Исполнилось 20 лет со дня создания Временной Оперативной Группировки МВД России на Северном Кавказе

0
824

Книга под названием «Живая память» была издана в Волгограде в 2013 году. Создатели книги «Живая память» обратились к корреспондентам городских и районных газет Волгоградской области с просьбой прислать свои публикации о земляках, воевавших в «горячих точках». Эта книга о тех, кто с оружием в руках отстаивал интересы своей Родины и защищал её не щадя себя, был верен воинскому долгу. И не случайно она названа «Живая память», потому что многие из тех, о ком написано вернулись домой «грузом 200». 

Книга создана по инициативе губернатора Волгоградской области с целью увековечить память о героях нашего времени. У каждого времени – свои герои, они уходят в бессмертие, но память о них не должна померкнуть. В главе «Кавказский узел» есть статья Евгении Фёдоровны Изюмовой «Эхо войны» о военном журналисте Николае Варавине.

22 апреля 2020 года исполнилось 20 лет со дня создания Временной Оперативной Группировки МВД России на Северном Кавказе, которая базируется в Ханкале Чеченской республики. Давайте вспомним, как сотрудники милиции в 2006 году успешно вели борьбу с терроризмом, бандитизмом и преступностью на Северном Кавказе:

Эхо войны

О Николае Алексеевиче Варавине я узнала из газетных публикаций — отчётов о его командировках в Чеченскую Республику. Читая его статьи, правдивые, иной раз жёсткие, я думала, каков этот человек, который не­сколько лет находится практически на переднем крае борьбы с чеченски­ми террористами —  такова участь журналиста. Его фамилия напомнила мне информацию, однажды прочитанную в интернете о том, что 4 июня 1938 года приказом ОГПУ СССР одной из украинских погранзастав было присвоено имя Григория Варавина. При задержании нарушителя грани­цы он был смертельно ранен, однако врага не упустил. Это была первая именная застава в пограничных частях Украины. Началась война, погра­ничники были разбросаны по всем фронтам, а как наши войска пересек­ли границу и победоносно пошли по Европе, громя нацистов, погранични­ки вновь встали на охрану границы. Однако о герое-пограничнике Варави­не долго не вспоминали, и лишь в 1968 году, в честь 50-летия пограничных войск, одной из застав опять дали имя героя-пограничника Григория Яков­левича Варавина.

С Николаем Варавиным мы познакомилась в дни фестиваля «Майские дни волжской прессы-2006». И оказалось, что он — внук пограничника; чьё имя носит одна из застав на западной границе, что в его роду несколько военных, не менее отважных, чем Григорий Варавин. Он имеет педагогиче­ское и юридическое образование, и это ему очень помогало, когда он стал служить в правоохранительных органах.

Варавину, который был старшим инспектором по особым поручени­ям отделения контрпропаганды и общественных связей Управления по координации действий сил и средств МВД России в ЧР ГУ МВД России по ЮФО, на фестивале в тот год вручили специальный приз как луч­шему внештатному корреспонденту — за это дружно проголосовали журналисты-волжане. Именно тогда и возникла мысль взглянуть на со­временные чеченские события его глазами.

В марте 2007 года Николаю Варавину было присвоено звание пол­ковник, он стал руководителем Объединённого пресс-центра оперативно­го штаба в Чеченской Республике. Всего за 8 лет у него было десять ко­мандировок в Чечню, причём семь раз командировки были весьма длительные, по нескольку месяцев. Он награждён медалью «За отличие в охра- не общественного порядка», кроме того, имеет несколько наград МВД России, Министерства обороны и  Министерства юстиции России

и множество Почётных грамот за участие в ликвидации вооружённых формирований в Северо-Кавказском регионе.

Каждый месяц в волжской газете «Наш город» публиковались отчёты Николая Варавина о событиях в Чеченской Республике. Они были прав­дивы и оптимистичны, в них была вера, что накал войны в Чечне ослаб, и то, что там происходит, — это уже эхо войны. Оно постепенно стихает, благодаря работникам правоохранительных органов и воинам инженерных войск. И сейчас Грозный совсем не похож на чеченскую столицу на рубе­же двадцатого и двадцать первого веков — красивый современный город. А пока — Чеченская Республика в 2006 году такая, какой её видел и знал Николай Алексеевич Варавин. И пусть читателя не пугает обилие имён и цифр в его заметках — это настоящие свидетельские показания о том, что Россия стремилась и стремится мирным путём стабилизировать обстановку в Чеченской Республике, дать возможность республике мирно жить и раз­виваться в соответствии с национальными традициями, на основе взаимо­уважения народов, её населяющих. Но в то же время следует помнить, что до сей поры там действуют бандитские формирования и с ними приходится вести беспощадную борьбу.

Итак, год 2006-й…

«ВОЗМЕЗДИЕ НЕОТВРАТИМО»

Январь

В криминальных сводках МВД Чеченской Республики громких престу­плений, имевших большой общественный резонанс, достаточно. И сообщение о разбойном нападении 19 июля 2004 года на перекрестке улиц Гагари­на и Никитина Заводского района Грозного на автомашину, перевозившую деньги для выплаты пенсий, тогда обошло почти все центральные СМИ. Ги­бель двух военнослужащих внутренних войск, обеспечивающих охрану де­нежных средств, даже для сложного в криминогенном отношении Грозно­го — это уже слишком. Может, на это и делается упор, и цель, поставленная нападавшими, была достигнута — было похищено более пяти миллионов рублей и оружие погибших военных.

Подобные сообщения о разбоях были в сводках почти в каждом регионе России в начале 90-х годов прошлого столетия, сегодня — это уже событие. Для того чтобы изменить положение в лучшую сторону, Министерств внутренних дел России пришлось сделать немало, и криминогенную ситуацию удалось переломить. Так что разбойное нападение на двух военнослужащих внутренних войск из охраны кассира, их гибель — это уже ЧП российского масштаба.         

В чрезвычайном режиме работали тогда оперативники уголовного розыска временной группировки МВД России и РОВД Октябрьского и Заводского районов Грозного. И вот в первые дни 2006 года был задержан находившийся в федеральном розыске главарь банды Антари Бетербиев, ор- ганизовавший это дерзкое разбойное нападение. В ходе следствия всплыли новые подробности о задержанном. Выяснилось, что Бетербиев являлся активным членом бандформирования Руслана Гелаева и в 1999-2000 годах принимал участие в боевых действиях против федеральных сил, в 2003 году под руководством Турчаева в Заводском районе минировал марш­руты движения бронеавтоколонн федеральных сил.

Бетербиев в последнее время был лидером бандгруппы, действовавшей в Заводском районе Грозного. Его называли «партизаном чеченского сопро­тивления», «соратником Руслана Гелаева»… Но вот как быть с его откровен­ной махровой уголовщиной — разбоями, убийствами? Как-то образ героиче­ского «полевого командира, борющегося за свободу» не увязывается с об­разом банального уголовника: Бетербиеву инкриминируются статьи Уголов­ного кодекса РФ: 105 — убийство, 162 — разбой, 22б — хищение огнестрель- ного оружия и боеприпасов. Под каждой из перечисленных статей — наказа­нием 8 до 15 лет лишения свободы, а за убийство — 20 лет или пожизненное лишение свободы. 

Не надо думать, что это единичный успех сотрудников уголовного розы­ска. Возросший уровень организации взаимодействия подразделений кри­минальной милиции временной оперативной группировки МВД россии с республиканским РОВД позволил повысить раскрываемость преступлений в целом до 70 процентов, и это является неплохим показателей даже для любого другого региона России. Опыт оперативных сотрудников, приехав­ших в командировку из разных областей, помноженный на знание местных условий и обычаев чеченских милиционеров, — всё это дало хорошей ре­зультат. Постепенно криминогенная ситуация в республике меняется от тер­рористической направленности к уголовной. Сотрудники милиции работают, и результат налицо: возросла раскрываемость таких преступлений, как при­чина умышленного вреда здоровью — на 8 процентов, грабежей — на 35, краж — на 12 и разбоев — на 8 процентов.

Но с проблемой уголовной преступности одной милиции без помощи на­рода справиться будет сложно. 

БОЕВИКИ МЕНЯЮТ ТАКТИКУ

Февраль

Анализ информационных сводок правоохранительных структур в 2006 году показал, что боевики используют отнюдь не наступательно-диверсионную тактику, как раньше. Упреждающие действия силовых струк­тур заставили их скрываться.

И надо отметить, что многим из бандитов уйти от преследования так и не удалось. Например, по сообщениям временной оперативной группиров­ки МВД России, с начала 2006 года была проведена серия успешных спе­циальных операций по нейтрализации бандгрупп и ликвидации их тайни­ков. и здесь возникает вполне логичный вопрос: откуда у боевиков день­ги на преступную деятельность? Ведь не только зарубежные эмиссары вы­валяют средства бандпод-полью в Чеченской Республике, хотя это общеизвестный факт и тому есть множество подтверждений, которые стали известны общественности за последние годы.

Кризис деятельности незаконных вооружённых формирований про­должает нарастать. И это связано не только с падением численности боевиков в бандгруппах, которых либо арестовали, либо уничтожили. Дело тут ещё и в отсутствии поддержки со стороны местного населения, которое пока слабо, но стало сопротивляться откровенному бандитизму против мирного населения республики.

Вот пример, связанный с одним из источников финансирования банд, подполья. В станице Ищерской Наурского района по месту жительства за­держан Амирхан — молодой человек двадцати трёх лет от роду, который в феврале 2005 года укрывал у себя дома двух боевиков из бандгруппы, дей­ствующей в Веденском районе. При осмотре квартиры было обнаружено и изъято двадцать тысяч рублей, золотые украшения. Задержанный признал­ся, что они похищены им у граждан Наурского района и предназначались для лечения и содержания боевиков, прибывших на зимовку с гор.

На следующий день в той же квартире был задержан младший брат Амирхана — Алихан. Как и брат, он также помогал бандитам, похищая у граждан деньги и ценные вещи.

И это не единичный случай. В 2004 году кражи были крайне редки, фик­сировались в основном разбои и грабежи, но, видимо, что-то изменилось, и сейчас для Чеченской Республики главной проблемой является уголов­ная преступность: на 60 процентов увеличилось количество краж личного имущества. Но возросла и раскрываемость этих преступлений. Это стало возможным благодаря взаимодействию армейских подразделений и орга­нов временной оперативной группировки МВД России с местными органа­ми внутренних дел.

РАСПЛАТА

Март

Говоря об успехах сотрудников милиции в борьбе с бандитизмом и тер­роризмом в Чеченской Республику необходимо отметить, что в ходе прове­дённых спецопераций только за первые два месяца 2006 года было задер­жано более 60 лиц, обоснованно подозреваемых в причастности к бандподполью. За совершение уголовных преступлений задержан 191 человек и 31 бандит уничтожен сотрудниками милиции.

Среди уничтоженных есть и весьма известные фигуры. В январе воз­мездие настигло Руслана Султанова, который действовал под руковод­ством Доки Умарова. Султанов был так называемым эмиром ваххабитов в селении Серноводск Сунжонского района. В составе одной из банд напа­дал на города и сёла Ингушетии в 2004 году и на селение Рошни-Чу Урус-Мартановского района в августе 2005 года. Он также причастен похищению мирных жителей с целью выкупа.

25 января в ходе спецоперации спецназом ФСБ в Грозном Султанов был уничтожен вместе с ближайшим помощником А. Накаевым.

13 февраля сотрудниками МВД Чеченской Республики при поддержке Федеральной службы безопасности в ходе спецоперации в райном центре Урус-Мартан уничтожен Джабраил Абдурзаков по кличке Шрам, торый подчинялся непосредственно Шамилю Басаеву. Погибший полевой командир являлся «эмиром» населённого пункта Автуры Шалинского района. Он возглавлял бандгруппу численностью более 15 человек, куда входили три родственника министра культуры Ичкерии Закаева, который в 1995-1996 годах был «командующим фронтом». Абдурзаков являлся предста­вителем Басаева в отряде лидера дагестанского сепаратиста Р. Халилова и одновременно осуществлял охрану Джабера — финансового эмиссара «Аль-Каиды» на Северном Кавказе. Но с этим заданием Абдурзаков не справился — в 2005 году иностранный наёмник был убит в ходе боя феде­ральными силами, видимо, ему своя жизнь была дороже.

Абдурзакова даже боевики считали крайне опасным человеком. Он обу­чался в террористическом лагере «Кавказ», которым руководил известный террорист иорданского происхождения Хаттаб.

Банда Абдурзакова действовалав  Шалинском районе. Он лично расстрелял Ибрагима Умбашева, главу администрации этого села с сыном, за отказ впустить в село на ночёвку бандитов,  сопровождавших наемников-арабов. И уж совсем Абдурзаков не церемонился с простыми чеченцами — заставлял их отдавать деньги для банды, обеспечивать продуктами и местами ночлега. Чтобы его приказы лучше исполнялись, он брал заложников из местных жителей. Он активно вербовал молодёжь в возрасте от 14 до 17 лет, обещая за «работу» хорошие деньги. Особое внимание уделял привлечению к террористической деятельности вдов уничтоженных боевиков, планируя использовать их в качестве смертниц для осуществления терактов. На его совести также убийства более полусотни мирных жителей. После его смерти стало известно, что на 23 февраля бандит планировал совершить крупный теракт в Шалинском районе Чеченкой республики. Но это не случилось благодаря действиям сотрудникам МВД.

БАНДИТСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

Апрель

По мнению военных аналитиков, чеченским бандформированиям нане­сен серьёзный урон: эффективность боевых операций федеральных сил и сотрудников милиции стала намного выше. В ответ бандформирования на­чали применять нетрадиционные формы ведения борьбы: сначала диверсии в тылу противника, затем захваты заложников, подрывы многоэтажных домов, гражданских авиалайнеров.

Россия втянута на своей же территории в борьбу с бандами хорошо подготовленных и вооружённых наёмников, в том числе и зарубежных. Готовя преступные акции, они рассчитывают произвести громкий пропагандистский эффект. Именно они представляют в западной прессе взрывы нефтепроводов на территории Чечни и Дагестана действиями «партизан-диверсантов», хотя это просто убийцы мирных жителей. Поэтому среди зарубежных на­ёмников наряду с диверсантами, специалистами террористической и под­рывной работы есть и специалисты по идеологическим провокациям. На­пример, широко распространяется профессионально сделанный фильм на DVD-дисках: воет волк, потом звучит боевая песня горских девушек на фоне подрывов вертолётов и бтээров, машин с российскими военными… Взрывы, взрывы на фоне песен —месть чужакам. Диски совершенно свободно распространяются среди гражданского населения и военных, увозятся во все уголки страны. И всё это направлено конкретно против русских. 

Широко используются диверсанты-смертники. Сама методика преступление исполь­зованием смертника удобна тем, что исполнитель не имеет ни малейшего шанса уйти с места преступления, быть задержанным и дать какие-либо сведения о заказчиках. Причины вовлечения в подполье различишь угрозы, стремление заработать, есть, конечно, те, кто помогает добровольно,  таким образом, получается, что приблизительно две тысячи пособников бандитов выполняют поручения, связанные с обеспечением бандитов продуктами, медикаментами, средствами связи, являются курьерами и ведут разведку. Бандподполье — чётко отлаженный механизм, в котором каждый знает своё место и обязанности. Призывы Министерства внутренних дел к бдительности — совсем не лишние, ведь частью стратегии боевиков сопротивления федеральным властям — террористические акты в населённых пунктах, откуда направляются в Чеченскую Республику воинские и милицейские подразделения.

И всё-таки в Чечне прежде всего необходимо налаживать мирную жизнь, ведь на руку бандитам играет и то, что в Чечне существует безра­ботица, Все районы — дотационные. Однако чеченские студенты имеют возможность обучаться в вузах, представители чеченской диаспоры во многих регионах России беспрепятственно занимаются бизнесом. Респу­блике выделяется новая техника, стройматериалы, продовольствие. Сло­вом, цель ясна: с учётом реальной обстановки необходимо создать усло­вия для достойной жизни всем проживающим в этом Кавказском регионе и покончить с бандформированиями, решительно выкорчевать подпиты­вающие их корни. Ведь как бы себя ни именовали боевики, они остают­ся преступниками. Поэтому с ними будет вестись непримиримая борьба до полного восстановления мира и благополучия в республиках Северно­го Кавказа. 

ПРАВОПОРЯДОК — ШАГ К МИРНОЙ ЖИЗНИ

Июнь

В первом полугодии 2006 года на территории Чеченской Республики было зарегистрировано 3 384 преступления. Иными словами, раскрывае­мость преступлений возросла на 14,6 процента. Это связано с активизаци­ей работы Временной оперативной группировки МВД России и органов внутренних дел МВД республики по выявлению преступлений экономической направленности в сфере незаконного оборота наркотиков, оружия и бое­припасов — из незаконного оборота изъято 1 761 единица оружия, более 120 тысяч боеприпасов, из которых — 4 728 гранат. Теперь всё это «желе­зо» никогда не принесёт вреда.

Улучшилась работа и по выявлению преступлений среди чиновников, связанных с присвоением или растратой вверенного имущества, по борь­бе с должностными преступлениями: злоупотребление должностными пол­номочиями и получение и дача взятки. Эти цифры красноречиво говорят о том, что оперативная обстановка в Чеченской республике под контролем органов внутренних дел МВД и Временной оперативной группировки МВД России улучшается и способствует снижению уровня преступности и восстановлению мирной жизни в Чеченской Республике. 

БОЕВИКИ СЕЮТ ГОРЕ И СЛЁЗЫ, А ЛЮДИ ХОТЯТ МИРА

Июль

10 мюля в ходе спецоперации в Ингушетии был уничтожен один из са­мых известных полевых командиров Ичкерии Шамиль Басаев. Его уничтожение — огромный успех спецслужб правоохранительных органов, ведь за Басаевым числится не одно преступление. Достаточно вспомнить траге­дию Будённовска, Беслана, теракты в Москве, Волгодонске.

В настоящее время среди боевиков выделяется Доку Умаров, один из известных полевых командиров боевиков, а сейчас якобы «президент Че­ченской Республики Ичкерии (ЧРИ)», которым он стал после уничтожения предыдущего «главы ЧРИл Абдул-Халима Сайдулаева. О последнем хочет­ся сказать тоже несколько слов. Сайдулаев после уничтожения А. Масхадова 8 марта 2005 года стал исполнять обязанности «президента ЧРИ», но в июне 2006 года был уничтожен в Аргуне, и должность «президента ЧРИ» перешла к Доку Умарову, который последние несколько лет среди лидеров  экстремистов считается фигурой практически равной по влиянию Шамилю Басаеву. По данным спецслужб, Умаров причастен к похищениям людей в Чечне в 1996—1999 годах. Его считают заказчиком ряда крупных терактов на юге России, в том числе и подрыва электропоездов в Кавказских Мине­ральных Водах в 2003 году.

Умаров заявил о готовности и дальше проводить боевые операции против федеральных сил и о создании «новых фронтов сопротивления». Однако, по оценке экспертов оперативных подразделений, террористическое подполье под руководством Д. Умарова уже неспособно на проведение ши­рокомасштабных вооружённых операций. Ресурсная база бандитами исто­щена. Правда, сохраняется вероятность небольших вылазок и нападений боевиков на представителей федеральных сил, обстрелов блок-постов, ми­нирования дорог и устройства засад на пути следования военной техники и  транспорта. А вот реальные успехи временной оперативной группиров­ки МВД России в борьбе с бандитизмом и терроризмом в Чеченской Рес­публике очевидны.

Например, за 2005 год во время оказания вооружённого сопротивления Федеральным силам были уничтожены 290 боевиков. Среди них такие оди­озные деятели, как Масхадов, Абу-Дзейт, Губашев, Мадаев, Мускиев, Читигов и другие. А в 2006 году сотрудниками МВД совместно со спецслужбами задержаны 739 боевиков, из которых 24 — главари бандгрупп.

Николай Варавин оперирует не только сведениями из сводок спецслужб. Он не раз и сам принимал участие в составе съёмочной группы в различных спецоперациях. Например, в населённом пункте Хаккой Шатойского района в подвал заброшенного сельского здания в его присутствии были найдёны противотанковая реактивная установка с тремя ракетами, 82-милиметровый пулемёт и пять мин. Из этого оружия боевики планировали обстрелять отремонтированное здание Шатойской райбольницы, когда на её открытие должна была прибыть правительственная делегация.

Видел он и боевиков, желавших прекратить сопротивление. В то время добровольно сложили оружие более 70 боевиков, 59 из них — в Чеченской Республике, остальные — в других республиках Северного Кавказа. Оце- нивая этот факт, Варавин как участник боевых действий относится положительно к такому шагу, ведь то, что 70 автоматов не будут стрелять — это уже хорошо. В любом случае, любая инициатива по мирному разрешению кон­фликта без применения оружия лишний раз подтверждает добрую старую истину, что плохой мир лучше хорошей войны.            

Но неплохой мир» не устраивает бандитов, привыкших силой брать себе всё что пожелают, потому не все складывали оружие. Один из ярких приме­ров — братья Борчашвили, которые совершили диверсию в Михайловском районе Волгоградской области. Бандитам удалось безнаказанно скрыться на Северном Кавказе, в Ингушетии. Но всё же они не избежали возмездия: в aпреле  2000 года во время одной из спецопераций сотрудниками спецподразделений МВД России в Назрани (Чеченская Республика) было унич­тожено несколько бандитов-«отморозков». Но среди них не оказалось Анзора Борчашвили, жестокого и фанатичного ваххабита, родственника братьев-бандитов Борчашвили.

С фамилией Борчашвили связаны почти все крупные терракты и ди­версии с убийствами людей, совершенные на территории Ингушетии в пер­вом десятилетии нового века. Будучи кистискими чеченцами, Борчашвили тем не менее родились, выросли и жили в Чеченской Республике. И на зем­ле, вскормившей их, они вели войну против ингушей, русских и представи­телей других национальностей. В 2000 году братья Борчашвили примкну­ли к отряду полевого командира Руслана Гелаева, в прошлом уголовника, а затем главаря крупной банды, состоявшей из бежавших от суда преступ­ников, арабских наёмников и фанатиков-ваххабитов. Правда, последних в банде было мало, так как большинство боевиков воевало за деньги, кото­рые поступали из-за рубежа.  В такой компании братья Борчашвили прош­ли подготовку в диверсионном лагере на территории Понкийского ущелья в Грузии. С полученными навыками диверсантов и убийц они перебрались в Чечню и оказались в отряде Абу-Дзейта, подданного Саудовской Аравии, который был направлен в Чечню международной террористической орга­низацией «Аль-Каида», чтобы вести подрывную деятельность. Он готовил взрывников, террористок-смертниц, проводил идеологическую подготовку членов бандформирований и был одним из организаторов чудовищного за­хвата школы в Беслане. И наконец, в обязанности Абу-Дзейта входило рас­пределение денежных средств, поступавших из-за границы от международ­ных террористических организаций. Такой вожак вполне устраивал братьев Борчашвили, особенно наличие у него валюты — 36-летнего Усмана Бор­чашвили не увлекали идеи ваххабитов. Ещё в:1999 году в Волгоградской области он участвовал в подрыве нефтепровода в Михайловском районе, но более преуспел в грабежах. Зато его брат, 33-летний Магомед Борчашвили, незадолго до гибели был объявлен так называемым эмиром Сунжен­ского района Ингушетии.

Свои гонорары братья отрабатывали в Ингушетии. Только в сентя­бре 2005 годa список кровавых преступлений банды пополнили несколь­ко убийств в ингушских станицах Нестеровская и Алхасты, в том числе убили безобидного старика — местного целителя и предсказателя. Участвовала банда в подрыве автомашин с сотрудниками милиции и федеральных спецслужб.

Бандиты скрывались в лесах и горах Али Юрра и Ассинопского уще­лья. Последним пристанищем братьев Борчашвили стал дом некоего Хусейна Газгиреева, проживавшего в Назрани в собственном доме. В апреле

2006 года бойцы спецназа заблокировали боевиков в его доме. Там бандиты Борчашвили, как уже сказано выше, и нашли свою смерть.

Уничтожение братьев-бандитов было не случайным успехом, их ко­нец был предопределён. Об истинном интересе боевиков в проведении террора на Северном Кавказе сотрудники российской спецслужбы смогли узнать из архива арабского наёмника Абу-Дзейта, который годом ранее по­кончил жизнь самоубийством, взорвав себя фугасом во время операции, проводимой российскими спецслужбами. В найденном архиве эмиссара «Аль-Каиды» напротив фамилии каждого боевика, входившего в банду Абу-Дзейта, было указано его местонахождение и перечислены суммы в долларах США, выплаченные за осуществление диверсионных акций. После расшифровки архива были проведены успешные спецоперации, в результате которых были ликвидированы три базы террористов. А потом возмездие на­стигло и Анзора Борчашвили.

Тёплым июньским утром тишину в станице Нестеровской разорвал стрекот автоматных очередей и грохот разрывающихся гранат. Настоящие боевые действия с применением бронетехники развернулись в тот день на улице 11-й Армии; где оперативники ФСБ при поддержке сотрудников ингушской милиции заблокировали в частном подворье группу бандитов. Бой продолжался около часа и закончился, когда штурмовая группа спецназа ворвалась во двор дома, откуда стреляли боевики. В ожесточённой перестрелке и был убит Анзор Борчашвили.

КАВКАЗ ОБРЕТАЕТ СТАБИЛЬНОСТЬ?

Среди регионов Северного Кавказа, которые получают значительную по­мощь от федерального центра, конечно, является Чечня. При этом главный упор здесь делается на помощь населению в социальном плане. Делается это, чтобы уберечь людей от ухода в криминал и бандформирования. Со­гласно федеральной целевой программе «Социально-экономическое раз­витие Чеченской Республики на 2008-2011 годы», на восстановление рес­публики из федерального бюджета предполагается выделить 64,66 млрд рублей. Из них основные средства будут распределены по трём направлениям: восстановление жилищного комплекса; здравоохранение; образование. К тому же правительство будет устанавливать льготы для развития среднего и малого бизнеса в регионе, чтобы максимально обеспечить занятость населения.

            В одной из бесед относительного того, что Кавказ понемногу обретает стабильность, я задала вопрос, чем интересовалась чеченская молодёжь, когда он находился на Кавказе в 2006 году. Николай Алексеевич ответил: 

— Об этом, конечно, лучше спросить журналистку Дагмару Касаеву, которая в своих статьях очень точно отражает современные нравы чеченской молодёжи в период восстановления мирной жизни в республике. 

 И он показал газетную вырезку.

Этим летом проспект Победы, расположенный в центре чеченской столицы, превратился вновь, как и до войны, в место паломничества грозненской молодёжи.  На отреставрированной улице расположились кафе, интернет-салоны и кинотеатры. Все заведения отвечают столичному уровню сервиса, только вот работают до семи вечера. Выходить на улицу в более позд­нее время считается небезопасным.

Одно из самых посещаемых мест на проспекте Победы небольшая се­тевая пиццерия. В меню — салаты, пирожные и различные безалкогольные напитки. Но секрет популярности заведения в музыкальном оформлении: звучат песни зарубежных исполнителей, которые в передачах местных ради­останций можно услышать довольно редко.

Правительство Чечни решило, что запрет на прослушивание зарубежной музыки повысит популярность чеченских исполнителей и уровень национальной культуры в целом. «Грозненскому радио» было запрещено транслировать иностранные хиты раньше 8 часов вечера. Это вызвало бурю негодо­вания со стороны слушателей, поэтому руководство радио установило но­вый порядок, по которому диджеи должны ставить сначала русскую, потом чеченскую и наконец зарубежную песню. Несколько месяцев с первой строчки «Гоозненской десятки» не сходит песня «Вера и любовь» Марии Зайцевой и композиции восходящей чеченской звезды Ильяса Аюбова.

«Да здравствует русланизация всея страны!» — такими шутливыми словами ежевечерне открывал эфир самый популярный грозненский диджей Руслан.

Кинотеатров в Грозном всего два. Оба начинают работать после обеда и закрываются после 19 часов. Кинотека небольшая, в основном — западная продукция. Но есть своя традиция: фильм заказывает тот человек, который приходит первым в кинотеатр. В кино ходят в основном мужчины, а девуш­кам без сопровождения кого-либо из старших приходить в кинотеатр счи­тается неприличным. Впрочем, девушки и сами не стремятся посмотреть кино — в западных фильмах слишком много откровенных сексуальных сцен.

Зато пользуются успехом у чеченских барышень интернет-центры. Их в городе более двадцати, плата — 60 рублей за час. Молодые чеченки прихо­дят в эти салоны в основном из-за сайтов знакомств. Их главная мечта — найти жениха среди тысяч чеченцев, которые эмигрировали в Западную Ев­ропу и неплохо там устроились. Так нашёл себе жену Ислам, подданный Да­нии. Ему понравилась девушка по имени Элина, они обменялись фотографиями, стали переписываться. Дядя Ислама, живший в Грозном, попросил через полгода заочного знакомства у близких Элины согласия на её брак с Исламом. А поскольку существует чеченская традиция, что жених может и не присут­ствовать на свадьбе, обряд бракосочетания провели в Грозном без Ислама. И свою жену воочию молодой человек увидел, когда она приехала к нему в Да­нию.

Единственное, чего не хватает грозненской молодежи, так это диско­тек. Своё желание потанцевать чеченские юноши и девушки удовлетворя­ют лишь на курсах национальных плясок. Без лезгинки не обходится ни одно торжественное мероприятие, её танцуют и в будни прямо на улице. Видимо, зря чеченское правительство опасается за авторитет национальной куль­туры. Несмотря на европеизацию города, среди грозненской молодежи он по-прежнему высок.

А потом Николай Алексеевич продолжил свой рассказ:

— И в 2007 году продолжаюсь борьба с боевиками. Но гибель таких одиозных жестоких главарей, как Шамиль Басаев, Абдул Халим Сайдулаев, Абу Хавс, Умалатов, Абдулаев, заставила задуматься многих. А тут ещё была

объявлена амнистия, в связи с ней добровольно сложили оружие свыше 600 боевиков. Федеральные войска и органы внутренних дел Чеченской Республики, взаимодействия между собой, работают грамотно, профессионально, со знанием дела. Генеральная прокуратора РФ занималась расследованием фактов функционирования концлагеря российских военнопленных, который находился в селе Старый Ачхой. Следственно-оперативной группой Чеченской Республики и сотрудниками Главного управ­ления МВД России были найдены и эксгумированы захоронения, идентифи­цированы 80 тел, имена тех ребята были вычеркнуты из списков пропавших без вести. По данным расследования выяснилось, что начальником лагеря был Резван Эльбиев, который с 1994 по 1997 год был начальником Ачхой-Мартановского, Галанчежского и Сунженского районных отделов Департа­мента госбезопасности Ичкерии. В лагере, как рассказал бывший сотруд­ник Грозненской ТЭЦ Валерий Росляков, который был похищен зимой 1995 года, а затем выкуплен, содержалось до 150 человек. Они находились в подвале местной школы и подземных казематах, вырытых на окраине села.

— Тех, за кого не платили выкуп,  — сказал Валерий, — угоняли на строительство дороги в Итум-кале, других отправляли на работы в горы, третьих просто расстреливали. Был убит и священник Анатолий Чистоусов, настоятель храма Михаила Архангела в Грозном, останки которого нашли под Старым Ачхоем.

По делу Резвана Эльбиева в качестве свидетелей допросили бывших военнослужащих Константина Лимонова и Руслана Клочкова, которые, прей­дя на сторону боевиков, служили надзирателями в лагере. За предательство оба солдата были приговорены судом Северо-Кавказского военного округа к 15 годам лишения свободы с отбыванием в колониях строгого режима. От­бывающие наказание Лимонбв и Кленков подтвердили участие Эльбиева в расправах над пленными. Суд по ходатайству прокуратуры выдал санкцию на арест Резвана Эльбиева, который был задержан 28 марта 2006 года, и прокуратура предъявила ему обвинение в совершении убийств.

Кстати, социальные мероприятия эфективно сказываются на показа­телях борьбы с терроризмом и другими экстремальными проявлениями на­силия и беспорядков. По данным прокуратуры, в Чеченской Республике ко­личество террористических актов уменьшилось почти в 2,5 раза.

О ТЕХ, КТО РАСКАЯЛСЯ,  И ТЕХ, КТО ПО-ПРЕЖНЕМУ НЕПРИМИРИМ

Личная гвардия президента Ичкерии Аслана Macxaдовa, хотя и была военизированной структурой, но занималась задачами мирного характера. «Это был отряд из 500 человек, который обеспечивал безопасность президента, членов его семьи и официальной резиденции, — сказал бывший министр обороны ЧРИ Магомед Хамбиев. — И как только начались боевые столкновения, гвардия разбежалась. Рядом с Масхадовым остались только несколько преданных ему охранников, в основном из числа родственников». 

Однако не со всеми приближёнными Масхадова круто обходились правоохранительные власти. Немало бывших масхадовских гвардейцев после прохождения необходимых формальностей были освобождены от уголов­ной ответственности, ведь они служили масхадовскому режиму с 1996 по 1999 год, а в тот период все, кто жил в республике, так или иначе имели от- ношение к режиму.

Но совсем другое отношение к полевым командирам. Их поиски раздражают зарубежных вдохновителей организации беспорядков в Чеченской Республике. «Мы даже забыли о существовании этих людей, а вы называ­ете их полевыми командирами», — заявил представитель президента Ич­керии в европейских странах Ахмед Закаев, скрывающийся от российского правосудия в Англии. Об этом человеке надо сказать особо.

Ахмед Закаев — не просто полевой командир. В первую чеченскую кам­панию командовал «фронтом». Бывший актер Грозненского театра, «ми­нистр культуры» Ичкерии, вице-премьер, был назначен Масхадовым ещё и «министром информации». В середине августа 2000 года ранен во вре­мя спецоперации в селении Гехи Урус-Мартановского района, скрывался в Панкисском ущелье Грузии, затем перебрался в Данию. В 2002 году Мини­стерство юстиции Дании отказалось выдать России Ахмеда Закаева, объ­явленного в октябре 2001 года в международный розыск за бандитизм, тер­роризм и убийства. 13 ноября 2003 года магистратский суд Лондона также отказал России в экстрадиции Ахмеда Закаева. Судья Тимоти Уоркман объ­яснил причину отказа: он якобы пришёл к выводу, что будет несправедливо вернуть Закаева в Россию. Он также отверг все пункты обвинения в отноше­нии Закаева, выдвинутые российской стороной в качестве основания для его экстрадиции, основываясь на показаниях свидетелей защиты — депута­та Госдумы Ю. Рыбакова, экс-секретаря Совета безопасности И. Рыбкина, правозащитника С. Ковалёва и Дук-вахи Душуева, который в ходе процесса отказался от прежних показаний против Закаева. 29 ноября 2003 года Вели­кобритания предоставила Ахмеду Закаеву политическое убежище.

Россия неоднократно требовала экстрадиции лиц, нарушивших рос­сийские законы, в том числе террористов. Так, в 2000 году Генпрокурату­ра РФ направила в ряд европейских и средиземноморских стран, в частно­сти в Турцию, документы об экстрадиции идеолога чеченского экстремиз­ма Мовлади Удугова. В 2002 году Турция обратилась к российской сторо­не с просьбой направить так называемое экстрадиционное досье для рас­смотрения требования об аресте и выдачи Удугова.  Рассмотрев досье, в ноябре 2002 года турецкие власти отказали во въезде на территорию Тур­ции Мовлади Удугову.

А вот Саудовская Аравия в том же году отказала России в выдаче Дени Магомерзаева и Ирисхана Арсаева, угнавших 15 марта 2001 года россий­ский пассажирский самолет Ту-154 авиакомпании «Внуковские авиалинии»- На его борту находились 162 пассажира и 12 членов экипажа.

В августе 2004 года власти США, несмотря на неоднократное обращение Генпрокуратуры РФ об экстрадиции одного из лидеров чеченских сепаратистов Ильяса Ахмадова, предоставили ему политическое убежище. А между тем Ахмадов обвиняется в подготовке и организации вооружённого нападения на Дагестан в 1990 году и объявлен в международный розыск.    

Впрочем, многим российским гражданам большинство фамилий чеченских полевых командиров ни о чём не говорят, но известны их преступные дела. Оперативно-розыскная работа по изобличению членов и главарей  бандформирований продолжается.

ГОД 2009-й

18 августа — день памяти всех павших в ходе операций по наведению конституционного порядка на территории Чеченской Республики. Это скорб­ное мероприятие проводится с 2004 года по решению руководства рес­публики и будет ежегодно напоминать о печальных событиях прошедших лет. Указом Президента России от 16 апреля 2009 года завершены 

контртеррористические операции в Чеченской Республике, и это многие восприняли как окончание войны с бандподпольем Северного Кавказа. Сло­вом, сейчас войны в Чечне как бы у нас нет, однако «двухсотые» и «трёхсо­тые» грузы (убитые и раненые) продолжают поступать из «мирной» Чечни с упорным постоянством. То есть боевики не унимаются. И всплеск преступ­ности чеченской и других Северо-Кавказских республиках заставил Нико­лая Алексеевича Варавина вновь взяться за перо, ведь он столько лет ра­ботал в Чечней у него там немало друзей, и ему душевно больно, что обста­новка там снова обострилась. И потому при очередной встрече он рассказал:

— В середине мая 2009 годе боевики совершили несколько громких резонансных терактов и убийств, направленных против работников право­охранительных органов.15 мая смертник подорвал заминированный авто­мобиль возле здания МВД в Грозном. В результате погибли два милиционе­ра и трое ранены. Пострадали также несколько мирных жителей.

Серия громких покушений на высокопоставленных силовиков, чиновников и религиозных деятелей прокатилась по Дагестану. Был убит один из главных идеологов противостояния исламскому экстремизму — заместителель муфтия Духовного управления мусульман Дагестана Ахмед Тагаев. Вскоре после это­го получил тяжёлое ранение и скончался в госпитале заместитель началь­ника штаба Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск МВД РФ генерал-майор Валерий Липинский. 5 июня погиб министр вну­тренних дел Дагестана генерал-лейтенант Адильгерей Магомедтагиров: он был расстрелян из автоматического оружия, когда приехал на свадьбу до­чери своего подчинённого. Судя по всему, теракт тщательно спланировали. Есть серьёзные подозрения, что Магомедтагирова специально заманили на празднование бракосочетания.

В Ингушетии в течение июня от рук экстремистов пали зампредседателя Верховного суда республики Аза Газгиреева и бывший глава местного МВД, сотрудник ингушского правительства Башир Аушев.

Апофеозом террористических действий стало покушение 22 июня на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова — взрыв автомобиля с 70 кг взрывчатки, за рулем которого был смертник, буквально смял президент­ский «мерседес». Уцелел Евкуров чудом, получил тяжёлые ранения, но «всeм смертям назло» пошёл на поправку и затем приступил к работе. 

После покушения на Юнус-Бека Евкурова в СМИ высказывались различные версии о том, кто может быть причастен к этому преступлению. Одной из заинтересованных сторон в дестабилизации обстановки в респу­блике чаще всего называли представителей исламистского подполья, свя­занного с зарубежными джихадистскими группировками. Безусловно, нельзя связывать происходящие события в Ингушетии только лишь с данными экстремистскими формированиями. Тем не менее использование смертника, направившего заминированный автомобиль на кортеж президента, является одним из наиболее популярных методов проведения терактов радикальными исламистами и тем самым указывает на их след.

Интерес к Северному Кавказу иностранных исламистских группировок не ослаб. Об этом свидетельствует информация о присутствии зарубежных моджахедов в регионе.

Недавно на одном из северо-кавказских сайтов появилось сообщение что группировка «Рияд ас-Салихий» берёт на себя ответственность за покушение на Юнус-Бека Евкурова. Так это или нет, разберётся Следственный комитет, но именно «Рияд ас-Салихин» неоднократно привлекала для проведения терактов женщин-смертниц. Эта организация причастна к захва­ту заложников в Театральном центре на Дубровке и в Беслане, к взрывам на рок-фестивале «Крылья». Лидеры «Рияд ас-Салихин» не раз заявляли о своей приверженности идеалам «Аль-Каиды», в свою очередь лидеры всемирного джихада активно внедряют опыт и учатся на ошибках северо­кавказских боевиков. Например, в работе одного из лидеров «Аль-Каиды» саудовца аль-Мукрина «Похищение», размещённой в интернете, содержат­ся указания относительно способов захвата заложников с учётом событий на спектакле «Норд-Ост». Моджахедам настоятельно рекомендуется при будущих терактах подобного рода уделять внимание вентиляционной си­стеме, через которую может быть подан усыпляющий газ. Представляя со­бой децентрализованную сеть, основой «Аль-Каиды» является идеологиче­ский альянс автономно действующих радикальных группировок и организа­ций.

Для расследования этих и других громких террористических преступле­ний на Северный Кавказ были направлены лучшие следователи Москвы и Санкт-Петербурга. И как было в начале войны на Кавказе, оперативники опять обнаружили у одного из убитых боевиков дневник, в котором расписа­ны цены на различные виды преступлений. То есть бандитов по-прежнему воевать заставляют не политические настроения и так называемая «боль за поруганную неверными родину», а обычная меркантильность: больше убьёшь кого-либо или совершишь диверсий — больше получишь долларов. Потому-то боевики активно привлекают молодёжь, соблазняя их возможно­стью «легко заработать деньги».

А между тем боевиков тоже убивают во время операций спецслужб, по­тому что активизация незаконных вооружённых формирований немедлен­но вызывает ответную реакцию. При этом возможности силовиков в любом случае выше, чем у тех, кто им сейчас противостоит. Атакующий стиль борьбы чеченских милиционеров принуждает бандитов покидать схроны и всту­пать в бой. После этого на них начинается настоящая охота. Но для победы недостаточно перебить как можно больше «шайтанов», надо перехватить денежные потоки из-за рубежа, выловить эмиссаров международного тер­роризма и местных главарей банд. Чувствуя, что простые ингуши и чеченцы всё больше тяготеют к мирной жизни, экстремисты, паразитируя на сложной социально-экономической обстановке, например, в Ингушетии, вознамери­лись прибегнуть уничтожению ключевых фигур — гарантов процесса мир­ного урегулирования. Этим и объясняется чудовищный теракт 17 августа против Назрановского ГОВД и РОВД, когда погиб 21 сотрудник милиции и более 160 милиционеров и местных жителей Ингушетии получили ранения.

— Но война, — горестно сказал Н. А. Варавин, — убивает не только во время боевых действий, но и после неё, когда перенесённые ранения и контузии забирают из наших рядов лучших сотрудников и военнослужащих. В своей первой командировке в феврале-марте 2000 года в ЧР я подружился с начальником штаба оперативной группировки Федеральной службы исполнения наказаний Министерства юстиции России полковником внутренней службы Александром Крыловым, кавалером ордена Мужества и многих других наград. В августе 2006 года в своём московском служебном кабине­те он умер за рабочим столом — остановилось сердце. Он прожил на све­те 51 год, выдержал десять длительных служебных командировок, во время которых исполнял обязанности начальника штаба группировки ФСИН Ми­нюста России в Чеченской Республике, а смерть настигла его за пределами этой республики.

Ещё раньше, в конце августа 2003 года скоропостижно скончался на­чальник отдела информации и общественных связей ГУВД по Волгоград­ской области полковник внутренней службы Владимир Ганюченко. С но­ября 2001 года по январь 2002 года он исполнял обязанности начальника пресс-службы ВО ГОиП МВД России. В конце ноября 2001 года он вместе с группой журналистов выехал для подготовки сюжета для телеканала «Рос­сия» в Гудермес, где проводилась крупномасштабная спецоперация против незаконных вооружённых формирований на территории района. По возвра­щении в Ханкалу около города Аргун машина, на которой ехали сотрудни­ки пресс-службы, попала в засаду боевиков. Погиб водитель машины, теле­оператор получил тяжёлое ранение. Полковник Ганюченко под шквальным огнём бандитов вытащил из машины раненого товарища и тем самым спас ему жизнь. За этот подвиг полковник внутренней службы Ганюченко был удостоен медали «За отвагу». Но стрессы, полученные на войне, включая и упомянутый бой, привели к двум инсультам и болезни — организм не выдержал, и Владимир Ганюченко умер. Его убила война, хотя он находился уже дома. Ему было 46 лет.

И как дань мужеству погибших — их имена в этой книге. Прочти их снова, читатель, и поблагодари, что солдаты правопорядка отдали свои жизни за то, чтобы терроризм не расползался далее по России. Они чест­но выполнили свой воинский долг и заслуживают того, чтобы их помни­ли всегда!

Николай Алексеевич Варавин в настоящее время работает методистом по военно-патриотической работе детско-юношеского центра «Русинка» в городе Волжском. 5 сентября 2011 года там открылся зал воинской доблести и славы России. Это настоящий музей, где ребята много интересного узнают из истории своей страны и о людях, прославивших Государство Рос­сийское. Его создание можно назвать уникальным явлением, потому что таких музеев, где так подробно и интересно рассказывается молодому поколению о героической истории российского народа, в регионе практически нет. Важно, что зал воинской доблести и славы России создавался из внебюджетных средств, по сути, на средства неравнодушных людей,  для которых важность подобных проектов очевидна. Шанс первыми посетить этот музей и  окунуться в атмосферу блестящих побед своих предков выпал волжским кадетам. Уходя, ребята написали в книге отзывов:

Это великая честь быть потомками таких великих людей, как Жуков, Суворов…

Такие музеи учат нас быть патриотами своего Отечества… 

Я пришёл в кадетскую школу, чтобы посвятить себя Родине, армии. Это для меня единственная, наверное, цель в жизни. Побывав в музее, я понял, что родился в великой стране, и я буду защищать ее до последней капли крови…

В зале-музее находятся портреты известных воевод Александра Нев­ского, Дмитрия Донского, Александра Суворова, адмиралов Ушакова и На­химова. Полководцев, которые повлияли на ход национальной и мировой истории. Ребята подолгу рассматривают лица знаменитых военачальников, да и вообще, там можно находиться часами и экспозиция не наскучит.

В этом музее, как нигде, волжским мальчишкам становится понятно, что Родина, армия и народ — понятия неразделимые. И не зря за первыми за­писями кадетов в книге отзывов появились не менее восторженные отзывы учащихся школ, где мальчишки не нацелены на профессию военного, но уж на службу в армию пойдут сознательно и будут верно служить своему вели­кому Отечеству.

На вопрос своих товарищей по перу, с какой целью создан этот музей, Николай Варавин ответил:

— Я однозначно могу сказать, что мы сегодня должны думать, кто будет завтра защищать Россию. Это именно те ребята, которые стоят перед экс­понатами и думают, надеюсь, о таких высоких понятиях, как честь и досто­инство воина, что они обязаны защищать свою Родину. И они должны быть готовы к этому, если вдруг возникнет угроза нашей стране извне. Но пусть лучше она не возникнет: война — это всегда горе и непреходящая боль.

А работники музея выразили надежду, что, может быть, кто-то из юных посетителей из разряда созерцателей перейдёт в другой разряд — сам ста­нет участвовать в поиске экспонатов. Ведь поисковики сведения о войне черпают не только из исторических и старых альбомов, но и ежегодных рас­копок в местах ожесточённых боёв, составивших историю всей Сталинград­ской битвы».

Николай Варавин, историк, ветеран МВД РФ и боевых действий, член Союза Писателей города Волжского Волгоградской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here