«Шли на ощупь, но результат превзошёл ожидания»: первая «пятилетка» новой трубопрокатной компании глазами её генерального директора

2
249
реклама

Как всё начиналось

– Максим Владимирович, в должности генерального директора вы ровно пять лет. Это небольшой, но юбилей, а в юбилеи принято подводить промежуточные итоги. Как можете оценить свою первую «пятилетку»?
– Эти годы оказались очень интересными и плодотворными. Пришёл я на небольшой частный завод по выпуску профильных труб малого диаметра «Профиль-Акрас». Его в начале 90-х основал с партнёром мой отец, заслуженный металлург Владимир Григорьевич Зимовец. Хороший, крепкий завод, но совершенно иного качества и масштаба, чем тот, что есть сегодня. В настоящее время, после слияния с двумя другими предприятиями, он вырос в крупнейший производственный комплекс в ЮФО – «Производственное объединение «Нижне-Волжский трубный завод» (НВТЗ). За пять лет мы очень много сделали. По сути, создали совершенно новую, очень крупную компанию, которая сейчас успешно работает, объединив местных производителей труб малого и среднего диаметра – в недавнем прошлом отчаянных конкурентов.
– А откуда в нашем небольшом городе появилось столько конкурирующих трубных производств?
– История их возникновения и сосредоточения в Волжском уходит корнями к Волжскому трубному заводу. На его базе в 1986 году было решено построить уникальный электрометаллургический комплекс (ЭМК), который выпускал бы параллельно и сталь для нефтегазовой отрасли, и трубы высокого качества – для машиностроительных предприятий.
Согласно миллиардному контракту, всего через три года усилиями итальянской фирмы «Италимпьянти» должен был вырасти, по сути, ещё один полноценный завод. За это время в строительстве ЭМК – это известный факт – приняли участие, в общей сложности, почти 50 тысяч иностранцев. Руководство же Волжского трубного завода, со своей стороны, должно было решить непростую задачу: набрать на весь комплекс 10 тысяч специалистов и обеспечить такую профессиональную подготовку отечественных кадров, чтобы они могли работать на современном западном оборудовании с применением новейших технологий. На эти цели Правительством СССР тогда была выделена астрономическая сумма – около 120 миллионов долларов!
В Волжский были приглашены лучшие металлурги со всех концов страны, из признанных центров металлургической промышленности. Все – от рабочего до директора завода, проходили многоуровневую подготовку и переподготовку на курсах повышения квалификации, организованных непосредственно на Волжском трубном, а также стажировались на родственных предприятиях России, Германии, Италии, Америки.
Усилия директора завода, его помощников, руководителей города и отрасли высоко оценил министр промышленности Италии Романо Проди, который в 1988 году побывал с инспекцией на ВТЗ. На совещании у председателя Правительства СССР Николая Рыжкова он отметил: «Я приятно удивлен тем, насколько серьёзная и качественная работа по подготовке кадров организована на Волжском трубном заводе. Такой постановке дела может позавидовать любая западная фирма. В этом плане у нас нет не только никаких претензий, но и сомнений. Зато появилась уверенность, что и остальные вопросы по электрометаллургическому комплексу будут успешно решены, а сам комплекс пущен в срок».

Город трубников


– Максим Владимирович, вы скромно умалчиваете, что тот самый директор, под чьим руководством строился электрометаллургический комплекс на ВТЗ и кто возглавлял завод с 1981 по 1995 год – ваш отец Владимир Григорьевич Зимовец. Многие трубники до сих пор с теплом и благодарностью вспоминают «Академию Зимовца», как все называли его комплексную программу профессионального и культурного обучения и роста, которая позволила им быть востребованными и в рыночных условиях.
– Это действительно так. После ввода ЭМК в эксплуатацию наш Трубный завод, без преувеличения, вошёл в число самых передовых и технически оснащённых предприятий в стране и даже мире. Город Волжский в определённых кругах окрестили столицей трубной отрасли России, а Владимиру Григорьевичу Зимовцу было присвоено звание генерального директора завода – в советское время «генеральными» становились единицы руководителей и за исключительные заслуги перед государством.
К сожалению, перестроечные процессы в стране внесли свои коррективы, поэтому в начале 90-х и заводы, и промышленность в целом переживали не лучшие времена. Многие из высококлассных специалистов ВТЗ (в том числе и мой отец) остались без работы, попали под сокращение. Некоторые проявили инициативу и организовали собственный бизнес. Так в Волжском возникли небольшие предприятия по производству труб малого и среднего диаметра (первым в 1991 году был создан «Профиль-Акрас», а в 2015 году их уже стало семь!), которые, конечно, не могли, да и не стремились составить конкуренцию «старшему брату», но заняли свою нишу на рынке. Стоит ли говорить, что штаты они формировали в первую очередь из бывших сотрудников Трубного завода.
И сегодня Волжский остаётся городом трубников, во главе его промышленных предприятий наш флагман – Волжский трубный завод, входящий в состав Трубной металлургической компании. ТМК объединила практически все крупные трубные заводы страны, каждый из которых обладает большим авторитетом и демонстрирует высокий уровень развития производства. Но не зря на праздновании 20-летия Трубной металлургической компании её президент, председатель Совета директоров Дмитрий Александрович Пумпянский особо выделил Волжский трубный завод, подчеркнув, что он – настоящая жемчужина в ожерелье других предприятий ТМК.
Жить и работать рядом с таким промышленным гигантом, кормильцем не только города, но и всей Волгоградской области, обязывает нас ко многому, потому что уровень производственной культуры, менеджмента, подготовки персонала на этом предприятии, как и на всех других предприятиях Трубной металлургической компании, очень высок. Радует, что завод серьёзно участвует в программе промышленного туризма, и каждый может побывать там и почувствовать ритм его трудовой жизни. Это ориентир, образец современного предприятия мирового уровня. Так что всем остальным есть к чему стремиться, у кого учиться и на кого равняться.
В том числе и потому, чтобы иметь возможность соответствовать этой высокой планке, заданной одним из самых авторитетных предприятий в регионе, три компании и образовали «Производственное объединение «Нижне-Волжский трубный завод».


– Расскажите подробнее, как это происходило.
– Первые переговоры по слиянию акционеры «Профиль-Акраса» и ПК ДИА начали в 2018 году, а уже в апреле 2019 две производственные площадки объединились. Процесс прошёл достаточно гладко, и очень скоро и поставщики, и потребители, и мы сами почувствовали, что Объединённая компания «Акрас ДИА» быстро набирает вес на трубном рынке Юга России. У нас появился новый серьёзный парт-
нёр – один из крупнейших металлургических комбинатов в стране, ведущий поставщик рулонного проката – «Северсталь».
Несомненные и ощутимые плюсы от слияния двух предприятий привели за стол переговоров третье – Волжский трубопрофильный завод. Объединение с ним началось ровно через год по отработанной ранее схеме. И даже объявленный в стране карантин не смог остановить процесс. Так возникло «Производственное объединение «Нижне-Волжский трубный завод». Чуть позже, в августе 2020 года, в Ставрополе была запущена четвёртая производственная площадка НВТЗ. А в апреле (традиционном месяце больших перемен) 2021 года было подписано соглашение о вхождении «Северстали» в состав учредителей ПО НВТЗ с 20%-й долей. Выгода обоюдная. Для ПО НВТЗ – это стабильные поставки металла, продвижение собственной продукции благодаря авторитетному партнёру. Для «Северстали» – главным образом, расширение сферы присутствия своей продукции на Юге России. Плюс обмен опытом в организации производства и развитии персонала – для обеих компаний.
Сотрудничать с таким партнёром как «Северсталь» – не только большая честь, но и очень большая ответственность. Потому что по всем аспектам: системе управления, применению цифровых технологий, подготовке кадров, контролю производства – в такой крупной промышленной компании всё давно находится на высочайшем уровне.
Надо сказать, что в руководстве «Северстали» поначалу с определённой долей настороженности отнеслись к нашему проекту. Было несколько групп экспертов с их стороны, которые обследовали «ПО «Нижне-Волжский трубный завод», имели беседы с сотрудниками – у них есть определённые технологии проверки соответствия производства и квалификации персонала своим критериям. Думаю, что первый этап пройден, и, надеюсь, далее всё сложится так, как намечено.
Пока же достигнутый результат нас воодушевляет и радует.
– Вот вы всё время говорите «мы», но кто конкретно автор этого грандиозного проекта?
– Должен признаться, идея моя, и поначалу сторонников у неё было не так много. Вернее, я был один, потом убедил вступить в партнёры владелицу ПК ДИА Наталью Викторовну Джафарову. Хотя мы много обсуждали этот проект, подавляющее большинство моих подчинённых и коллег было против, в её окружении – то же самое. Но, думаю, что против они были, во-первых, из-за обычного страха перемен – не известно, что нас ждало, во-вторых, никакого рецепта успеха у нас не было. Мы действительно шли на ощупь. В том, что всё получилось даже лучше, чем мы рассчитывали, заслуга всех. Мне лично очень приятно, что получилось именно в металлургии, в трубном бизнесе, в бизнесе, который создавал мой отец. А то, что люди с опаской относились к туманным перспективам – это достаточно естественно: наивно было бы ожидать, что все готовы рискнуть своими рабочими местами или капиталом.
Что говорить о других, когда мой главный партнёр – мой отец – долгое время сомневался насчёт слияния. А ведь он в своей жизни не раз совершал шаги если не авантюрные, то достаточно рискованные, такие шаги в неизвестность. Когда ему было 30-40 лет, он, в принципе, достаточно активно пускался в проекты без гарантированного результата. Это и когда он возглавил оборонное производство на Челябинском трубопрокатном заводе, и его переезд в Волжский на должность директора ВТЗ, и строительство на Волжском трубном электрометаллургического комплекса совместно с итальянцами. Ему в какие-то моменты (и достаточно часто) приходилось принимать рискованные решения, результат которых до последнего оставался неизвестен. Раньше он шёл на это с готовностью, а сейчас нет – может быть, просто с опытом приходит понимание, что такие сложные проекты могут закончиться неудачей, и он подспудно опасается за меня. Именно на это списываю его былые сомнения.
– Что же вам помогло принять такое рискованное решение при отсутствии единомышленников даже в ближнем кругу?
– Две вещи. Первое: знал природу конкуренции и понимал, что она способна раздавить и нас, и наших конкурентов. То, что мы оказались с ними в одном городе, с одной стороны, привело к усилению соперничества, с другой стороны, дало нам шанс. Потому что объединить заводы из разных городов — это очень сложно, практически невозможно. Разные люди, разное видение ситуации, разные методы, отсутствие постоянного общения… Поэтому слияние – это относительно вынужденная мера – у нас самих выжить шансов было не так много (я это говорю и про нас, и про наших конкурентов).
Второе: я видел очень большой потенциал от слияния, потому что это не только объединение активов, производственных мощностей, коллективов и, как отец любит говорить, интеллекта. А ещё и сокращение многих расходов, усиление рыночной доли укрупнённой компании. Последние три года показали, что расчёт оказался абсолютно правильным.

Человек-легенда


– Раз мы заговорили о Владимире Григорьевиче Зимовце – человеке-легенде трубного производства не только Волжского, но и России, не могу не спросить: считаете ли вы себя наследником «красного директора» (я не имею в виду сейчас родственные связи)?
– Я не работал с отцом как с директором, поэтому мне сложно сказать. Очень хочется ответить, что и он чего-то достиг, и у меня кое-что получилось, но больше как раз у нас работают родственные связи: чем-то мы делимся, что-то советуем друг другу. Постоянно обсуждаем все процессы и детали объединения предприятий, спорим. Думаю, просто даже иметь возможность перед кем-то выговориться, особенно перед родным человеком, который к тому же «в теме» — это очень много значит и играет большую роль. Вот что, мне кажется, важно, а не быть наследником каких-то там «краснодиректорских» методов руководства.
Хотя, безусловно, существует набор определённых качеств, которыми должен обладать руководитель в любых условиях и в любые времена – ценить людей, постоянно заниматься созиданием, иметь в голове чёткое представление, куда двигается коллектив предприятия. Это всё неизменно. Но даже при наличии этих качеств можно и добиться успеха, и оказаться совершенно в противоположной ситуации. Есть множество внешних факторов (конкуренция в том числе), которые могут сработать.
Вот мы все свидетели: в Волжском в начале перестройки было 35 заводов. Буквально за два года – совершенно по независящим от руководителей или от коллективов причинам – выяснилось, что какая-то продукция напрочь утратила актуальность, какая-то ещё продолжает быть таковой, но едва-едва, а какая-то вдруг стала востребована за рубежом и продаётся за валюту. То, что через пару лет успешные до того заводы оказались распиленными на металлолом, означало, что, не всё зависит от руководителя. И прекрасные качества управленца – это вовсе не гарантия успеха, особенно когда правила диктует рынок.
Рынок предполагает постоянное движение вперёд: в проектах, в новых инструментах их реализации, в новом продукте (неважно, в сфере материального производства или в сфере услуг). Но всё новое неизменно связано с риском, а риск – это всегда неопределённость на финише. Любой, кто начинает заниматься чем-то новым, должен быть к этому готов. Это один из главных постулатов. Реализация новых проектов требует неимоверной мобилизации усилий, интенсивного труда и высокой квалификации каждого человека и всего коллектива. И умения правильно оценивать риски, конечно.
– Вашему отцу, наверняка, нравится, в какого руководителя вы выросли. Хотели бы, чтобы ваши дети тоже пошли по родительским стопам?
– Думаю, что отец очень доволен, что всё задуманное мною получилось. И если бы я достиг успеха в чём-то другом, например, в строительстве жилых домов, он был бы не менее рад. А если бы проект дал другие результаты – завод не выжил или обанкротился – он бы очень жалел, что я пошёл по его стопам, был бы раздосадован, что предопределил мой путь, направил туда, где не всегда и не у всех получается. Поэтому я своим детям так же, как и мой отец – мне, желаю успеха, чем бы они ни занимались. Если они свяжут свою жизнь с металлургией, наверно, это будет чуть более тешить моё самолюбие, но это уже второстепенный вопрос.
И ещё одно пожелание – пользуясь случаем, в преддверии Дня металлурга – всем, кто имеет даже косвенное отношение к этому празднику: здоровья вам и вашим семьям, стабильности, растущего благосостояния! Пусть всё лучшее, что уже сделано вами, получит дальнейшее развитие, а новым делам сопутствуют удача и процветание!


Справка «ВП»
Максим Владимирович Зимовец
В 1996 году окончил экономический факультет Волгоградского государственного университета. Карьеру финансиста начинал в Москве. После кризиса 1998 года вернулся в Волгоград и занялся небольшим собственным бизнесом.
С 2001 по 2006 год жил в Америке: сначала весьма успешно работал в крупной финансовой компании «Морган Стэнли» (инвестиционный банк) – помог опыт работы в реальном секторе послекризисной России. Затем окончил бизнес-школу Калифорнийского университета Бёркли – одного из самых престижных в мире. Параллельно успешно сдал экзамены на получение диплома финансового аналитика – CFA (Chartered Financial Analyst).
После окончания бизнес-школы встал серьезный выбор: продолжить работу в зарубежных инвестиционных компаниях или начать какое-то новое дело. Максим Владимирович решил вернуться домой и организовать российскую компанию по привлечению инвестиций в малые и средние предприятия.
Так в 2007 году в городе Волжском Волгоградской области появилась компания «ОП Капитал». Объектами инвестирования стали десятки предприятий, привлечено инвестиций на сумму более 35 млн долларов.
В 2014 году Максим Зимовец пришел на Трубный завод «Профиль-Акрас», где почти год проработал коммерческим директором. С июля 2016 года он – генеральный директор этой компании.
С апреля 2019 года – генеральный директор «Объединённой компании «Акрас ДИА», возникшей в результате слияния ТЗ «Профиль-Акрас» и ПК ДИА.
А в апреле 2020 года Максим Владимирович стал генеральным директором «Производственного объединения «Нижне-Волжский трубный завод», возникшего в результате слияния «Объединённой компании «Акрас ДИА» и Волжского трубопрофильного завода.

Беседовала Ирина Кудряшова

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Вот мне интересно. Какие такие задачи решает этот мужик на imac, стоимостью 150-200 тысяч? Ну, кроме неуместных понтов. И что там внизу? Сидиром? Ещё тыщ 8. Такие глупые покупки делают люди, не считающие денег. Это явно не профессиональный дизайнерский моноблок. А зачем обычный imac нужен? Там нет ничего, что оправдает его цену обычному человеку.

  2. Добавление. Чтобы скучно не было. Magic mouse стоит еще 8 000.И это самая отвратительная мышь на свете. Чувак решил просто максимально по деньгам зарядить своё рабочее место. Наверное он очень сведущ в технологиях. Молодец. Похлопаем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here