«Много шума, но мало музыки»: как в наших краях художественную самодеятельность поднимали

0
205

Критический подход к отбору плясок

В 1948 году в Москву на смотр от Сталинградской области отправились лучшие «самодеятельные» представители Ленинского района в количестве трёх человек с сольными номерами народных песен и «Русским переплясом». Артистов на время подготовки освободили от работы, сохранив за ними зарплату. Почему только трое? А остальные были отсеяны уже на первом прослушивании, поскольку «часто в репертуар кружков художественной самодеятельности включаются неудачные частушки, устаревшие, а иногда и испорченные пьесы, стихи и рассказы. Руководители кружков не всегда критически подходят к подбору репертуара, вследствие чего туда нередко проникают песни и пляски, идеализирующие отсталые обычаи и обряды…». Так было сказано в отчете отборочной комиссии.

Столкнулась её члены и с очковтирательством. Выяснилось, что идти на спевки после работы хотят немногие, потому кружки создавались непосредственно накануне смотра, а после закрывались. О качестве исполнения говорить не приходилось. Не хватало и квалифицированных руководителей.

А вот в этом помогало областное Управление культуры: так, Сталинградский театр музкомедии шефствовал над Домом культуры Краснослободска, а шефом совхоза «Лебяжья поляна» была областная филармония.

Музей имени Николая Островского в письме, присланном в политотдел стройки, интересовался: «Есть у вас на стройке корчагинские бригады? Просим выслать в музей материалы, характеризующие их трудовые подвиги, фотопортреты лучших стахановцев и фотоснимки, на которых запечатлены беседы, связанные с жизнью и творчеством Николая Островского, читка его книг, их обсуждение. Эти материалы будут показаны в музее в разделе «Воспитательное значение творчества Н. А. Островского в борьбе за строительство коммунизма…».

А московский музей Маяковского прислал на стройку передвижную выставку. Его сотрудники провели беседы и литературные вечера на автобазах №1 и №3. «Звучали стихи о советском паспорте, о партии Ленина — Сталина, о нашей великой Родине».

Товарищ Гнездилов с репетиций убегал

Так как средства «на культуру» выделялись значительные, местным организаторам приходилось отчитываться о проделанной работе. К примеру, самодеятельный коллектив в клубе Второго посёлка, насчитывавший свыше 30-ти участников, рапортовал, что учит народные песни и танцы, драмкружок готовил постановку пьесы Т. Шевченко «Назар Стодоля». Но артисты жаловались, что помещение клуба плохо отапливалось: «Здесь холодно и сыро, многие участники кружков простудились и болеют. В комнатах для занятий танцевального кружка пол неровный, и урок проводить невозможно».

Критиковали и волжский клуб Каменного городка, он же «Знамя». Участница художественной самодеятельности

И. Морозова в открытом письме в газету возмущалась: «Большинство кружков пока что числятся на бумаге, работают только два – духовых инструментов, которым руководит т. Скоробогатько, и вокальный под руководством

т. Гнездилова.

Хочется несколько слов сказать о стиле работы т. Гнездилова. Это, безусловно, способный руководитель, но очень плохой, а может быть, даже зазнавшийся организатор. На репетициях он ведёт себя довольно странно. Занимается лишь с теми участниками, в которых обнаруживает природные способности, с остальными же у него не хватает терпения заниматься, и он отталкивает от себя массу молодёжи. На мой взгляд,

т. Гнездилов поступает неправильно. Ведь у нас не консерватория, а самодеятельный коллектив.

Бывают такие случаи, когда

т. Гнездилов поступает бесцеремонно, чуть ли не на полуслове обрывает певца и покидает репетицию, убегая играть в шахматы.

Вот почему наша молодёжь не очень-то любит клуб».

Мало хоров и квинтетов

К очередному смотру активность самодеятельных коллективов резко возрастала. Осенью 1954 года около двух месяцев в клубах и красных уголках Сталинградгидростроя отбирались творческие коллективы и прочие местные таланты. В итоге выступили свыше 500 строителей.

«Хорошо была показана на смотре работа над художественным словом. В репертуаре чтецов – произведения советских поэтов, политсатира и басни. Инженер-электрик авторемзавода т. Савельев, оператор бетонного завода Роза Старостина, политвоспитатель УЖКХ т. Русакова и т. Молчанов получили высокие оценки комиссии.

С большим одобрением была встречена интермедия «Сказка о царевне Несмеяне», насыщенная местным материалом и представленная коллективом при красном уголке УЖКХ (руководитель тов. Якунин).

Высокое мастерство показали танцоры – геодезист Виктор Телнов и электрик Вадим Телегин, исполнившие матросский танец «Яблочко». Чёткий рисунок танца с лентой показала оператор бетонного завода Валентина Нелипа…

Но наряду с этим смотр выявил и ряд существенных недостатков: отсутствие музыкальных ансамблей, трио, квартетов, квинтетов и оркестров народных инструментов.

Несмотря на то, что ряд клубов и красных уголков имеют народные инструменты (ЦРМЗ, ЛКСР, клуб острова Зелёного), руководители не сумели организовать оркестры и ансамбли. Малочисленны и хоровые коллективы.

Задача профсоюзов организаций и руководителей наших культурных учреждений – поскорее пополнить коллективы новыми одарёнными исполнителями, показать героические трудовые будни сталинградцев и строителей ГЭС».

Для проведения смотров была создана комиссия во главе с председателем объединённого постройкома ГЭС тов. Вощенко, которая помогала коллективам в выборе репертуара, снабжала их методическими пособиями. А однажды для участников самодеятельности устроили культпоход в театр музкомедии на спектакль «Первая любовь» К. Симонова, после чего заслуженный артист РСФСР т. Акимов провел методическую беседу.

…а Скоробогатько занимался бутафорией

Большой смотр самодеятельности прошёл в Волжском перед фестивалем молодёжи и студентов 1957 года. И выяснилось, что коллективы к празднику не готовы. Читаем отчёт журналиста газеты «Стройка коммунизма»: «Программу концерта открыл духовой оркестр конторы гидромеханизации (руководитель оркестра т. Скоробогатько). Он исполнил марш, полонез Огинского и «Саратовские напевы».

Следует сказать, что духовой оркестр гидромеханизации немолодой, и зрители ожидали услышать хорошую сыгранность оркестра, грамотное исполнение. Однако ничего этого оркестр не показал.

…Недостатки в звучании тов. Скоробогатько решил скрасить «внешним оформлением», для чего ввёл в состав оркестра (при исполнении марша) пять фанфар. В качестве исполнителей на этих духовых инструментах, требующих особого мастерства от музыканта, выступили дети в возрасте от 7 до 9 лет. Конечно, эти «фанфаристы» просто поднимали фанфары вверх и делали вид, что играют. Кому нужна такая бутафория?

Не впечатлил публику эстрадный ансамбль конторы гидромеханизации под руководством того же т. Скоробогатько, исполнивший «Марш» из фильма «Цирк». Зрители смеялись: «Много было шуму, но мало музыки».

Ансамбль баянистов Дворца культуры под руководством

т. Гнездилова упрекнули за академическую сухость при исполнении «Саратовских напевов» и «Коробейников».

Серьёзные надежды подаёт растущий коллектив оркестра народных инструментов Дворца культуры. Он ещё очень молод, тем не менее, венгерский танец № 4 Брамса сыграл ровно, без ошибок. Однако этого недостаточно для выступления на городском фестивале: молодой и очень старательный коллектив не приобрёл ещё ансамблевого звучания.

Мы не пытаемся полемизировать со смотровой комиссией, которая предоставила оркестру право участовать в городском фестивале, но хотим посоветовать молодым оркестрантам и их руководителю т. Кибальникову тщательно отработать свои номера в оставшиеся до фестиваля дни, чтобы повысить уровень исполнения».

Продолжение этой истории мы уже знаем. В итоге из наивной и немного несуразной самодеятельности великой стройки выросла большая и крепкая культурная отрасль Волжского. И до сих пор она прирастает народными талантами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here