В Волгоградском театре знают: «Главное, чтобы костюмчик сидел»

0
608

В театре для создания художественного образа важно всё, включая костюм, головной убор, бижутерию. Именно костюмеры немало делают для создания образа. Они способны переодеть артистов за считанные секунды во время спектаклей, а еще они обладают стрессоустойчивостью, быстрой реакцией, богатым воображением и способностями психолога. О тайнах закулисья и специфике профессии рассказала начальник костюмерного цеха театра «Царицынская опера» Людмила Медведева.

Увидела зал и поняла: «Хочу работать в театре!»

Как вы стали работать костюмером?

— Одно время я активно искала себя, работала в детском саду, продавцом-контролером, секретарем. Но мне всегда хотелось чего-то иного. Однажды вместе с супругом я оказалась в музыкальном театре, который в то время находился на ремонте. Пока он был занят делом, я пошла осматривать театр, вышла на сцену — и точно поняла, где хочу работать. И спустя какое-то время стала работать костюмером в «Волгоградской оперной антрепризе». Первым спектаклем, на котором я работала, оказалась «Травиата» Дж. Верди. Я быстро включилась во взаимодействие с людьми, вся работа была на выездах, сцены и залы менялись. В начале 2000 года я уже работала в штате Волгоградской оперной антрепризы.  Общение с талантливыми людьми, нахождение в постоянном творческом процессе дает заряд энергии, удовлетворение от проделанной работы, вдохновение. Люди нашей профессии — непосредственные участники постановочного процесса. Мне посчастливилось работать с яркими профессионалами своего дела: оперным певцом, Народным артистом СССР Зурабом Соткилава, оперной певицей Любовью Казарновской, оперным певцом, народным артистов РФ Виктором Черноморцевым, примой-балериной Мариинского театра Ульяной Лопаткиной и другими.

Сколько костюмеров в вашем цехе? Всегда ли хватает «рабочих рук»?

— Шесть человек вместе со мной. Мы справляемся. Конечно, бывают месяцы очень тяжелые. Так, декабрь 2019 года был настолько насыщенным, что мы не успевали и минуты передохнуть. Наш коллектив подобран так, что все четко знают свои задачи. А переизбыток людей может негативно сказаться на результативности и ответственности. Конечно, когда кто-то болеет – остро чувствуется нехватка людей.

Есть ли у вас определенные правила подготовки к спектаклям?

-Это как шахматная партия, нужно рассчитывать работу на месяц вперед. Если говорить об алгоритме работы над конкретным спектаклем: идешь и смотришь расписание, кто из артистов задействован, есть ли вводы, замены артистов (тогда срочно писать служебную записку по пошиву нового костюма), что нужно постирать, подшить, почистить. У каждого костюмера есть маленькая записная книжка, в которой фиксируются все нюансы костюмов, за которые специалист несет ответственность  – где пуговичка оторвалась, где что-то распоролось, что нужно подготовить к следующему спектаклю. Затем все стирается, гладится, выносится на площадку. За 2 часа до спектакля мы начинаем работу с артистами. Если репетиция назначена, то мы принимаем в ней участие. Если вводные артисты, обязательно проводим репетицию в костюмах. Артисту важно почувствовать как сидит плащ, шляпа…, чтобы одежда не отвлекала от игры. Репетиции в костюмах проводятся не только для премьерных спектаклей, но и постановок, которые давно не шли на сцене. Так, недавно мы показывали спектакль «А зори здесь тихие» по мотивам оперы Кирилла Молчанова. Там есть очень быстрые переодевания. Мы провели эту репетицию для себя и артистов.

«Живой» объект или воздушные шопенки

 — Интересно, если вдруг солист, артист хора изменился в размере – похудел или поправился, что в таком случае делают костюмеры?

— Есть специальные ухищрения, определенные технологии по пошиву костюмов, например, прибавки на швы, брюки «в распошивку». Если такие меры не помогают, то делаем специальные вставки из похожих материалов. А с похудевшими артистами все гораздо проще – костюмы ушиваются или утягиваются, в зависимости от их конструкции. Мы работаем в тесном сотрудничестве с пошивочным цехом и всегда оперативно решаем возникающие проблемы. У театральных костюмов очень много нюансов, все они изготавливаются на хлопчатобумажной основе. Женщины любят, чтобы костюм был каркасный, с корсетом, который позволяют держать спину прямо. 

Что быстрее всего выходит из строя?

— Если говорить о балете, то в первую очередь трико, оно быстро рвется, лосины деформируются. А еще пуанты, мягкая балетная обувь, пачки. Например, перед каждым балетом «Лебединое озеро» костюмеры достают все пачки и просматривают их. Они обязательно отпарывают лифы от юбки, стирают их, отпаривают и снова пришивают. На пачках остаются косметика, грим… Шопенки отпариваются и таким образом набирают «воздух» и когда балерина танцует, то создается ощущение легкости и невесомости. 

У каждого солиста свой «именной» костюм. А как же выходите из форс-мажорных ситуаций, когда срочно вводится новый артист, а сшить костюм времени уже нет?

— В целях производственной необходимости мы можем подобрать вещи из нашего гардероба. Однако стараемся избегать подобных ситуаций.

В чём сложность вашей работы?

-Ситуации бывают самые разные, на балете у нас часто юбки-шопенки, пачки меняются местами, такие пасьянсы приходится раскладывать, чтобы одеть всех артистов. Самая большая проблема – запомнить все костюмы, детали к ним. Мы помогаем актерам одеться, особенно когда костюмы состоят из разных частей. После спектакля все надо собрать. Это непростая задача, поскольку порой приходится нести по 5-6 вешалок с костюмами, одежда артистов бывает очень тяжелой из-за сложных конструкций и плотных тканей. Так только юбка Батильды в балете «Жизель» весит около 10 килограммов.

А как хранятся костюмы?

— По спектаклям. При наличии такого объема костюмов, если вещь не попала на место, то потом очень сложно ее найти. Обувь в коробках, каждая из которых подписана. Шляпы, аксессуары на своих местах.  Все делаем для того, чтобы максимально быстро найти нужные костюмы. Особо ценные, деликатные вещи, костюмы светлых тонов, из шерстяных тканей хранятся в специальных кофрах. 

Артисты привыкают к «рукам» костюмеров

— Артисты требуют повышенного внимания, им хочется выглядеть в костюмах идеально. Вы учитываете характер, привычки каждого представителя творческого цеха?

— Конечно! Кому – то нужно переодеться пораньше, кто-то любит облачиться непосредственно перед спектаклем. Одни артисты делают все быстро, другие с толком и расстановкой. Одни приходят к нам, раздеваются без стеснения, другим становится некомфортно. С каждым из них важно найти общий язык! Костюмеры знают свой участок досконально и работают с одними и теми же людьми. И это очень важно, ведь артисты привыкают к определенным рукам, энергетике… Наших костюмеров артисты любят, доверяют и с удовольствием работают вместе.

Но были же случаи, когда сложно было найти общий язык? Актеры бывают раздражительными, экзальтированными…

— Когда я только пришла в театр, к нам приезжала одна известная солистка из Саратова. У нее был особый стиль взаимодействия с людьми, до спектакля она буквально подпитывалась чужой энергией, всячески провоцировала людей, доводила костюмеров, гримеров — постижеров. А после выступления становилась другим человеком, угощала всех конфетами и просила прощения за капризный характер. 

Костюмер – уникальная профессия. Какие качества в работе являются самыми важными?

— В первую очередь, стрессоустойчивость, скорость реакции, внимание к мелочам и хорошая память, важным является умение ладить с людьми, фокусироваться на задачах и развитое воображение. Обязательным является также наличие вкуса и знание истории костюмов, эпох и стилей! Впрочем, работа в нашем цехе быстро прививает вкус к красоте.  По-другому не получится, ведь нам приходится справляться с самыми разными заданиями от режиссеров. Есть спектакли, в которых все понятно, а есть концерты, в которых костюмы бывают «на подборе». То есть, мы собираем их из разных деталей. Бывают ситуации, когда приходится подключать фантазию. Помню, когда я только начала работать, наш гример Галина Зыкова легко нашла выход из казалось бы тупиковой ситуации. Работали на выезде со сказкой «Красная шапочка». Реквизиторы забыли корзинку главной героини. А Галина Николаевна быстро скрутила узелок с гостинцами для бабушки и Красная Шапочка вышла на сцену с ним. Тогда я поняла, что в театре не бывает безвыходных ситуаций. 

Сложнее всего,  наверное, бывает на гастролях, если вдруг чего-то не хватает? 

— Иногда приходится выкручиваться и создавать из ничего целый костюм! Однажды срочно пришлось заменить артиста, который пел Цунигу в опере «Кармен». А костюма нет! Вернее взяли костюм на худого артиста, а одеть нужно было плотного мужчину. Тогда мы «слепили» офицерский наряд из солдатской формы, нашили эполеты, аксельбанты, нашли перья и вставили их в шляпу. И у нас получился прекрасный костюм. Часто приходиться экспериментировать с женскими образами. Берем платье-футляр и начинаем добавлять: шарф, пояс, цветок, перчатки, шляпа…

У каждого костюма свой срок службы, но есть же и «долгожители»?

— Когда я пришла в театр — спектакль «Севильский цирюльник» уже шел. Целая плеяда мужских костюмов из этой постановки жила очень долго, их надевали в спектакле «Служанка госпожа»,  «Моцарт и Сальери», на различных концертах. Сейчас они уже старенькие, мы их обновляем, «убогачиваем». Часть из этих костюмов до сих пор надевают пираты в сказке «Новые приключения Вовки в Тридевятом царстве». Таким материалом — «долгожителем» оказался вельвет Камышинского текстильного комбината. Выпускались такие красивые, сочные цвета, применялась отделка, которая хорошо держит переднюю часть костюма. Мне посчастливилось поработать с Заслуженным художником России Ниной Гапоновой, она создала великолепные костюмы к различным постановкам. В 2001 года ею были созданы костюмы для оперы «Пиковая дама» П.И.Чайковского, черные и белые плащи, которые мы используем до сих пор. Сейчас в них выходит хор в фантасмагории «Кармина Бурана» Карла Орфа. Есть очень удачные вещи, которые используются в самых разных постановках и концертах по несколько десятилетий.

В выставке, посвященной Году театра в России, которая проходила в областном краеведческом музее, театр представил красивые платья и костюмы из постановок театра.

— Мне нравится платье Флории Тоски из предыдущей постановки оперы Дж. Пуччини, оно тоже сшито из тканей Камышинского текстильного комбината: алый бархат, расшитый золотом, шикарный шлейф. В опере Дж. Верди «Риголетто» были очень интересные костюмы, некоторые из них тоже участвовали в выставке. Ещё одна яркая работа Заслуженного художника России Нины Гапоновой — великолепные костюмы к опере Н. Римского-Корсакова «Снегурочка». Так, у царя Берендея в костюме прекрасно «уживались» натуральные камни, роспись, шитье, каракуль. Несколько лет назад «Царицынской опере» подарили несколько пачек из Большого театра. Примечательно, что им больше 30 лет, они до сих пор держат форму и выглядят презентабельно. Пачки тоже стали экспонатами для музеев. Яркие костюмы главного художника театра Елены Павловской к опере «Ариадна» тоже достойны в будущем стать экспонатами музея. Этот спектакль идет на сцене театра уже много лет и является любимый зрителями.  

Бывают спектакли тяжелые, когда много переодеваний. Возможно, есть постановки, когда костюмеры успевают наслаждаться творчеством на сцене?

— Пожалуй, только опера И.П. Чайковского «Иоланта», мы одеваем артистов всего один раз. На сегодняшний день сложный для нас спектакль «Кармина Бурана», буквально секунды даются на переодевание. Очень много костюмов в опере «Князь Игорь» А. П. Бородина, катастрофически мало времени, чтобы переодеть мужской хор. Очень тяжело всегда давался спектакль «Cosi fan tuttе», он как видеоклип, каждый кадр с новыми костюмами. Мы приспосабливались как могли, в каждой кулисе стояли костюмеры. У нас не ладилось первое время переодеть мужчин из восточных костюмов в свадебные. С момента, когда артисты убегают в одном костюме и выбегают в другом — проходило 20 секунд (!). Хронометраж всегда проверяем на репетициях. Сюзанну в опере В. Моцарта «Свадьба Фигаро» сложно было переодеть: три человека с фонариком стояли и ждали главную героиню. Первое время мы просили дирижера сыграть чуть сдержаннее один проигрыш… Костюмы у нее на крючках, их очень много, молнии мы не используем. 

Получается, что для костюмеров очень важным является слышать и слушать музыку?

— Правильно! Иначе могут быть досадные недоразумения… Играли на выезде оперу Дж. Россини «Севильский цирюльник», у нас не было возможности провести репетицию в костюмах на площадке. Помню, к нам выбежала актриса, мы должны были ее быстро переодеть в свадебное платье. А там три юбки, подъюбник,  в темноте с трудом справились с ее костюмом. И тут я слышу, что мелодия совсем не та, а солистка уже убежала! Режиссер потом пошутил: «Наташенька, уж замуж невтерпеж!». С опытом мы выработали свои внутренние часы и всегда прислушиваемся к мелодии, которая играет на сцене. 

А почему молнии не используете?

-У нас был спектакль, в котором у героини Джованны в опере Дж. Верди «Риголетто» было платье с турнюром (накладной подушечкой сзади по моде второй половины 19 века). Там была сложная конструкция и длинная молния. И в тот момент, когда Джованна пела свою арию… молния начала расходиться, к счастью, накладная подушка крепилась на ремнях, резинках. Актриса не растерялась, во время паузы выбежала за кулисы, и нам хватило буквально 10 секунд заколоть платье булавками. Стресс был жуткий и для нас, и для актрисы.

Получается, что сцена «проверяет» костюмы на прочность?

— Именно так. Иногда при работе над постановками бывают творческие разногласия — художник видит костюм так, режиссер по-другому, а актеру нужен не только эффектный, но и удобный костюм, что для нас, костюмеров, также является очень важным. Ведь на сцене в прямом и переносном смысле может произойти все что угодно…

Интересно, сначала надевают костюм, а потом гримируют солистов?

— Как правило, сначала костюм потом парик. Бывает, что одновременно. Негласная договоренность с гримерами — стараемся не мешать друг другу. Все заранее отрабатывается, репетируется. Мы понимаем друга с полуслова и работаем очень слаженно. Никаких перерывов, нужно успеть, музыки нам никто не добавит.

В жизни какой стиль предпочитаете? Вносите что-то от театральных образов в свои наряды при выходе в свет?

— Когда я только начала работать в театре, то мне нравилось фотографироваться с друзьями с разными аксессуарами: бантами, перчатками, шляпами…А сейчас на выход туфли и платье, а в повседневной жизни акцент на комфорте и простоте.

Беседовала Анжела Буцких

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here