Каким запомнился Волжский его ровесникам

0
947

В нашем городе проживает немало его ровесников. В нынешнем году некоторые из них собирались вместе на мероприятие, которое устроили для них сотрудники краеведческого музея. Им рассказали о том, как шло становление города, а сами они поделились с журналистом «Волжской правды» воспоминаниями детства.

Вера Владимировна Домбровская, пенсионерка:
– Я родилась в Волжском в начале 1954 года. Когда мы начинали готовиться к школе, то очень любили ходить на улицу Чайковского в «Детский мир» – трёхэтажное здание, где сегодня располагается краеведческий музей. Нам, детям, не столько были нужны канцелярские принадлежности, сколько нравилось подниматься по лестницам на самый верх и смотреть вниз. Вот такая у нас тогда была забава. На первом этаже продавались ручки, карандаши, тетради…. На втором – школьная форма и другая одежда, а на третьем – ткани и фурнитура. А ещё вспоминается приезд в Волжский Фиделя Кастро и Никиты Хрущёва. Фидель ехал в машине по улице Коммунистической, где мы стояли, и всем махал рукой. Мне он показался очень красивым мужчиной: высокий, статный, с чёрными кудрявыми волосами. А вот Никита Сергеевич на меня такого впечатления не произвёл.

Любовь Михайловна Баздырева, педагог медицинского колледжа:
– Я родилась спустя три дня после того, как посёлок Волжский стал городом. Летом в пять утра на дороги выезжали машины-водовозки, которые поливали и зелёные насаждения, и дороги. Окна на ночь у нас были распахнуты, поэтому мы всё слышали. Когда утром выходили из дома, на улице было свежо и хорошо. А какие баталии разворачивались на стадионе имени Логинова! Мой старший брат очень любил футбол и часто брал меня с собой. Складывалось такое впечатление, что на матчи собирался чуть ли не весь город. Трибуны заполнялись до отказа, и даже в проходах находились люди, они также занимали все газоны. Всегда болели за нашу «Энергию». Когда забивали гол, не важно в какие ворота, поднимался громкий свист и шум. Свистели все, и даже я, маленькая девочка, старалась не отставать от взрослых.

Александр Николаевич Кияненко, художник:
– Я родился в год основания Волжского, но только в Луганске. Сюда мы приехали, когда я пошёл в пятый класс, и складывалось такое впечатление, что здесь всё такое новое и живут, в основном, молодые люди. Мы поселились у родственников в 22-м квартале, и у меня появилась обязанность – в шесть утра ходить за молоком. Я брал две трёхлитровые банки и шёл к башне, куда к этому времени привозили бочку со свежим молоком. А ещё ходил в булочную. И первое время всегда удивлялся тому, что в Волжском продавали не только серый, но и белый хлеб, которого в Луганске я никогда не видел. За свеженькой булкой шёл на проспект Ленина. Там тогда стояли хлебные автоматы: кидаешь туда 20 копеек и получаешь ароматную буханочку с хрустящей корочкой. Она была настолько аппетитной, что целым хлеб я домой никогда не приносил, обязательно съедал часть по дороге.

Наталья Ивановна Жидких, директор школы № 18:
– Я родилась почти на месяц раньше города. Помню, что мне очень нравился старый гастроном. Тогда он был чуть ли не самым главным продовольственным магазином города. Колбасы там продавалось видов пять-шесть. И ещё в гастрономе можно было купить очень красивые торты с масляным кремом. Их приобретали нечасто, только по праздникам, в 60-м году они стоили 15–18 рублей. Если брали кондитерское изделие на день рождения, то дома, поскольку не было маленьких специальных свечей, зажигали одну, обычную, и ставили её рядом с тортиком. Тогда, кстати, продавали сосательные конфеты поштучно, стоили они одну копейку и были разного вкуса, поэтому каждый из нас съедал одну половинку сам, а другую отдавал товарищу. Мы тогда всегда друг с другом делились. В том числе и водой, которую покупали в автоматах. Стакан простой газировки тоже стоил копейку, а с сиропом — три.

Валентина Васильевна Филиппова, пенсионерка:
– Мы жили в посёлке Рабочем, и в моём детстве от него и до 36-го
квартала простиралась голая степь. Добираться до города было проблематично, поэтому, когда нас вывозили в парк, это являлось настоящим событием. В День пионерии нам разрешали бесплатно кататься на каруселях, с этим праздником, кстати, мы с подругой друг друга до сих пор поздравляем. Помню, сердце замирало, когда колесо обозрения поднимало нас на самый верх. А ещё тогда в парке стояли качели-лодочки, на них мне казалось, что я прямо взлетаю в небо. Став взрослее, мы как-то с подругами поехали вечером в парк на танцплощадку. Там оказалось столько народа, что войти было просто невозможно. Все настолько близко стояли друг к другу, что, когда начинали танцевать, превращались словно в один живой организм. Тогда в моде были твист, чарльстон, танго… Домой я возвращалась в полном восторге.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here