«В 2022 году Волжский отметит трёхсотлетие»

3
827

Есть предложение скорректировать дату основания поселения

В состав группы активистов, выступивших с этой инициативой, вошли археолог Александр Глухов, историк и краевед Андрей Клушин, почётные граждане Волжского Владимир Глухов и Лев Кириченко, директор Волжского музейно-выставочного комплекса Михаил Сайфутдинов. В ходе пресс-конференции, состоявшейся в историко-краеведческом музее, они предложили датировать основание населённого пункта 1722 годом.

Здесь Мамай прошёл

Инициатива уже вызвала немало иронических отзывов в СМИ: «Посёлок Волжский преобразован в город областного подчинения Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в 1954 году. Откуда 1722й, что за профанация?»

-Это восстановление исторической справедливости, — говорит  Владимир Глухов. — Во всём мире принято считать датой основания населенного пункта  дату первого письменного упоминания о нём, тем более, если это подтверждается археологическими раскопками.  Упоминание есть в указе Петра Великого от 1722 года.

Однако не так давно «всплывала» ещё одна дата из истории поселения — 1420й год. А она откуда взялась?

Говорит археолог, кандидат исторических наук Александр Глухов:

-Территория села Верхне-Ахтубинского с глубокой древности была местом обжитым. Здесь была налажена переправа через Волгу, которой пользовались скифы, сарматы, гунны, готы, булгары, хазары, арабы, половцы, монголо-татары, ногайцы, калмыки. По левому берегу Ахтубы проходила одна из дорог Великого шёлкового пути.

В XIII–XIV веках на том самом месте, где стоит сейчас город, находились два достаточно развитых золотоордынских поселения. Более древнее располагалось в районе Осадной балки (недалеко от Речпорта), второе — на территории современного 14-го микрорайона. Его посещали практически все князья со времен Александра Невского для поездки в Орду.

Двести лет назад, в 1838 году, в ходе путешествия по Волге Верхнюю Ахтубу посетили художники, братья Чернецовы, упомянувшие в своих записках «Мамаевские развалины» на окраине Безродного. В 1843 году рядом с селом обосновалась археологическая экспедиция под руководством офицера Министерства внутренних дел Александра Власьевича Терещенко — поводом для раскопок послужили находки, сделанные крестьянами в одном из курганов.  Однако девятилетний труд исследователей пошёл насмарку: по чьему-то недосмотру всё найденное — около 25 тысяч монет — сложили в один мешок и отправили в Петербург. Так и хранится клад в Эрмитаже: невозможно определить, в районе какого села найдена та или иная монета.

Золотоордынский город впервые был выделен в отдельный археологический памятник профессором Францем Баллодом в работе «Приволжские Помпеи», опубликованной в 1923 году. Однако заниматься его изучением было некогда, а в послевоенное время его и вовсе посчитали уничтоженным в ходе строительства города.

Вновь о поселении заговорили в 2012м году, когда совершенно случайно его остатки обнаружили при строительстве домов в 14м микрорайоне. Судя по найденным монетам, золотоордынский город был разрушен и разграблен в 60е годы  XIV века ордами татарского темника Мамая.

Но отнести дату образования населённого пункта к XIII-XIV векам  неправильно: никакой связи между городом Золотой Орды и селом Верхняя Ахтуба, кроме места расположения, археологи пока не установили. 

«Почта России» XVIII века

А вот об истории трёхсотлетней давности известно гораздо больше.

Андрей Клушин рассказывает:

-В начале 17 века волжскую пойму облюбовали калмыки. Они называли её Монтохой, то есть Денежная излучина. Переправа вброд через Ахтубу в районе нынешнего поселка Рабочего так и была названа — урочище Монтохой.

Правительство России «Монтохоем» заинтересовалось сто лет спустя. В 1715м году сюда прибыл майор Царицынского гарнизона Иван  Молоствов, который «в трудный час решил помочь своему отечеству», основав завод селитроварения — для производства пороха. Вместе с отрядом в три десятка солдат он обследовал берега Ахтубы от истока до устья — около 500 километров — и пришёл к выводу, что завод следует строить на территории одного из золотоордынских поселений. Причём он склонялся именно к «нашему»: от Царицына, где майор проходил службу, оно было в двух шагах. Однако калмыков возмутило посягательство на территорию, которую они считали своей. Вмешался Пётр, предложивший компромисс: завод построят ближе к Астрахани, а калмыки, в свою очередь, не будут мешать работе почтовой станции.

Откуда станция, спросите вы? Да ведь сам Пётр и повелел её построить указом  от 7 августа 1722 года. Сохранилось и более раннее, от 18 июля 1722 года, письмо Петра Сенату из Астрахани: «Господа Сенат. По получении сего пошлите с Москвы нарочного до Царицына прямою дорогою и велите ему вымерить версты и поставить столбы с подписьями, так как по новогородской и другим дорогам сделаны, так же пошлите указы, чтобы как реки замерзнут, измерить вёрсты реками, начав от Москвы, Москвою рекою, Окою и Волгою до Астрахани, город от города, и ставить столбы только по городам, кои стоят по берегам помянутых рек, сколько от города до города будет реками верст. Петр. Астрахань».

Он же повелел, чтобы воеводы и коменданты городов обеспечили сохранность дипломатической переписки. От Царицына до Астрахани следовало поставить три почтовых двора и пять почтовых «подстав». На каждом их них должен быть или офицер, или унтер-офицер, или солдат. «Все они должны быть толковые и умные люди», — пишет Пётр. На каждом почтовом дворе или «подставе» иметь по 12 лошадей и с ними четыре человека «городовых» или донских казаков, да татар крещёных по семь человек. По Волге на почтовых прогонах должны стоять по две почтовых лодки с гребцами и в тех лодках по три солдата для охраны.

Для императора строительство почтового тракта имело особое значение ещё и вот почему: в 1722м году, направляясь в Царицын, он едва не утонул в ледяной реке. Спасли его калмыки, однако Пётр обратил внимание, что места пустынны, нет ни домов на переправе, ни почтовой станции, где мог бы обогреться замерзающий путешественник. Вот цитата из ещё одного письма в Сенат: «Понеже, как мы слышим, помянутая почтовая дорога пуста, и жилья близко нет».

 Самое раннее свидетельство существования этого тракта есть в сообщении шотландского путешественника и придворного врача Джона Белла, находившегося при императоре во время Персидского похода: он опубликовал первую таблицу почтового тракта в Дорожном календаре. То есть, в 1723 году в районе современного посёлка Рабочий начала действовать почтовая станция «Речка Ахтуба». Обслуживала её команда казаков.

А затем на левом берегу началась история строительства шёлкового завода и села Безродное, потомков жителей которого можно отыскать в Волжском.

В память об императоре

В 1972 году в районе шлюзов была найдена серебряная медаль — одна из отлитых в 1725 году для участников торжественной церемонии похорон императора Петра. Было выпущено восемь видов золотых медалей — они отличались весом и размерами — для генералов и офицеров, ещё два вида серебряных — для унтер-офицеров и капралов, ещё одна разновидность — для рядовых. Известно, что автором рисунка и чекана был датский медальер Антон Шульц, прибывший в Россию в 1724 году. На лицевой стороне медали написано: «Пётр Великий, император и самодержец всероссийский», также здесь изображены «аллегория  вечности в виде женской фигуры с уроборосом в руке, уносящая Петра в небеса, аллегория России в виде коронованной женской фигуры, сидящей на берегу моря с кораблями слева. Рядом с фигурой России атрибуты власти, науки, искусств и войны. Справа два лавровых дерева – символ славных деяний и вечной жизни».

Эта медаль, которую, судя по всему, потерял военный в чине капрала, — неопровержимое доказательство того, что территория в районе почтовой станции триста лет назад была не только обжита, но и находилась под надёжной охраной правительственных войск.

Что нам даёт эта дата?

-Волжане должны знать историю своего края, — говорит Лев Кириченко. — Археологические памятники, находящиеся на территории города, следует привести в порядок.

Их реставрация, считают участники пресс-конференции, может сделать Волжский привлекательным для туристов. И речь не только о создании музея истории края, но и, в частности, о реконструкции старообрядческих пещер.

-Есть хорошее понятие — «Дух места», — подвёл итог сказанному Михаил Сайфутдинов. — Оно складывается из исторических фактов, преданий, легенд. В Волжском «дух места» существует уже несколько столетий. И 1722 год, которым мы рекомендуем датировать образование населённого пункта на берегу Ахтубы, — это и символ возвращения к истокам, к нашей замечательной истории, и обращение к будущему, импульс для дальнейшего развития нашего города.

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Когда денег до «клюва» и дети у кормушки, можно и фигней позаниматься…научите лучше холопов, как миллионы зарабатывать, прибирая заводы, пароходы с 90х гг…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here