Константин Бубнов: «Волжский – моя первая любовь и мои первые аккорды»

1
1217

Волжский – живой организм, где рождаются и развиваются в самых разных отраслях многочисленные таланты. Многие наши земляки входят в элиту российской науки, спорта и культуры. Сегодня «ВП» расскажет о волжанине Константине Бубнове, который стал известным композитором, поэтом, музыкальным продюсером, автором, исполнителем и при этом до сих пор вдохновляется энергией родного края.

Наш корреспондент, который знаком с Константином лично, связался с ним по телефону, чтобы поговорить о его творческом пути.

Роман с музыкой благодаря бабушке

– Родился я в 1967 году и жил в 36-м квартале, в доме, где была пристройка, в которой располагался магазин «Мелодия», – начинает рассказ Константин. – Есть ли там сейчас этот магазин?

– Да, ещё есть. Наверное, это был некий знак судьбы – родиться в доме, где находится музыкальный магазин. Конечно, это прямая дорога в музыканты.

– Может и так, но в раннем детстве я был полностью увлечен футболом, учился в спецклассе 23-й школы и был поглощён этой игрой. А мой роман с музыкой начался благодаря бабушке, которая была очень музыкальна и играла на многих инструментах. С её подачи я пошёл во Дворец пионеров, где учился игре на саксофоне и трубе и пел в хоре.

Музыка меня влекла с детства, дома всегда были самые свежие пластинки. Меня ими папа снабжал, он был футбольным тренером и привозил диски из-за границы. К примеру, в те годы у меня был полный комплект альбомов The Beatles.

Константин Бубнов играет «живьём»

– А какое самое яркое впечатление от музыки ты получил в те годы? Кто из исполнителей зацепил?

– Я помню, что первое сильное музыкальное ощущение получил от Nazareth в начале 70-х, а окончательно меня «добил» альбом «Night in opera» группы Queen.

Потом была армия, где я тоже играл в футбол, во время службы даже успел выступить за московский «Локомотив». Но длилось это недолго, до тех пор,пока однажды не получил тяжелую травму.

А дальше со мной произошла целая череда счастливых случайностей. После армии, когда лежал в госпитале с травмой, меня проведал мой земляк, с которым я вместе служил, волгоградец Валерий Юрин. Он предложил поехать с ним на работу в Саратов в группу Бари Алибасова «Интеграл».

– Легко ли далось это решение?

– Достаточно легко. В это время я уже поступил на первый курс журфака МГУ, но после первой сессии всё же «сдался» и отправился навстречу новой судьбе. С 1988 года я стал работать в «Интеграле», и музыка с того момента и до сих пор является основным занятием в моей жизни.

После «Интеграла» была работа в волгоградской филармонии в составе собственной группы «Бюро находок», потом мы с Сашей Сипатенковым основали компанию Sound Service, купили аппаратуру и озвучивали все концерты, которые шли в Волгограде до конца 90-х. И всё это время я писал песни.

творческий альянс -Константин Бубнов и Михаил Шуфутинский

– Какая из них заставила заговорить о тебе как о профессиональном композиторе?

– Это был 1991 год. Старт моей композиторской карьеры. Мою песню «Не напоминай о себе» спел Валерий Леонтьев, и она мгновенно сделала меня довольно известным в среде сонграйтеров. И потом была целая череда удачных коллабораций. Я сотрудничал с Мариной Хлебниковой, группой «На-На», Сергеем Куприком из группы «Лесоповал», Валерием Юриным, Алисой Мон, Домиником Джокером, Полиной Гагариной, группой «Ван Мо», Германом Грачом, Михаилом Шуфутинским, Ириной Понаровской.
Со многими из этих исполнителей работаю до сей поры, некоторые мне стали хорошими товарищами. К примеру, Михаил Захарович Шуфутинский, с которым сотрудничаю последние 10 лет. Мы дружим, и от этого наш творческий союз только выигрывает.

В Москву!

– Когда пришло осознание, что пора перебираться в столицу?

– Мне приходилось часто мотаться в Москву и работать в студии с исполнителями моих песен. И тут снова случайность со знаком «плюс».
На записи одной из моих песен меня заметил Александр Кутиков (Участник культовой советской и российской рок-группы «Машина Времени», композитор и продюсер – Прим. ред.). Он пригласил меня в свою студию, а там в этот момент записывалась Ирина Салтыкова. Александр попросил меня поруководить процессом записи. Я немного опешил – как это, руководить в студии легендарного музыканта?! Но в результате всё получилось, и я остался там работать.

И вот наступил 1998 год, когда мне предстояло участвовать в записи альбома Понаровской, тогда я и понял, что нужно переезжать из Волгограда в Москву, потому что уже физически невозможно было жить на два города.

Константин Бубнов с коллегами по творческому цеху

– Как композитор ты состоялся уже давно, но сейчас стал еще и востребованным исполнителем. Твои песни уже можно назвать народными хитами. «Захотелось водки вдруг», «Танкист-Летёха» – эти шлягеры завоёвывают всё больше поклонников на разных площадках в Интернете. А как бы ты сам охарактеризовал жанр, в котором работаешь?

– Это «дорогая эстрада» или «евро-денс-шансон». Как угодно можно назвать. Дело не в названии жанра. Самую откровенную реакцию зала я вижу, когда играю живьём на гитаре и пою. Аудитория всегда хорошо принимает «живых» артистов.

Случай на базе Хмеймим

– Я знаю, что ты объехал с собственными концертами не только всю нашу страну, но и побывал в Сирии, где выступал перед нашими военными. Расскажи, как это было.
– Как только переехал в Москву, много пел в клубах военных частей, участвовал в благотворительных концертах в госпиталях, там, видимо, меня и приметили.

Три года назад мне позвонили из Минообороны и предложили слетать в составе артистической сборной в Сирию, поддержать наших ребят. Я согласился. Потом состоялось ещё два таких же выезда в эту страну.
Это были потрясающие концерты. Я выступал в Хмеймиме и в Дамаске. Представьте себе огромный шатёр, на полторы тысячи мест – такие там были концертные площадки. Принимали нас на ура.

– В какие-то экстремальные ситуации попадать приходилось?

– В последний раз, когда улетали из Хмеймима, мы погрузились в большой военно-транспортный самолёт и ожидали взлёта. Это было как раз в июне прошлого года, когда нашу базу бомбили американцы. Стоим, значит, на взлётке, идёт погрузка, как вдруг залетают бойцы и кричат: «Все на выход! Бегом отсюда!».

Мы выскочили из самолёта и побежали в поле, это была ночь. А потом увидели фантастическое зрелище – как прилетевшие в район аэродрома ракеты были сбиты нашими ПВО. 12 огромных фейерверков в ночном небе!

Конечно, мы при этом испытали самую противоречивую гамму чувств. Ведь если бы мы уже взлетели, ракетный удар зацепил бы наш самолёт…
И всё равно, несмотря на всю эту экстремальность, есть желание побывать там еще. У меня в Сирии много друзей, хочется спеть для них.

Константин Бубнов и Александр Кутиков

– Адреналина сейчас хватает и в России, слишком многое поменяла пандемия в жизни людей. А как переносят этот кризис артисты?

– У артистов сейчас большие проблемы. Особенно у тех, у кого нет каких-то накоплений, которые жили всегда от концерта до концерта. Некоторые достаточно известные люди сейчас вынуждены занимать деньги у более зажиточных коллег.
Мне повезло чуть больше, у меня есть работа на «удалёнке» – как музыкальный продюсер подбираю одной цифровой компании музыкальный контент. На простую жизнь хватает. Но все мы ждём, когда кончится пандемия, будут сняты все запреты и снова начнутся концерты. Пока же всё очень сложно.

Про девчонок и «пятак»

– Есть ли у тебя любимое место в Волжском, которое ты часто вспоминаешь?

– Это «пятак» – так в 80-е годы волжская молодежь называла «тусовочное» место на улице Фонтанной, напротив ДК ВГС. Это была такая точка, где собирались самые яркие городские личности. Мы поднимались после тренировки со стадиона и шли по улице. По пути были приятные гастрономчики, где можно было попить сока и съесть пирожное.

В этом месте происходило общение, и там всегда собирались самые красивые девчонки! С «пятака» мы шли на танцы в парк, а ребята постарше – в бар в «низину» или в ресторан. Жизнь там била ключом!

На сцене-Константин Бубнов

– С какими чувствами вспоминаешь малую родину?

– Волжский – это моё всё, все мои родные оттуда, все мои друзья, моя первая любовь, мои первые аккорды на гитаре.
Кстати, моя новая песня «Пионерская», которую я написал с Андреем Бригом, навеяна детскими впечатлениями от отдыха в пионерском лагере «Орлёнок». Так что, Волжский всегда со мной, и для меня было бы огромным счастьем выступить перед земляками.

Надеюсь, когда-нибудь это получится. Просто позовите меня, я сяду в машину и приеду! В День любимого города желаю вам, дорогие мои земляки, здоровья, счастья и любви! Дай Бог вам всего хорошего!

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here