Куда приведет дорога тех, кого не держат ноги?

0
227
реклама

И стали настойчиво «передоверять» заботу о неумеренных любителях спиртного  медикам. Люди в белых халатах  принимать «подарок» откровенно не желали, резонно уверяя, что им следует заниматься реальными больными, а не перебравшими гражданами, большинству из которых требуется не медпомощь, а только койка, чтоб проспаться. (И которые зачастую ведут себя настолько буйно, что представляют реальную угрозу для медиков, других пациентов и больничного имущества).

Тем не менее, вытрезвители повсеместно и решительно закрылись, и худо-бедно, но сохранявшаяся в постперестроечной стране система «вытрезвления» приказала жить долго и счастливо.

Специалисты и простые граждане сегодня на удивление единодушны: вытрезвители в наших реалиях — это «жизнесберегающая практика». Но до сих пор в большинстве территорий страны «вытрезвительный» вопрос толком не решен — нет и единого алгоритма, как поступать с нетрезвыми, куда их девать.

*  *  *

Вроде ясно: пьяным хулиганам и дебоширам нужна полиция, пьяным тяжелобольным нужен врач,  а «культурно выпивающим» надо позволить спокойно дойти до дома. И теоретически МВД и Минздрав сразу договорились: тех, кто совершил в пьяном состоянии правонарушение, будут отправлять в дежурные части полиции, а тех, кто просто находится в состоянии среднего или тяжелого алкогольного отравления, будут отвозить в наркодиспансеры («или в другие учреждения, где есть отделения неотложной наркологической помощи»).

Так оно как будто происходит и в наших широтах. Однако с одним явным отличием: в городе Волжском наркологический стационар не работает добрый десяток лет, нет и профильных  отделений неотложной наркологической помощи, так что  «клиентов» в алкогольном опьянении средней и тяжелой степени, а также в  алкогольной коме сотрудники скорой доставляют  в реанимационные или терапевтические отделения обычных больниц – «на радость», как вы понимаете, тамошним больным и персоналу.

В многочисленных же случаях, когда перепивший горожанин  цел и невредим и никаких противоправных действий не совершает, гражданином  – по существующей договоренности – не должны заниматься ни медики, ни милиция. Но ведь это сию минуту не совершает, а через пять минут — может полезть в драку (по статистике примерно треть преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения) или сам оказаться жертвой чьей-то агрессии или жадности. Еще запросто способен упасть на ровном месте (получить сотрясение мозга), а то и – декабрь на дворе – до смерти замерзнуть. Когда «погода шепчет», может, конечно, и без ущерба для здоровья прилечь отдохнуть на травку или  лавочку… Где его заметит очередной сердобольный волжанин – повторно  вызовет «скорую». Бывало, рассказывают тамошние диспетчеры, бригада выезжала к одному и тому же мечущемуся по городу выпивохе по пять раз за смену, отвлекаясь от вызовов к людям, которым действительно требовалась срочная помощь врача. Так что сотрудники «скорой» частенько считают меньшим злом сразу доставить явных клиентов отсутствующего вытрезвителя до места жительства, особенно (от греха!) когда гражданин «выпимший», что называется, в возрасте. Еще год назад посчитали: после того, как городской вытрезвитель прекратил свое существование, почти два миллиона рублей стоила городской казне скорая помощь нетрезвым волжанам. Только за прошлый год городская «неотложка» совершила почти три тысячи подобных выездов. При этом в собственно медицинской помощи основная часть «обслуженных» не нуждалась, а машины скорой выполняли для них, по сути, роль халявного такси, доставляющего до дома.

Ну а когда дома как такового у пьяного гражданина  нет…

— Бомжей в состоянии опьянения ночлежка на Зеленом не принимает, бомжей с повреждениями на коже – не принимает. — Делится опытом фельдшер скорой. – Больницы соглашаются принять только в самых вопиющих случаях. Да и далеко не всякого бомжа в сознательном состоянии с «его» территории, которую он оберегает от конкурентов, удается – даже кода крайне следовало бы госпитализировать – уговорить уехать, это же значит «пост» покинуть. Тут не только «верхи» не могут или не хотят им помочь, но и сами «низы» часто избегают помощи. Хотя главная проблема все-таки, что никто не хочет ими всерьез заниматься.

*  *  *

— Это бомж, с которым  я недавно пообщался у Колхозного рынка, Толик, — показывает  снимок депутат Волжской Думы, член постоянной думской комиссии по безопасности и работе с правоохранительными органами Михаил Воронов. – Толик был не очень разговорчив, все жаловался на группу соседских подростков, которые его просто затерроризировали, отбирая милостыню… Сейчас ударили морозы, Толик, наверное, спасается от нового врага – холода — где-нибудь в камере тепловых сетей или в подвале. Некоторые его «коллеги» перебираются на пустующие дачи. Чтобы согреться, сготовить, разводят огонь… Прошлой зимой один мой хороший знакомый в квартале А чуть не угорел вместе со всем подъездом: в подвале грелись бомжи, уснули, их рухлядь начала тлеть, потом гореть. Только чудом никто всерьез не пострадал…  Так что забота о пьяницах и бездомных – это еще и вопрос безопасности остальных граждан. Но прежде всего пьяницы и бездомные – это люди. Мы сейчас стали понимать, что даже к животным необходимо относиться гуманно, решаем вопрос о приюте для кошек  и собак…

А кто  позаботится о «братьях наших опьяневших»?

По мнению Михаила Матвеевича, о возрождении  таких заведений должно как можно быстрее подумать государство (и волжские депутаты уже не первый раз выступают с обращением к Президенту РФ  и к Председателю Правительства РФ о необходимости правовой и финансовой базы для возрождения вытрезвителей).

— Убежден, — говорит Воронов, —  сама идея вытрезвителей хороша, хоть не слишком хорошим было ее воплощение. Лично мне видится так: пьяных на улицах, как и прежде, собирает полиция, она же обеспечивает безопасность работающих в вытрезвителе квалифицированных медиков-наркологов (может быть, совместителей или пенсионеров). Создать там цивилизованные условия и установить плату, которая могла бы покрывать львиную долю содержания этих учреждений. Если нет денег оплатить услугу вытрезвления, пусть клиент, протрезвев, отработает в городском хозяйстве: зимой снег почистит, весной – деревья окопает, работы навалом. Кстати, там же могли бы пожить и поработать те, кто не только неприлично напился, но и «нагулял» на 15 суток административного ареста. 15 суток трудотерапии, вам и медики скажут —  лучшая очистка изнуренного алкоголем организма. А для бомжей за городом устроить реабилитационный центр – не как нынешняя ночлежка на Зеленом, а место, где они могли бы длительное время жить, работать (скажем, на земле). Ведь не все – конченые люди, кому-то просто давно некуда податься. Думаю, для кого-то это стало бы шансом вернуться к нормальной жизни. Но мне хотелось, пользуясь возможностью, посоветоваться с читателями «Волжской правды» — спросить, как они видят возможность решить эти проблемы…

Итак, всех, у кого имеются «конструктивные предложения», приглашаем написать о них в нашу газету. Самые интересные письма – не только передадим депутату, но и опубликуем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here