно за тебя, Петраков! – сказал старый рабочий т. Ефимов. – Как тебе верить, если здесь ты одно, а дома другое? Калечишь душу своей дочери, помогаешь тёмным личностям затуманивать головы неустойчивым людям. …Выступали моторист Водяной, чьё имя запечатлено на Доске Почёта, рабочий т. Смирнов. Прямо, по-рабочему, они высказывали своё мнение о тунеядцах, об отбросах общества, об этих тенях прошлого, которые прячутся по тёмным закоулкам и читают свои вредные проповеди.

Рабочие приняли резолюцию, в которой обратились к прокурору города с просьбой запретить на территории Волжского деятельность баптистской секты».

Главный архитектор рассказывает

В одном из январских номеров была напечатана статья главного архитектора города П. М. Хаджева «Завтра Волжского».

По просьбам читателей он рассказывал о планах развития юного города. По его словам, «строительство ГЭС – только часть смелого замысла. Будет расти промышленность, появятся новые кварталы, площади, кинотеатры».

Итак, что же ждало волжан в недалёком будущем, в 1980–1985 годах?

«Волжский будет расти в юго-восточном направлении, вдоль берега Ахтубы, – пишет Хаджев. – Там будут наши Черёмушки».

В центре города планировали создать три комплекса: торговый, промышленный и научный.

Торговый комплекс объединит крытый рынок, специализированные магазины, автостоянку. Рядом воздвигнут пятиэтажное здание универмага.

Научно-исследовательский комплекс – это подарок студенчеству, здесь построят ряд институтов с их филиалами и техникумы.

Самым масштабным должен был стать общественный комплекс – с Домом Советов и театром на 1000–1100 зрителей.

Планировалось строительство второго стадиона на 45–50 тысяч мест и ещё одного больничного городка.

В центре города собирались разбить парк площадью 45 гектаров с небольшим озером, а отдыхать жителям предстояло в зелёной зоне Киляковки и в районе Сталинградского моря.

В самое ближайшее время Волжский планировали превратить в город-сад.

Трое ворот юного города

«Года через два-три вам не покажется это странным, – пишет Хаджев. – За 20-25 минут электричка домчит вас до Сталинграда. Это только одно из тех изменений, которые коснутся транспорта.

В городе будет трое ворот. Первые ворота, через которые пойдут грузы и будут прибывать пассажиры, – это крупный морской порт. Он строится по последнему слову техники и будет оснащён всем необходимым для большого потока судов, идущих вверх и вниз по Волге.

Вторые ворота – Волжский железнодорожный вокзал, строительство которого начнётся в 1962 году на оси улицы Коммунистической. Очень удобным, быстрым и экономичным видом транспорта будет связан Волжский со Сталинградом. Представьте такую картину: высоко над Волгой по мостовому переходу мчится электропоезд. Ты сидишь в сверкающем хорошей отделкой вагоне и любуешься чудесной панорамой: далеко внизу по волжским просторам идут суда, прямо под тобой несёт свою полезную службу электростанция.

И ещё одни ворота, которыми уже владеет город, – речная пристань, откуда за 30-40 минут на быстроходном катере можно будет добраться до Сталинграда.

… Стальные нити трамвайных путей соединят все районы нашего города.

Первая очередь строительства трамвая начнётся в 1962 году. Трамвай будет курсировать так, чтобы с любой из городских улиц до остановки было не более 500-700 метров.

По улицам побегут комфортабельные автобусы, увеличится парк такси».

Дома улучшенной планировки

Писал Хаджев и о строительстве химкомбината, но куда больше интересовал читателей «квартирный вопрос».

Волжский домостроительный комбинат было решено закрыть на реконструкцию, которая, по плану, продлится до декабря 1961 года. «А затем строители приступят к выпуску 4-5-этажных крупнопанельных домов на 64 и 48 квартир.

Комбинат станет выпускать 50 жилых домов в год с общей площадью в 80 тысяч квадратных метров».

В 1962 году должна была заработать мебельная фабрика, ежегодно выпускающая продукцию на 15 миллионов рублей. Также в планах значилось строительство фабрики пианино с производительностью 3 000 инструментов в год.

«Планы уже претворяются в жизнь, – писал главный архитектор. – В ближайшем будущем начнётся застройка микрорайона №1. Общая жилая площадь – 42 тысячи квадратных метров, население – около 5 тысяч человек. Здесь будет школа на 960 мест, хозблоки, культурно-бытовые и торговые учреждения, восьмиэтажный жилой дом гостиничного типа, на 1 этаже которого разместятся прачечная, комбинат бытового обслуживания, детские комнаты, камеры хранения, медпункт, кафе-ресторан на 200 посадочных мест.

…Конечно, город будет гораздо прекраснее, чем может нарисовать наше воображение.

Через 20-25 лет Волжский займёт территорию более 2 тысяч гектаров. Его население увеличится до 250 тысяч жителей.

В недалёком будущем Волжский станет крупным промышленным и научным центром юго-восточной части Союза. Так что есть над чем поработать и о чём помечтать».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here