Новые исторические факты по союзникам гитлеровской Германии в годы Великой Отечественной войны

2
2911
Der Gro?mufti von Jerusalem [Amin al Husseini] bei den bosnischen Freiwilligen der Waffen-SS. Der Gro?mufti ist auf dem Truppenubungsplatz ein[getroffen] und schreitet die Front der angetretenen Freiwilligen mit erhobenem Arm ab.
реклама

В советской историографии Великой Отечественной войны принято было считать самым стойким гитлеровским союзником в Европе Венгрию. На рубеже 20  и 21 веков российские и зарубежные историки, изучая историю Второй мировой войны, утверждают, что последним союзником гитлеровской Германии, закончившим вести боевые действия против Советской Армии и её союзников, была Хорватия, которая сложила оружие 15 мая 1945 года.

Венгрия. Фашистская Германия, чьим союзником была Венгрия, даже не настаивала на ее участии в войне. Но советники уговорили диктатора Миклоша Хорти побряцать оружием – это ведь шанс увеличить территорию. Венгрия вступила в союз с Гитлером 20ноября 1940 г., и получила от него в «подарок» Закарпатскую Укра­ину и Южную Словакию — от Чехословакии, Северную Трансильванию — от Румынии и княжество Галич — от Югославии. Но при этом Венгрия должна была предоставить в распоряже­ние Германии до 15 своих дивизий.

За счёт территории Советского Союза правительство Миклоша Хорти решило завершить создание «Великой Венгрии», то есть, Хорти, вступая в войну с СССР, решил поживиться чужим добром. Формально Венгрия не была оккупирована фашистами, хотя немцы негласно управляли страной и превратили в свою колонию венгерское государство. 

27 июня 1941 г.  Венгрия объявила войну СССР и ее войска были отправ­лены на фронт. Первоначально для «крестового похода на большевиков» была выделена так на­зываемая Карпатская группа, включавшая 8-й корпус (1-я горная и 8-я пограничная Бригады) и элитный подвижной корпус (две моторизированные и одна кавалерийская Бригады). В этих соединениях в общей сложности насчитывались примерно 45 тысяч солдат и офицеров, 200 орудий и миноме­тов, 160 танков и до 100 самолетов. Венгерские войска вели бои на Украине, в Запорожье, в районе Изюма. В ноябре 1941 г. после тяжелейших потерь венгерские войска были отозваны с фронта. В апреле 1942 г. на территорию СССР была направлена 2-я венгерская армия численностью 200 тыс. человек. Воевали на Воронежском направлении, где прославились фантастической жестокостью. Девиз Венгерской королевской армии был такой: «Цена венгерской жизни — советская смерть».

Немцы пообещали венграм часть нашей территории, поэтому вояки стремились полностью очистить ее от славян. Всю прелесть вла­сти европейцев сначала ощутила на себе Украина, потом Воронежская, Кур­ская, Брянская и Ростов­ская области. Невиданные зверства обрушились на мирных граждан. Их рас­стреливали, вешали, пыта­ли. Мадьяры живьем сжигали только по одному подо­зрению в симпатии к партизанам. Так в 1942 году венгерскими войсками в ходе операции Zigeunerbaron каратели уничтожили 207 партизанских лагерей, 1584 партизана убили и 1558 взяли в плен. Оккупанты усиленно зазывали жителей Воронежа на службу в полицию и магистрат, но не пришёл ни один человек. Немцы проводили массовые казни, многих горожан вешали и оставляли подолгу висеть для устрашения остальных. Людей расстреливали по самому малейшему поводу. Но сопротивление не ослабевало. Против врагов шла партизанская война, действовали 165 партизанских отрядов.

— Доношу о фактах зверств венгерских оккупантов над советскими гражданами. После освобождения села Щучье там обнаружили сле­ды чудовищных расправ. Лейтенант Владимир Салогуб, будучи раненным, был захвачен в плен и зверски за­мучен. На его теле обнару­жено более 20 ножевых ра­нений. У политрука Федора Большакова на руках выре­зали звезды, а на спине бы­ло несколько ножевых ран. Расстрелян крестьянин Кузьменко за то, что у него в хате нашли лишь четыре патрона. У многих жителей были отняты вещи и скот. Многих женщин изнасило­вали, — писал 31 августа 1942 года начальник политу­правления Воронежского фронта генерал-лейтенант Сергей Шатилов.

— В нашей деревне не­сколько стариков, женщин и детей были зверски убиты  венграми. Дома сожжены, скот угнан. Ямы, в которых были закопаны наши вещи, раскопали. В деревне не осталось ничего, кроме чер­ного кирпича, — вспоминала жительница села Светлово Наталья Алдушина.

            В даль­нейшем количество венгерских войск, воевавших против СССР, стало возрастать.  К лету 1942-го на Восточном фронте находилась 2-я венгерская армия, состоящая из десятка дивизий (свыше 200 тысяч солдат и офицеров). Кроме того, нема­ло добровольцев-мадьяр служили в войсках СС, например в знаменитой «венгерской» ка­валерийской дивизии СС «Мария-Терезия». С августа по де­кабрь 1942 г. венгерские войска вели бои под Воронежем, на Дону, осаждали Сталинград – из состава только 2-й армии на территории СССР погибло более 100 тыс. человек, 60 тыс. все же спаслись, попав в плен, 40 тыс. убрались восвояси. Однако январское наступ­ление Красной армии 1943 года обернулось для венгерских войск беспо­щадным и решающим фиаско: они потеряли убитыми, ранены­ми и пленными 148 000(включая погибшего сына венгерского фюрера — Миклоша Хорти). Всего на нашей территории погибло до 200 тыс. венгерских солдат и офицеров.

В 1943 году при отступле­нии из Чернянского района Курской области мадьяры угнали с собой содержащих­ся в концлагере 200 военно­пленных бойцов Красной армии и еще 160 человек мирных жителей. В пути варвары всех 360 человек за­крыли в школе, здание обли­ли бензином и людей сожг­ли заживо.

В июле 1942 года на хуто­ре Харькеевка Шаталовского района Курской области солдатами 33-й венгерской пехотной дивизии было захвачено четверо военнослу­жащих Красной армии. Одному из них, старшему лейтенанту Петру Данилову, выкололи глаза, нанесли не­сколько штыковых ударов в спину, после чего в бессознательном состоянии за­рыли. Трех других красно­армейцев расстреляли. 

Среди советских солдат мадьяры- венгры считались са­мыми отпетыми извергами. И их ненавидели на­много больше, чем немцев. Наиболее отличились каратели 2-й венгерской армии, которые даже не зверствовали, а лютовали. Немцы изумлялись из необузданной жестокости, похожей на безумство психопатов: они изуверски пытали пленных, распиливали живых людей пилами, детишек поднимали на пиках, больных из госпиталей живьём зарывали в землю. Всё и пересказать невозможно. Наши солдаты даже немцев щадили, но пощады венграм не было. Генерал Николай Ватутин после всех свидетельств о преступлениях гитлеров­ских холуев отдал приказ: «Мадьяр в плен не брать». Так что почти все венгры из примерно 150-тысячной группировки нашли на воронежской земле свой бесславный конец. О Воронежской битве надо сказать особо. В середине января 1943 года, когда уже шло добивание уже окружённой 6-й армии Паулюса под Сталинградом, на смежном участке фронта командование РККА развернуло Острогожско-Россошанскую операцию. Для союзников Третьего рейха – итальянцев и венгров – это сражение стало «вторым Сталинградом». Сражение за столицу Черноземья длилось больше боев под Сталинградом: битва за Воронеж продолжалась 212 дней, до 2 февраля 1943 года. Всего на этом участке фронта было задействованы 26 вражеских дивизий. Их-то и оттянул на себя Воронеж, прикрыв тем самым и Москву, и Сталинград. Г. Гудериан говорил, что после того, как гитлеровцами был оставлен Воронеж, «немецкие войска на Востоке навсегда перестали наступать». В битве под Воронежом нашли смерть свыше 320 тысяч захватчиков, еще почти 90 тысяч угодили в плен. С нашей стороны общие потери – убитые, пленные и пропавшие без вести – оцениваются примерно в 400 тысяч. Кстати, именно здесь был уничтожен «показательный» пехотный полк, в котором служил Гитлер в годы Первой мировой войны: от него осталось в живых всего 2 человек.

Кроме венгров и немцев, на полях Придонья также воевали итальянцы и румыны. Забвение столь масштабных боёв советскими историками некоторые объясняют тем, что после войны Венгрия и Румыния вошли в «лагерь социализма», а потому не было желания придавать огласке факты, которые вовсе не красили наших новых новоявленных «братьев». Да и с Италией наладились вполне нормальные отношения.

Вскоре венгры сполна заплатили за все. В ходе контрнаступления советских войск во время Ста­линградской битвы их армия была уничтожена. После такого бесславного конца Адольф Гитлер пе­рестал ставить мадьярские войска на передовую, те­перь венгры выполняли роль прислужников в тылу. 

            После такого удара венгры не смогли оправиться уже более года, и только с весны 1944 г. до 150 000 их солдат и офицеров вступили в оборонительные бои с наступающими частями Красной армии на территории самой Венгрии и продолжали их вплоть до своей капитуляции 12 апре­ля 1945 г. Осенью 1944 года, когда советские войска, наступая по территории Венгрии, стремительно приближались к Будапешту, регент Венгрии – адмирал Миклош Хорти решил действовать, чтобы обеспечить выход Венгрии из войны.

The June 3, 1944 photo provided by the US Holocaust Memorial Museum shows Heinrich Himmler, centre, SS Reichsfuehrer-SS, head of the Gestapo and the Waffen-SS, and Minister of the Interior of Nazi Germany from 1943 to 1945, as he reviews troops of the Galician SS-Volunteer Infantry Division Michael Karkoc a top commander whose Nazi SS-led unit is blamed for burning villages filled with women and children lied to American immigration officials to get into the United States and has been living in Minnesota since shortly after World War II, according to evidence uncovered by The Associated Press. Michael Karkoc became a member of the Galician division after the Ukrainian Self Defense Legion was incorporated into it near the end of the war. (AP photo/ U.S. Holocaust Memorial Museum, courtesy of Atlantic Foto Verlag Berlin)

            1 октября 1944 года в Москву прибыла венгерская миссия с полномочием подписать соглашение о перемирии, если Советский Союз согласится на «участие американцев и англичан в оккупации Венгрии» и на «свободный отход немецких войск». Узнав о намерениях Хорти, германское командование усилило контроль над венгерскими военными учреждениями и войсками. Правда, верность Венгрии немцам пришлось подкрепить силовой спецоперацией под командованием знаменитого немецкого диверсанта Отто Скорцени. По приказу Гитлера он провёл стремительную операцию по захвату и интернированию адмирала Хорти и его сторонников.

            Приведённый немцами к власти главарь венгерских фашистов Ференц Салаши приказал  венгерским войскам продолжать военные действия против Красной Армии. И войска это приказ выполнили. Венгры сражались вместе с немцами в многомесячной ожесточённой битве за Будапешт, отступив затем в Австрию. По многочисленным свидетельствам наших ветеранов — советских солдат, воевали венгерские солдаты в большинстве своём упорно, безусловно превосходя боеспособностью румын или итальянцев.

           Вместе с венгерскими сухопутными войсками отступали и моряки речной флотилии. В конце декабря 1944 года, оставив для обороны Будапешта несколько тральщиков и моторных бронекатеров, основные силы дунайской венгерской флотилии отошли в Австрию. Во время сражения за Вену венгерские корабли в основном привлекались для обстрела советских сухопутных частей на побережье Дуная. 

           Держались венгры до конца. Только 8 мая 1945 года отставшее от флотилии из- за неисправности двигателей судно «Кшобанк» и два тральщика сдались наступавшим советским частям. Основным же силам венгерской флотилии удалось уйти и сдаться американцам. Сдаваться Красной Армии они не хотели…

Венгрия в отличие от многих других союзников Третьего рейха остава­лась с Гитлером до самого конца. Когда в 1944—1945 годах советские армии уже на­ступали на Берлин, именно на венгерской территории наши воины встретили самое ожесточенное сопротивление.

            Всего за годы войны в советский плен было взято 513 767 венгров.

Военных преступлении, совершенных венгерскими соединениями в Великой Отечественной войне, было огромное число. Поэто­му виновных искали и судили даже в 50-х годах про­шлого века. За военные преступления к смертной казни приговорили всего 476 человек. Непонятно только, по каким сообра­жениям после таких диких зверств российские власти разрешили в 2003 году установить в Воронежской области огромный мемо­риал в честь мадьярских солдат, погибших здесь. Здесь самое большое венгерское кладбище на советской территории.

            Не надо за­бывать и о том, что значительная часть экономических ресурсов и производи­тельных сил Венгрии также была постав­лена на службу Германии. Так, только в 1943 году свыше 60% венгерской военной промышленности работало на рейх. По­мимо этого, мадьяры поставляли немцам топливо, продукцию сельского хозяйства, древесный уголь, бокситы, марганец (при­чем богатейшие венгерские марганцевые рудники фактически перешли под герман­ский контроль). Традиционно  в российской историографии принято считать Венгрию самым стойким гитлеровским союзником в Европе. Но была ещё и Хорватия.

 6 апреля 1941 года, гитлеровская Германия вместе с фашистской Италией и хортистской Венгрией без объявления войны открыли военные действия против Югославии и в короткий срок оккупировали её.

  В нападении на Югославию участвовало 50 дивизий, включая военные силы стран-сателлитов Германии – Италии и Венгрии. Сопротивление югославов заставило Германию перенести нападение на СССР с 15 мая 1941 года на 22 июня 1941 года, то есть на 38 дней. ЦК компартии Югославии обратился с воззванием «К народам Югославии» в котором призывал всеми средствами помогать СССР в борьбе против немецко-фашистских захватчиков. Был создан Главный штаб партизанских отрядов Югославии во главе с лидером югославских коммунистов Иосипом Броз Тито-хорватом по национальности, который стал во главе всенародного сопротивления оккупантам. 

           После отделения от капитулировавшей немцам Югославии Хорватия, в лице главы её правительства Анте Павелича 18 апре­ля 1941 г. подписало Тройственный пакт.  В апреле 1941 года многонациональное королевство Югославия пало под натиском немецких, итальянских, венгерских и болгарских войск. Победители по кускам растащили эту страну. Венгрия получила Воеводину и Банат, Болгария- большую часть Македонии и фрагмент Сербии. Италия завладела большей частью Словении, Адриатическим побережьем Хорватии, Черногорией, часть Косово и Македонии. Появилась на карте и новая страна: независимое государство Хорватия. Её территория увеличилась за счёт Боснии и части Сербии.

            Отношение хорватских усташей к почти двум миллионам православных сербов, оказавшихся на их территории, сводилось к принципу: «треть обратить в католичество, треть выгнать из страны, треть уничтожить». Проводилась эта программа в жизнь с таким рвением, что даже вызывала удивление у эссэсовцев, которые сами были далеко не ангелы и жестоко боращались с югославскими партизанами. 

           Хорватские фашисты- усташи (усташ- дословно повстанец) помимо уничтожения мирного населения и борьбы с югославскими партизанами сражались и на восточном фронте. Поэтому вооружённые силы Хорватии обьявили призыв добровольцев, желающих повоевать на востоке. Командование рассчитывало на 3 900 добровольцев, что бы сформировать пехотный полк. Но уже к 15 июля 1941 года 9 тыс. человек явились на призывные пункты. 

            Вслед за немцами обзавестись  «своей» хорватской  частью решили и итальянские вооружённые силы, которые так же воевали на восточном фронте против Красной Армии. 26 июля 1941 года хорватской командование помогло сформировать итальянцам Лёгкую транспортную бригаду, численностью 1000 солдат, 70 сержантов и 45 офицеров. После нескольких боестолкновений с югославскими партизанами эту бригаду перебросили на восточный фронт.

           22 июня Хорватия объявила войну СССР и в июле пехотный первый хорватский полк был отправлен на Восточный фронт, где 13 октября 1941 г. вступил в бой на Днепре. Кроме того,  сформированная  итальянская мо­торизованная бригада вступила в бой 7 мая 1942 г. под Первомайском на Украине. В боях при форсировании реки Северный Донец она сумела отличиться. В конце августа 1942 года итальянская хорватская бригада отбила многочисленные контратаки советских войск и удержала свои позиции. За это итальянское командование наградило бригаду орденом «Sul Campo». 

          Кроме того, против СССР сражались воздушные и даже морские части хорватов. Воздушный авиационный легион первоначально состоял из эскадрильи истребителей и эскадрильи бомбардировщиков. Леном 1941 года из офицеров и рядовых Военно- Морского Флота Хорватии была сформирована добровольческая Военно- морская бригада для войны против советского флота.

          Воевали хорваты хорошо, немцы это признавали. В Сталинграде они участвовали в атаках на мартеновский цех завода Красный Октябрь. Командир сапёрного батальона майор Гельмут  Вельц вспоминал об этих боях: «Русские начинают контратаку, требуется подкрепление. Хорваты подошли как раз вовремя. Офицер связи вчера хвалил их. Не раздумывая, они идут прямо на цель: их сила в рукопашном бою». В канун нового 1942 года гренадёры немецкого 2012-го полка просили передать союзникам- хорватам, что они гордятся тем, что «сражаются плечом к плечу с такими отважными хорватскими воинами». В конце января 1943 года восемнадцать раненых хорватов были эвакуированы из Сталинграда. После выписки из госпиталя их отправили на формирование новой хорватской 369-й дивизии «Дьявол». Немцы намеревались использовать эту дивизию против Красной Армии, но наступательные действия югославских партизан заставили гитлеровцев срочно перебросить дивизию на Балканы. А оставшиеся в Сталинграде хорватские подразделения немецкой армии в большинстве своём погибли в результате контрнаступления советских войск под Сталинградом в конце ноября 1942 года. После разгрома немецких фашистских войск в Сталинградской битве небольшая группа хорватов во главе с полковником Месичем попала в советский плен. После войны всех хорватов, которые находились в плену в Советском Союзе, выдали югославским властям, которые судили многих из хорватских усташей и они понесли справедливое наказание за свои преступления. Кстати, полковник Месич был расстрелян по приговору суда военного трибунала Югославии. 

            Хорватские подразделения с августа 1942 г. были также и под Мариуполем. Хорваты верно служили Гитлеру и воевали не на жизнь, а на смерть. Только в одной Хорватии было загублено более полумиллиона человеческих душ, причем скорее из-за ненависти к их вере, нежели к национальности. Хорватские фашисты были каким-то уникальным зверьем, на фоне коих даже эсэсовцы с их душегубками и концлагерями выглядели нудными бухгалтерами от убийства. Хорватские фашисты – усташи  могли, скажем, в качестве «отчета о проделанной работе» прислать немцам 20 килограмм человеческих глаз…». Хорватские подразделения,  понеся большие потери, к октябрю 1943 г. гитлеровцами были расформированы, а сформи­рованная в декабре 1944 г. — начале 1945 г. дивизия №1 вела оборонительные бои против Красной Амии под Балатоном в Венгрии. 

        В 1944 году части  Красной Армии и югославский партизаны освободили значительную часть Югославии и её столицу Белград. Добивать войска усташской Хорватии и находившиеся на её территории немецкие части предстояло Народно-освободительной армии Югославии. В конце января 1945 года началось наступление на Мостар, подступы к которому защищала 369-я хорватская дивизия «Дьявол». Лишь 15 февраля 1945 года Мостар был оставлен. 369-я дивизия отступала на запад,  бросив большую часть своего тяжелого вооружения.

       Самые жестокие бои разгорелись на так называемом Сремском фронте. Выяснилось, что отлично освоившие партизанскую тактику югославские командиры оказались гораздо слабее в качестве офицеров регулярной армии. Наступающие югославы несли очень тяжёлые потери, многие части теряли до трёх четвертей личного состава. Сремский фронт удалось прорвать только 20 апреля 1945 года.

         До конца апреля немцы и хорваты сопротивлялись в долинах рек Уна и Драва. Бои шли чрезвычайно упорные: по свидетельству очевидца «можно было пройти по трупам, ни разу не коснувшись земли».  Усташи по вполне понятным причинам не желали сдаваться и отвечать за содеянное.

         Лишь 7-8 мая 1945 года югославам удалось вступить в столицу Хорватии – Загреб (Бердин капитулировал 2 мая). Но бои продолжались до 15 мая. Усташи и немцы старались пробиться на север и сдаться англичанам.

          Как вскоре выяснилось, делали они это напрасно. 11 мая 1945 года  369-я дивизия была окружена британскими войсками недалеко от Блейбурга (Австрия). Большинство хорватских солдат и офицеров были выданы англичанами югославам. А в конце мая британцы выдали всех хорватов, кто сумел к ним прибиться и сдаться в плен, в Югославию.

         Здесь уместно вспомнить один интересный исторический факт, касающийся формирования подразделений гитлеровского вермахта из числа граждан Югославии. Идейного вождя палестинских арабов иерусалимского муфтия Амина Аль-Хусейни  (дядю Ясира Арафата – лидера Организации Освобождения Палестины (ООП) конца XX века) после окончания Второй мировой войны военным преступником объявил недавний командир югославских партизан Иосип Броз Тито. Не за то, что  Амин Аль-Хусейни встречался с Гитлером, призывал убивать побольше евреев, был агентом германской разведки, а за то, что муфтий Хусейни сформировал из боснийских мусульман дивизию СС «Ханджар», которая, воюя с партизанами Броз Тито, совершила массу отвратительных зверств против мирного сербского населения. В феврале 1943 года была образована 13-я добровольческая горнопехотная дивизия СС «Ханджар», а в июле она собралась в тренировочном лагере возле города Тузла (территория Боснии и Герцеговины). В дивизию вошли:13 000 боснийцев, 6 000 хорватов, 3000 косовских албанцев и ещё 3000 немцев. Из 26 000 бойцов порядка 60% исповедовали ислам. Мусульманское  население видело в такой дивизии возможность обеспечения собственной защиты и, в какой-то степени, рассчитывало создать когда-то собственное государство. Поэтому служба в войсках СС казалась им весьма привлекательной. Из- за мусульманского фактора формирование имело свою специфическую символику. Так, солдаты, исповедовавшие ислам, ходили в круглых турецких фесках с орлом и свастикой, а в петлицах у них был изображен короткий турецкий меч ханджар- наследие Османской империи. Собственно, по имени меча и получила свое имя дивизия. Основной её задачей должна была стать борьба с  сербскими партизанами, цыганами и евреями. Каратели жгли целые деревни и убивали тысячи мирных жителей. Особенно доставалось сербам, у которых, как говорили, даже вырезали сердца. 

Религиозная принадлежность, с одной стороны, придавала бойцам дивизии запал для борьбы с «неверными», в первую очередь с сербами и евреями. С другой стороны, мусульманство вызвало и ряд конфликтов между ханджарцами и командовавшими ими немецкими офицерами. Во — первых, легионеры по пять раз в день отлучались на молитву намаз. Плюс к этому они не ели свиную тущёнку. Поэтому пришлось выписать говяжью, а во время ожидания её доставки солдаты отказывались что- либо делать. Во- вторых, оказалось, что боснийцы, хорваты и албанцы не очень-то вместе друг с другом уживаются. В лагере подготовки между ними то и дело происходили стычки с рукоприкладством. Пришлось разделить отряды по национальности и не смешивать их. К тому же совершенно обычными явлениями были самовольные отлучки, кражи казённого имущества, неподчинение офицерам.  Большой скандал вышел, когда один из ханджарцев вдруг понял, что ремни и ботинки в их униформе сделаны из свиной кожи. Тогда их поснимали и выкинули в выгребные ямы, а немцам пришлось заказывать новое обмундирование из говяжьей кожи. В общем, дисциплина в дивизии, мягко говоря, хромала. Где уж там до германского порядка.  Поэтому неудивительно, что любой более или менее грамотный агитатор мог вызвать в ней серьёзные брожения.  Так и получилось. В «Ханджар» попал коммунист- подпольщик, босниец по национальности, Ферид Джанич. Он партизанил по лесам против нацистов, попал в плен и, для спасения жизни, вступил в «Ханджар». Однако времени зря Джанич не терял и даже в стане врага продолжил борьбу. Ему удалось сколотить тайную коммунистическую ячейку, куда вошло ещё трое солдат: Божо Еленек, Лютфия Диздаревич и Никола Вукелич. И с их помощью Джанич, внешне ни чем не выделявшийся и успевший даже получить звание унтерштурмфюрера СС (соответствовало званию лейтенанта в вермахте), стал проводить антифашистскую агитацию.

В августе 1943 года дивизия «Ханджар» была направлена на юг  Франции в город Вильфранш-де-Руэрг. Все  время пребывания там Джанич поддерживал слухи о том, что всех солдат отправят на Восточный фронт. Однако после Сталинграда никто из них не хотел воевать с Красной Армией.  Недовольству способствовало  и высокомерие немецких командиров по отношению к славянам, которых постоянно муштровали и физически унижали. Джанич пользовался этим и всё время нагнетал атмосферу, говоря,  что немцы их за людей не считают и используют только в своих интересах, а чуть что, так сразу в морду кулаком бьют. Будучи коммунистом, босниец давил и на классовые противоречия. В Вильфранше немцы расквартировались в комфортной гостинице, где личные денщики стирали им бельё, в то время как славяне жили в простом бараке. Совсем недовольны солдаты были после того, как немецкие офицеры заставили их строить домики для увеселения с проститутками. Рядовые  солдаты были просто в ярости.

17 сентября 1943 года вспыхнул первый и единственный  бунт в войсках СС.  Примерно 1000 боснийцев с лютой ненавистью убили пятерых немецких офицеров-инструкторов, которых они резали ножами, пинали ногами и били палками. Казармы были захвачены.  Джанич уговаривал босняков уйти во французские леса и присоединиться к местным партизанам Сражающейся Франции. Но поддержки эта идея не получила.  Пресловутая дисциплина стала снова подводить восставших. Их запала хватило, чтобы перебить несколько командиров, но не было понятно, как воевать дальше, да и не очень-то хотелось. Они понятия не имели, что делать во Франции и зачем надо сражаться с незнакомым им народом, языка которого они не знают. В это время немцы очухались и решили действовать быстро. Главврач местного эсесовского лазарета Вильфрид Швайгер обратился к батальонному имаму Халиму Малкочу, чтобы тот уговорил бунтовщиков прекратить бунт, а сам сообщил «куда следует», Во время двухчасовых переговоров босняков окружили верные нацистам албанцы из дивизии СС – «Скандерберг», после чего начался короткий бой. В результате бунт был подавлен, а Ферид Джанич убит в перестрелке. Немцы пообещали амнистию всем сложившим оружие. Босняки сдались, но амнистии, конечно,  не последовало. Позже 15 наиболее активных легионеров  были казнены, 265  сосланы в концлагеря Нойегамме и Дахау, порядка  800 отправлены на тяжёлые работы в Германию. Несмотря на провал бунта, в каком-то смысле он удался:  несколько коммунистов вывели из нацистского строя почти тысячу солдат. Тем не менее немцы от босняков не отказались и продолжили их  пользовать.

 Но стойкости духа у солдат дивизии «Ханджар» не хватало: порядка двух тысяч ханджарцев дезертировали, ещё 700 человек, в том числе даже один из имамов, перешли к партизанам, Итогом для дивизии стало решение Гиммлера отправить «Ханджар» на борьбу с Красной Армией в Венгрию. В конце 1944 года «Ханджар» принимала участие в боях с Красной Армией на территории Венгрии, когда и была  разгромлена. 

Конец дивизии оказался ожидаемым. Советские войска, которых они боялись больше всего, разбили эсэсовцев за пару недель. Командир дивизии, группенфюрер СС Карл-Густав Зауберцвейг, попал в плен к англичанам и, опасаясь выдачи коммунистам- югославам, 20 октября 1946 года совершил самоубийство в лагере для военнопленных. Был повешен Халим Малкоч, тот самый имам, который тянул время с поднявшими бунт солдатами.  Ещё 38 легионеров предстали перед трибуналом, из них десять были казнены, а 28 приговорены к тюремному заключению. Можно сказать, относительно небольшое количество понесших наказание, учитывая, что на суде рассматривалось обвинение в убийстве 5 000 человек. К тому же после ссоры Сталина с Тито в 1952 году все осуждённые было досрочно освобождены. Впрочем, реабилитированы они тоже никогда не были.

 В создании другой дивизии СС – «Скандерберг», сформированной из косовских албанцев-мусульман, иерусалимский муфтий Амин Аль-Хусейни тоже принимал самое деятельное участие. Теперь, в XXI веке, В Гаагском международном трибунале по Югославии судили лидера Боснийских сербов Радована Караджича и сербского генерала Радко Младича за то, что в 90-х годах прошлого века они на развалинах уже бывшей Югославии,  боролись с потомками солдат из дивизии «Ханджар» и «Скандерберг», пытаясь предотвратить геноцид по отношению к православным боснийским сербам. 

А племянник муфтия Амина Аль-Хусейни — Ясир Арафат, будучи убеждённым террористом, во главе ООП (Организации Освобождения Палестины), вёл беспощадную борьбу с государством Израиль, выступая как лидер палестинского народа. Он благословил не одну сотню террористов-палестинцев, идущих на «священную борьбу с евреями» — израильтянами. История повторяется, но на ещё большем трагическом витке своего развития. 

         По оценкам историка Олега Романько, хорваты показали себя самыми стойкими бойцами среди других национальных вооруженных формирований Третьего рейха. Они бились за фюрера в составе авиационных, пехотных и полицейских частей даже тогда, когда Адольф Алоизович Гитлер уже то ли принял яд в бункере, то ли, как утверждают сейчас ряд историков, сбежал в Аргентину.  Сдались эти хорваты англичанам 5 мая 1945 г. 

Так что у Венгрии в роли последнего, самого стойкого союзника Гитлера в Европе есть вполне достойный конкурент – Хорватия. Причём в отличие от венгерских войск, отступивших вместе с немцами в Австрию, хорватские союзники Гитлера до конца сражались на своей территории. Всего в советский плен попали 21182 хорватов и представителей других юго­славских народов.          

Про прибалтийские, украинские, гру­зинские, армянские и прочие нацио­нальные эсэсовские части сейчас не го­ворим. Они формировались из граждан СССР. Это, так сказать, свои — подобно власовцам, красновским казакам… Но мы в данном случае не о предателях.

Впрочем, прибалтийские страны все же вспомним. Перед войной, как извест­но, туда вошли советские войска (15 ию­ня 1940 г. в Литву, 17 июня — в Эстонию и Латвию). Далее последовало вхождение этих государств в состав СССР, репрес­сии против зажиточных слоев населения, чиновников…

В репрессиях ничего хорошего нет. Вхождение в СССР — тема особая, но нельзя забывать, что в войну в соста­ве Советской армии геройски дрались Литовская дивизия, Эстонский и Латышский стрелковые кор­пуса. Во время Отечественной войны 75 тысяч латышей сражались с фашистами, 11 из них стали Героями Советского Союза, а ряд – крупными военными деятелями. Так, Озолс был резидентом советской разведки во Франции, Спрогис руководил разведшколой, где обучались Зоя Космодемьянская, Константин Заслонов и другие разведчики — героические борцы с фашизмом. Рейтерс командовал Брянским фронтом, генерал Берзин был первым комендантом поверженного Берлина. Стойко сражались бойцы латвийских, эстонских и литовской дивизий Красной Армии, которые участвовали в освобождении своих республик. Характерно, что их противниками на этом этапе войны были латвийские, эстонские и литовские эсэсовцы, но они, поднаторевшие убивать мирных жителей, сопротивляться Красной Армии не могли, были разгромлены и побежали сдаваться на Запад. А теперь остатки этих подонков шагают под эсэсовскими стягами на улицах Риги, Таллина и Вильнюса, демонстрируя русофобию.  Литва в результате «советской оккупации» территориально вообще очень даже вы­играла: ей достались пребывавшие «под Польшей» Вильнюс и Клайпеда, кото­рую перед войной литовское правитель­ство «добровольно-принудительно» от­дало Гитлеру.

Как тут не вспомнить, что ныне суверенные Украина и Белоруссия свои нынешние границы получили в результате «Западного освободительного похода» Красной Армии 1939 года, а окончательно нынешние границы были закреплены после окончания Второй мировой войны.

Из 38 дивизий СС только 12 были укомплектованы немцами. Добровольческие армии и национальные дивизии формировались на всех фронтах войны – от Индии до Дании. Не было только отдельных греческих, польских, чешских и литовских формирований, хотя представители этих наций были представлены в других немецких частях. Наиболее активно участвовали в боевых действиях на различных участках советско-германского фронта на стороне немцев латышские и эстонские части и соединения. Малоизвестны широкому кругу читателей такие воинские подразделения, воевавшие на стороне Гитлера, как: 

            Латышский легион ССсостоявший из дивизии № 1 «Леттланд» и дивизии № 2. Дивизия № 1 была сформирована в ноябре 1943 года и вела бои под Невелем и Псковом. Проводила террор против мирного населения. Летом 1944 года участвовала в боях под Нарвой, весной 1945 года – в Западной Пруссии. Сдалась в плен советским войскам под Данцигом.

              Дивизия № 2 была сформирована в апреле 1944 года. Вела оборонительные сражения на балтийском побережье, а в 1945 году в Курляндском котле сдалась в плен.

Через несколько месяцев после на­падения на СССР, 25 августа 1941 года, главнокомандующий группой «Север» генерал-фельдмаршал фон Лееб отдал приказ о наборе представителей прибалтийских народов для службы в вермахте. Из латышей, литовцев и эстонцев формировались особые команды, в задачи которых входили борьба с партизанами, а также карательные операции и охрана концлагерей. Местное население связы­вало службу в составе германских войск с освобождением своей страны от боль­шевистских оккупантов — поэтому новые воинские подразделения не испытывали затруднений с комплектацией и поначалу в основном формировались из добро­вольцев. К прибалтийским (в том числе эстонским) солдатам немцы относились с большим доверием — к примеру, в по­добных войсках командовали местные офицеры за исключением одного немец­кого наблюдателя на батальон.

            Эстонская дивизия СС «Эстланд». Была сформирована из эстонских добровольцев в феврале 1944 года. Принимала участие в боях под Нарвой в апреле-августе 1944 года, затем непрерывно отступала и 5 мая 1945 года сдалась в плен в Силезии.

            В октябре 1942 года началось со­здание Эстонского легиона СС, весной 1943 года его численность составила 1280 человек, позже он был реформи­рован сначала в Эстонскую доброволь­ческую бригаду, а потом в 20-ю грена­дерскую дивизию, насчитывавшую около 15 тысяч бойцов. Бригада, а затем дивизия считались войсками СС — но с небольшой оговор­кой. Подобные соединения, созданные не из представителей германских наро­дов, называли ваффен-дивизиями при СС (немецкое слово Waffen переводится как «оружие», в данном случае это указа­ние на то, что подобные войска относят­ся к системе охраны, то есть являются вспомогательными — служившие здесь солдаты даже не имели права носить в петлицах молнии-руны).

Эстонские каратели отличались особой жестокостью. В частности, в 1944 году они отметились кровавыми акциями против мирных жителей оккупированной Белоруссии. Их «боевой путь» отмечен многими сожженными деревнями, рас­терзанными белорусами и евреями, ты­сячами отправленных в рабство женщин и подростков. Эстонцев боялись гораздо больше, чем немцев.

Воевали прибалты гораздо скромнее — во время Нарвской операции и битвы за Таллин они понесли большие потери. Дивизии кое-как удалось вырваться из окружения и перебраться в Силезию, на границу с Чехией.

7 мая 1945 года 20-я дивизия СС получила приказ добраться до города Пльзень — и там сдаться американским войскам. Подразделение разделилось на несколько групп. На следующий день на пути одной из них, проходившей через местечко Яблонец-над-Нисоу, оказались местные партизаны. Они окружили при­балтов и потребовали, чтобы те сложили оружие. Деморализованные эстонцы по­слушно выполнили приказ.

Группа эсэсовцев насчитывала 3 тысячи человек — это достаточно серьезная сила. Но воевать против вооруженного противника совсем не то, что проводить карательные операции. Эстонцы и рань­ше не отличались боевым умением — а в данном случае они все равно шли сдаваться, так что без колебаний отдали себя в руки партизан.

Согласно сохранившимся документам, в конце войны набор в ваффен-подразделения проходил в порядке общей мо­билизации — и только треть контингента были добровольцами. Подавляющее большинство пленных не имело отноше­ния к. преступлениям против граждан­ских лиц.

Несколько дней чехословацкие пар­тизаны издевались над безоружными эстонцами. Им не давали воды и еды, их унижали и избивали. Потом начался массовый расстрел пленных. Их подводили к краю обрыва над рекой и стреляли в затылок. По разным данным, таким образом было убито от 500 до 1300 человек.

На счастье оставшихся легионеров, мимо проезжала машина с советски­ми офицерами. Наперерез ей бросился эстонец-штурмбаннфюрер (майор) по фамилии Сууркиви. Он владел русским языком и объяснил ситуацию, очень во­время вспомнив, что пленные являются гражданами СССР (Эстония была присо­единена к Стране Советов в 1940 году). 

Офицеры вышли из машины. Человек с погонами капитана (его фамилия осталась неизвестной) возмущенно по­интересовался, почему убивают совет­ских граждан, которых нужно судить. Он распорядился напоить военнопленных и объяснил: самовольные казни не допу­скаются.

Партизаны стали возражать: они рас­стреливают преступников, которые унич­тожали мирное население. Но капитан был тверд: это граждане СССР, они сда­лись в плен, и их должны су­дить в Советском Союзе.

Спор закончился неожи­данно. По воспоминаниям майора Сууркиви, советский офицер предложил чехам:

— Покажите мне одного из военных преступников!

Далее предоставим сло­во штурмбафюреру: «Среди нас был один молоденький (15-16-летний) паренек из немецкой вспомогательной службы, который в послед­ние дни войны получил Же­лезный крест, который он время от времени доставал из кармана и гладил; это не осталось не­замеченным чехами. Они и указали на этого парня. (…) Русский подозвал парня к себе, дал ему левой рукой по плечу, так что тот повернулся вокруг себя, и выстре­лил ему точно в затылок, сказав, что вот теперь все, конец. Больше не одного са­мовольного расстрела не будет».

Выживших легионеров отправили в концлагеря. Уже летом 1946 года Совет Министров СССР принял постановление об освобождении служивших немцам прибалтов, не замешанных в престу­плениях против мирного населения. А в 1953 году, после смерти Сталина, все по­собники нацистов были освобождены по амнистии.

Известно, что другая группа эстонских эсэсовцев, численностью 5 тысяч че­ловек, благополучно добралась до рас­положения английских и американских войск и сдалась им в плен. Союзники ис­пользовали легионеров по назначению: создали из них сторожевые подразде­ления, которые охраняли арестованных нацистских военных преступников — их вчерашних хозяев, попавших на скамью подсудимых.

Многие выходцы из Эстонии, служив­шие в дивизии СС и оказавшиеся в пле­ну у англичан и американцев, позже поселились в Западной Германии, США и Канаде и благополучно избежали ответ­ственности за расправы над мирными жителями. Например, бригаденфюрер СС Йоханнес Соодла (единственный эсто­нец, получивший генеральское звание вермахта), лично причастный к геноциду евреев в Эстонии и Белоруссии, а также карательным операциям на территории Ленинградской области, некоторое вре­мя жил в Западной Германии и Италии, затем перебрался в США, где активно со­трудничал с ЦРУ. В1961 году СССР потре­бовал у американцев выдать военного преступника — но из-за на­меренных бюрократических проволочек депортация так и не осуществилась, и в ито­ге суд над Соодла, переехав­шим в Западную Германию, не состоялся из-за смерти генерала в мае 1965 года.

Один из тех, кого спасли советские офицеры, бывший унтершарфюрер (младший командир) Харальд Нугисекс, награжденный Рыцарским крестом, 7 лет провел в советских лагерях. Осво­бодившись по амнистии 1953 года, он  сначала жил в Сибири, потом переехал в Эстонию. После выхода республики из состава СССР был награжден почетным знаком «Надломленный василек» и меда­лью «Благодарность эстонского народа». Скончавшегося в 2014 году легионера похоронили с воинскими почестями.

Безусловно, массовый расстрел эстон­ских эсэсовцев чехословацкими партизанами был варварской акцией. Но вспом­ним, что руководство рейха присвоило территории Эстонии статус «юденфрай» («свободной от евреев») — то есть все представители данной национальности, включая стариков и младенцев, в ре­спублике были уничтожены. Акции про­водились с участием местных легионе­ров — и события мая 1945 года выглядят возмездием судьбы. 

            Из Прибалтийских стран особо хотелось сказать о Литовской республике.После вхождения в состав СССР литовские националисты развернули широкомасштабную подпольную войну против государственных органов Советского Союза.            

В Литве сопротивление советской власти было особенно активным. Мобильные отряды хорошо вооружённых бойцов безжалостно расстреливали коммунистов, милиционеров, комсомольских вожаков, активистов, тех, кто сотрудничал с новым режимом, — врачей, учителей, а также членов их семей. Не щадили ни детей, ни женщин. Зачастую дома, в которых жили расстрелянные, поджигались. 

            После проведения карательной акции боевики бесследно растворялись в лесу. Их мастерски построенные убежища не могли найти даже поисковые собаки. Они называли себя Лесными братьями, а в документах НКВД значились как «Вооружённые националистические бандформирования».

            Целью Лесных братьев было восстановление государственной независимости Литвы и других прибалтийских республик.

            Наибольший размах движение противников советского строя приобрело в Литве в 1944-1947 годах. Самыми организованными среди прибалтов считались именно литовские бойцы. В 1944 году была создана хорошо вооружённая и экипированная Армия Свободы Литвы. Она имела единое командование, военную форму, укреплённые лесные базы, центры обучения, госпитали, типографии, отлаженную разведку и добровольных помощников по всей стране. 

            В то же время националистические элементы Латвии и Эстонии зачастую сбивались в небольшие отряды и действовали стихийно, у них отсутствовал единый командный центр. Летучие группы эстонских и латышских противников режима ( их также называли Лесными братьями) отличали  мобильность, самостоятельность, отсутствие чётких географических «очагов» вооружённой борьбы.

            Согласно архивным документам, от рук литовских Лесных братьев погибло примерно 25 тысяч мирных граждан.

            Советские и российские историки рассматривали движение Лесных братьев как ярко выраженное националистическое, профашистское. В то же время их прибалтийские коллеги называли Лесных братьев «борцами за свободу». Той же позиции придерживаются и нынешние власти прибалтийских стран. Официальные лица разного уровня называют Лесных братьев «национальными героями и истинными патриотами». Следует особо отметить, что в борьбе с ними тяжёлые потери несли и советские чекисты. Всего их полегло на прибалтийских землях более 8 тысяч.

             Резкое недовольство прибалтов вызва­ло намерение Гитлера не предоставлять прибалтийским республикам самостоя­тельности. По мнению фюрера, они долж­ны были стать новыми территориями рейха.

Причем фашистские идеологи объяви­ли литовцев «неполноценными». В ответ литовские мужчины отказались от службы в немецкой армии. В то же время латыши и эстонцы охотно вступали и в германскую армию, и в эсэ­совский легион «Ваффен СС».

В конце декабря 1942 года, когда для немецко-фашистских войск сложилась критическая ситуация под Сталинградом, Гитлер принял решение бросить на фронт латышей.

В целях облегчения их мобилизации генерал-инспектором латышского добро­вольческого легиона СС был назначен ярый националист Рудольф Бангерскис. Гитлер лично присвоил ему звание гене­рал-лейтенанта войск СС.

Срочно были сформированы две ла­тышские дивизии СС. Плохо подготовлен­ные, вооруженные практически только стрелковым оружием, эти дивизии в январе 1944 года были броше­ны фашистами на фронт, навстречу прорвавшим немецкую оборону под Ленинградом войскам Красной Армии. Неуди­вительно, что они были разгромлены наступав­шими и практически полностью уничтожены. Таким образом, тыся­чи латышей полегли на полях сражений в угоду пронемецки настроен­ным местным правя­щим элитам.

Если латыши и эстон­цы активно воевали под знаменами фюре­ра, то литовцы согласились на военные действия только в составе Литовских на­циональных батальонов самообороны, с опознавательными знаками и нашив­ками Литовской армии. Причем только на территории Литвы.

В 1944 году немцы дали согласие на создание Литовской армии. Кроме того, они не возражали, чтобы ее возглавил известный генерал Повилас Плехавичус. В первую неделю под знамена генерала пришло 25 тысяч добровольцев.

Когда же немцы попытались насильно включить эту армию в состав герман­ских вооруженных сил, все литовские соединения организованно ушли в леса и составили костяк Литовской Армии Свободы.

Немецкое командование крайне нега­тивно восприняло эти события и провело несколько войсковых операций. В ре­зультате им удалось пленить генерала Плехавичуса, его штаб и командирский корпус. Впоследствии многие литовцы были либо расстреляны, либо сгинули в немецких концлагерях. Это обстоятель­ство существенно ослабило движение сопротивления. Ему катастрофически не хватало опытных офицеров.

Однако Литовская Армия Свободы, насчитывав­шая боле 100 тысяч бойцов, пыталась воевать с регулярными частями Совет­ской армии.

В ответ руководство СССР бро­сило на подавление Лесных братьев от­борные части МГБ СССР и Советской армии. В 1947 году Советская армия провела ряд войсковых операций против Лесных братьев с привлечением танков и авиа­ции. Было разгромлен штаб, уничтожено более 3 тысяч националистов, а пример­но 15 тысяч бойцов взяты в плен.

Серьезный удар по движению Лесных братьев нанесла еще одна депортация в 1949 году, когда тысячи зажиточных крестьян отправились в сталинских те­плушках в Сибирь. Таким образом, уда­лось нейтрализовать тех, кто особенно активно помогал Лесным братьям продовольст­вием. После 1957 года любые упомина­ния о прибалтийских партизанах в совет­ской прессе были запрещены.

Фактический конец массовому сопро­тивлению литовцев положила амнистия 1955 года, но отдельные партизанские отряды продержались вплоть до начала 1960-х годов.

Один из лидеров движения сопро­тивления на допросах признал, что его бойцы «сознательно перешагивали за­конность и легко применяли смертную казнь», а еще добавил: «В те годы все мы купались в грязи. И что самое страшное, грязь эта была кровавой. Совершены та­кие подвиги, по которым наши дети могут учиться, и такие преступления, которые тоже не следует забывать, чтобы их не повторяли другие!»

Первоначально при комплектовании подразделений из бывших военнопленных предпочтение отдавалось лицам нерусской национальности. Особо хотелось сказать об участии Украинских подразделений, которые были созданы гитлеровской армией. В настоящее время Украина является самостоятельным государством, но вклад украинских националистов в формировании своих полков и дивизии на базе Вермахта — Вооружённых сил Германии и их участие в войне против Красной Армии и партизан очень значителен. Об этом сегодняшние украинские правители не особенно любят вспоминать, но факты вещь упрямая.

           Известна  украинско-националистическая дивизия СС «Галичина», ситуация с её созданием германским командованием была интересна с точки зрения истории. По воспоминаниям Кубийовича, инициатором создания дивизии был Вехтер, который считал, что «Галиция была страной, в которой нужно возобновить немецкое (австрийское) влияние, которое происходило ещё со второй половины XVIII века». Дивизия набиралась из жителей генерал – губернаторства Галиция. Избыток добровольцев (на 1 июня 1943 записалось более 80 тысяч) позволил сформировать 204-й батальон полиции и СД, и ряд других соединений часть из которых была позже использована для воссоздания дивизии после её разгрома под Бродами в июле 1944 года. Подразделения этой дивизии с осени 1943 года участвовали в антипартизанской войне по всей территории Европы. В середине июля 1944 года дивизия первого набора была разгромлена Красной Армией в боях под Бродами. В конце сентября 1944 года боеготовые полки дивизии были переброшены на подавление Словацкого восстания, к середине октября 1944 года дивизия была задействована в Словакии в полном составе. В начале 1945 года дивизия была переброшена на Балканы, где вела борьбу с югославскими партизанами. В середине марта дивизию должны были разоружить, передав её вооружение формируемому германскому соединению, но быстрое продвижение Красной армии вынудило перебросить её на фронт, где она действовала с 1-м германским кавалерийским корпусом и перед капитуляцией входила в подчинение 4-го танкового корпуса. В последних числах апреля 1945 года дивизия формально была преобразована в 1-ю Украинскую дивизию Украинской национальной армии, хотя на германских картах и документах она все ещё имела прежнее название и командование войск СС считало её своим соединением войск СС. В период с 8 по 11 мая части дивизии сдались американским и британским войскам.

Специальное подразделение «На́хтигаль» («Соловей», «Ночная птица») имени Степана Бандеры был сформирован в марте-апреле в 1941 г. из бандеровцев. Формирование проходило военную подготовку в Нойгаммере в составе 1-го батальона полка специального назначения «Бранденбург-800», который был подчинен Абверу-2 (отдел Абвера, который занимался осуществлением диверсий в стане противника). Политическим руководителем батальона был Теодор Оберлендер (известный немецкий деятель, который занимался немцами Востока, оберфюрер СС), командиром батальона со стороны немцев был обер-лейтенант Альбрехт Херцнер, командиром батальона со стороны украинцев — капитан Роман Шухевич.

Абвер, как известно, не афишировал свои действия, поэтому о действиях «Нахтигаля» не очень много свидетельств. Известно, что 30 июня в 1941 г. специаль-батальон «Нахтигаль» вошел во Львов вместе с 1-м батальоном полка специального назначения «Бранденбург-800». Польские и советские (а позже и российские) публицисты и историки неоднократно обвиняли брандербургцев и нахтигальцев в карательных акциях первых дней оккупации. В 1991 году в Лондоне вышла книга польского автора Александра Кормана «Из кровавых дней Львова 1941 года». Автор приводит многочисленные факты, фамилии, свидетельства очевидцев этой трагедии. Исследователь утверждает однозначно: с 3 июня до 6 июля в 1941 г. (время пребывания специаль-батальона «Нахтигаль» во Львове) польских ученых, евреев и коммунистов уничтожали гитлеровцы, нахтигалевцы и боевики из ОУН-бандеровцев. Корман приводит в книге фотокопию обращения Степана Бандеры, которое распространялось во Львове с 30 июня по 11 июля в 1941 г. в виде летучек и афиш: «Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды — то твои враги! Уничтожай их!» В другой интерпретации эта открытка звучала так: «Ляхов, жидов, коммунистов уничтожай без милосердия, не жалей врагов украинской народной революции!». 

            После провозглашения 30 июня 1941-го то есть так называемой самостоятельной Украины во Львове, которое осуществил Ярослав Стецько («Карбович», первый заместитель Бандеры), с помощью «Нахтигаля» имени С. Бандеры и по приказу Бандеры, и после арестов участников этой затеи оба специальных батальона были отозваны с фронта и в конце октября объединены в одно формирование. В середине марта в 1942 г. объединенный (теперь уже шуцманшафт) батальон под командой Евгения Побигущего («Рена») был отправлен в Беларусь и действовал в треугольнике Могилев-Витебск-Лепель в составе 201-й полицейской («охранной») дивизии генерала Якоби против белорусских партизан и мирного населения. Как нахтигалевцы служили своим хозяевам в этот период, достоверно неизвестно, однако перед Рождеством в 1943-ом г. воинское подразделение  распустили. Причины этого до сих пор не выяснены.

Украинская вспомогательная полиция состояла из двух подразделений: одно называлось «шуцманшафт», или «шума», и принимало участие в карательных опе­рациях, проводимых нацистами на территории Украины, Белоруссии и России. Другое структурное подразделение выполняло функции местной полиции и действовало в ос­новном в дистрикте Галиция. Сама служба украинской вспомогательной полиции была образована 27 июля 1941 года. Ее численность со­ставляла около 35 тысяч че­ловек, главной задачей «укра­инского шуцманшафта» была борьба с партизанами, евре­ями и коммунистами. Логика нацистов в созда­нии подобных подразделе­ний вполне объяснима: не каждый из полицаев способен убивать своих земляков, а то и вовсе близких. Исходя из этой логики, польская «синяя полиция» принимала участие в карательных операциях на Украине, а 12-й литовский ба­тальон депортировал евреев из Варшавского гетто.

Украинские батальоны «шуцманов» (всего было соз­дано 49 батальонов) несли свою «кровавую» службу на территории Белоруссии. На их счету немало «подвигов». Одним из самых известных является Хатынь — небольшое белорусское село, сожженное карателями. Примечательно, что в СССР об этом не было принято говорить, чтобы не сеять национальную рознь.

22 марта 1943 года в 40 километрах от Минска пар­тизаны обстреляли легковую машину, в которой ехал ко­мандир полицейского бата­льона гауптман Ганс Вёльке — чемпион по толканию ядра Олимпиады 1936 года, первый чемпион-немец, любимец фюрера. Его смерть напугала оккупантов. Неподалеку располагался 118-й украинский полицейский батальон, ше­фом одной из рот которого и был убитый Вёльке. И «поли­цаи» сами, без ведома немцев, принялись искать виновных. Главным зачинщиком сожжения Хатыни был Григорий Васюра, начальник штаба 118-го полицейского батальона, хауптштурмфюрер СС (капитан). Вначале полиция под на­чалом Васюры расстреляла 27 жителей деревни Козыри, а потом по следам партизан вы­шла к деревне Хатынь. Собрав жителей в огромный сарай, они обложили его соломой и подожгли. 149 человек — жен­щины, старики, а половина — несовершеннолетние дети — сгорели в огненном аду. Смысл этого зверства — желание выслужиться перед немцами. Которые, в общем- то, и не требовали такого зверского «подхалимажа». Сейчас Хатынь известна во всем мире — на месте сож­женной деревни создан ме­мориальный комплекс. Но и сегодня большинство счи­тают, что это преступление гитлеровцев, а не их озвере­лых «помощников». Ведь не­даром в начале 1943 года для шуцманов была установлена специальная эмблема в виде свастики в лавровом венке, носившаяся на головном убо­ре и левом рукаве кителя. Сва­стику обрамлял девиз — Treu Tapfer Gehorsam («Верный, храбрый, послушный»).

Надо сказать, вояки-бандеровцы, как входившие в структурные подразделения вермахта, так и «вольные стрелки», всю войну бегавшие по лесам, с каким-то садист­ским усердием убивали жен­щин и детей. Вот что писал из­вестный публицист Ярослав Галан в одной из своих книг: «Четырнадцатилетняя де­вочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жа­рить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хо­зяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая идея: «Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго не умерла с голоду, мы оста­вим тебе продукты. А ну, хлоп­цы, нарубайте ей свинины!..» «Хлопцам» это предложение понравилось. Через несколь­ко минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кро­вью отца и матери…»

24 октября 1949 года Ярос­лав Галан погиб от рук наци­оналистов — ему нанесли  11 ударов гуцульским топори­ком.

14 октября 1942 года на территории Украины была создана УПА — Украинская по­встанческая армия.

Причинами создания по­встанческой армии ее аполо­геты называют желание из­гнать с территории Украины и гитлеровцев, и москалей. Про­тивники считают, что к 1942 году деятели ОУН, под эгидой которой и была создана УПА, договорились с гитлеровцами о совместной борьбе с парти­занами Красной армии.

Члены УПА были с гитлеров­цами заодно. Разумеется, ис­ключения были, но они толь­ко подтверждают правило: украинские националисты работали на немцев. Порой неявно, иногда невольно, но чаще всего — сознательно и опять же с особым усердием.

Одной из главных задач вояк УПА были не бои с насту­пающей Красной армией или с партизанами, а запугивание местного населения. Особенно из числа тех, чьи родственники служили в Красной армии, находились в партизанах или помогали им продуктами.

Согласие сводным статистическим данным советских архивов за время, прошедшее посла освобождения Украины (1944-1956 годы), было убито мирных жителей: 15 355 колхозников и крестьян; 860 детей, стариков и домохозяек; 1881 представитель интелли­генции; 50 священнослужителей; 676 рабочих заводов и предприятий; 314 председателей колхозов; 205 комсомольских и 216 партийных работников; более 2500 советских работников (председателей, секретарей и прочих работников сельских, городских, районных ис­полнительных комитетов).

После того как Красная  армия, освободив террито­рии Западной Украины, ушла дальше на запад, бойцы УПА стали регулярно проводить рейды по их тылам, убивая оставленных раненых, коммунистов, активистов, работа­ющих в колхозах.

Одним из любимых спосо­бов ввести людей в заблуж­дение было переодевание бойцов УПА в форму красно­армейцев. Этим можно было замести следы содеянного и посеять ненависть к Красной армии. И таких примеров, связанных с переодеванием, очень много. 28 марта 1944 года в селе Новая Брыкуля Тернопольской области бой­цы УПА явились в советской форме и с советским оружием и принялись собирать населе­ние под предлогом отправки на работу. В действительности крестьян-украинцев отвели от родного села лишь на кило­метр, после чего 115 человек расстреляли. 

Но самой страшной и абсо­лютно бессмысленной можно признать акцию УПА, которая получила наименование «Во­лынская резня». Целью этой операции, направленной про­тив мирного населения, было «очищение» территории Во­лыни от польского населения. Украинские националисты окружали польские села и ко­лонии, а затем приступали к убийствам.

Убивали всех — женщин, стариков, детей, грудных младенцев. Жертв расстреливали, избивали дубинами, рубили топорами. На месте польских сел оставались лишь обгоревшие развали­ны. По данным сейма Поль­ши, опубликованным в 2013 году, в период с 1942 по 1945 год погибло около 100 тысяч поляков.

Властям Украины очень хо­чется, чтобы все это было не­правдой. Но факты — упрямая  вещь. С ними не поспоришь.

Казалось бы, все это в прошлом. По­сле войны многие бывшие легионеры своим добросовестным трудом поста­рались искупить вину. И стоит ли вспо­минать об изменниках через столько лет после Великой Победы? Думается, что стоит. Ведь тем величественнее и значимее подвиг тех, кто не сломался в концлагерях, остался до конца верен присяге, кого не соблазнили посулы вра­га. И дело не в национальности, главное — нравственный стержень: лучше погиб­нуть, чем стать предателем. Ведь испо­кон веку нет большего позора у предста­вителей любой нации…

            После окончания войны в Европе часть добровольческих формирований, воевавших на стороне вермахта, оказалась на территории, занятой войсками союзников. В западные районы Чехословакии и Австрии стекались казачьи войска, «восточные легионы», охранные войска, отступавшие под натиском Красной Армии и англо-американских войск. Согласно ялтинским договорённостям, СССР и его союзники обязались вернуть друг другу всех своих граждан, включая освобождённых военнопленных, перемещённых гражданских лиц, военнослужащих различных добровольческих формирований. Англо-американское командование не считало, однако, советскими гражданами тех лиц, которые не проживали в СССР до сентября 1939 года, то есть жителей Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии. Значительная часть добровольцев сумела избежать репатриации и остаться на Западе. Всего «невозвращенцев» (включая как коллаборационистов, так и жителей западных областей СССР) насчитывалось около полумиллиона человек.

            Согласно ялтинским договорённостям, репатриации подлежали также советские солдаты, которые были дезертирами или служили в немецкой армии. Советская пропаганда утверждала, что возвращаться на Родину не желают немецкие прислужники-полицаи. Но по данным американцев, только 10 % из всех украинцев, подлежащих репатриации, проходили службу в рядах полицейских подразделений и различных формирований вермахта. Остальные же были советскими военнопленными или «окруженцами», украинцами по национальности, по каким-либо причинам оказавшимися на той территории. Дело в том, что во время немецкой оккупации Украины военнопленных красноармейцев — местных уроженцев отпускали домой. И преимущественно это были тоже украинские крестьяне. У украинских женщин даже существовало такое понятие – «купить мужа», то есть забрать из лагеря военнопленных любого понравившегося ей мужчину. Всё это делалось практически до конца 1941 года, хотя в директиве Германа Геринга № 97 п. № 5 от 9 ноября 1941 года было указано: «Украинцы не пользуются особыми привилегиями, фюрер приказал, чтобы пленных в дальнейшем не освобождали». Тысячи военнопленных и «примаков», как говорили на Украине, наводнили украинские сёла, где, в отличие от города, легче было прокормиться.

            На первый взгляд, такой гуманизм немцев не имел практической выгоды для Германии. Однако оккупанты, к удивлению крестьян, не разогнали колхозы, а всего лишь переименовали их в общественные хозяйства. И отпущенные военнопленные, и «примаки» были в них основной подневольной рабочей силой, поставляя продовольствие для нужд Германии. 

            Многим украинским крестьянам, призванным в Красную Армию и попавшим из-за просчётов руководства СССР в плен или в окружение, пришлось отступать с частями вермахта на Запад. Но и там они оказались никому не нужными – ни русской эмиграции, ни своим братьям-украинцам. Они лихорадочно искали выход и молчали, поскольку их родной язык мог привести к большим проблемам.

            Дело в том, что литературный украинский язык, создававшийся на базе диалектов Западной Украины и заимствований из польского, уже не включал в себя староукраинские слова, сохранившиеся в языке у украинцев из центральных и юго-восточных районов Украины. 

   Это обстоятельство оказалось для украинских крестьян настоящим бедствием. Ведь многие украинские крестьяне пытались выдать себя за уроженцев западных областей, которые до 1 сентября 1939 года находились на территории Польши и репатриации не подлежали. 

Но русские и украинские переводчики по их акценту и манере разговаривать безошибочно определяли, кто есть кто. Ведь переводчики сами всей душой пытались попасть в США и всячески выслуживались перед начальством, безжалостно «вычисляя» кандидата на отправление в СССР. Язык уже в который раз сыграл с украинскими крестьянами злую шутку. Ведь почти половина из них были неграмотными или малограмотными. Их родным языком был украинско-русский суржик. Эта языковая смесь полностью подменила «украинскую мову» во время насильственной украинизации 1920-1930 годов в тогдашней столице Украины –Харькове, так было и в начале 1930-х годов в Москве, куда приезжали украинские крестьяне, спасаясь от голода и коллективизации.

предупредить конфликты в процессе адаптации к американскому обществу. Ведь в США на первых порах новоприбывшие опекались землячествами. А амбициозная русская эмиграция, состоявшая в то время из бывших белогвардейцев, напрочь отказалась участвовать в судьбе «бандитов-махновцев». Украинская же диаспора, имеющая в США давние корни (сюда начали переселяться украинцы из западных областей ещё в XIX веке), обвиняла бывших советских крестьян в отсутствии … патриотизма и национальной гордости. Они ставили им в вину то, что те долгое время терпели гнёт «москалей» и не оказывали никакого сопротивления. Конфликты и социальная неприспособленность такой массы людей могли поколебать устои даже такой страны как США.

          Всего же в годы войны на стороне Гитлера воевали свыше 1,8 миллиона человек из числа граждан других стран и наро­дов. Из них было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, не­сколько отдельных полков, легионов и батальонов.

Из-за отсутствия достоверных статистических дан­ных до сих пор не установлено общее число жертв среди военнослужащих и гражданского населения многих государств, участвовавших в войне, в том числе — реальные потери германских вооруженных сил и их союзников. Начиная с разгрома под Сталинградом, не­мецкая система учета потерь стала давать сбои, а в 1944 и 1945 гг., тер­пя поражение за поражением,  гер­манское командование просто физически не могло учесть все свои без­возвратные потери. С марта 1945 г. их учет вообще прекратился. По имеющимся не­полным данным, безвозвратные потери Германии и ее союзников (убито, умерло от ран, попало в плен и пропало без вести) составили около 11,8 млн. человек. Потери граждан­ского населения «Третьего рейха» — около 3,3 млн. человек, включая погибших от бомбежек и военных действий, про­павших без вести и жертв фашист­ского террора.

            Впрочем, несмотря на кровавую историю походов на Россию и их бесславный для завоевателей финал, количество желающих получить российские земли не уменьшилось. 

            Им иногда полезно взглянуть на тех, кто всё-таки отхватил свой кусок российской земли – с ними можно познакомиться на воинских могилах, на кладбищах.

            Сегодня нам кажется, что через столько лет цивилизованные европейцы и культурные японцы относятся к нам по-другому. Но нет, они также ненавидят русских и Россию, как и их предки.  

 Николай Варавин, историк, ветеран МВД РФ и боевых действий, член Союза писателей города Волжского  Волгоградской области

2 КОММЕНТАРИИ

  1. ВСЕ ПЛОХИЕ ВСЕ УБИЙЦЫ И БАНДИТЫ ВОТ ТОЛЬКО РУССКИЕ СОЛДАТЫ ВЕЖЛИВЫЕ ЛЮДИ ОНИ НЕ УБИВАЛИ ПОЛЯКОВ ПОД СМОЛЕНСКОМ В КАТЫНИ И В ДРУГИХ МЕСТАХ .

  2. Автор больной на голову дегенерат, как и все его герои, еще пытается свалить всю вину с больной головы на здоровую. Я могу только представить, какие истории этот холуй сочинял работая в мусарне, заставляя их подписывать замученных им людей, которых он садил за чужие преступления) Про вырезанные глаза хорватами для отчета немцам, это хит сезона, даже писатели-фантасты отдыхают в стороне) А все убийства животными-большевиками людей и оккупация соседних стран, Финляндии, Польши, Прибалтики, Румынии, оказывается, были освободительным походом)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here