Владимир Зимовец, четвёртый руководитель Волжского трубного завода: «Директора бывшими не бывают»

0
1236
реклама

«Под лежачий камень вода не течёт» – с раннего голодного детства Владимиру Зимовцу был понятен смысл этой народной мудрости. Поэтому ни дня не провёл он в праздности, в бездействии, поэтому вокруг него всегда кипела и бурлила река Времени, а сам он постоянно оказывался на гребне судьбоносных событий. Одним из них стало его назначение на должность директора Волжского трубного завода – полжизни тому назад…

Знакомство

Владимир Григорьевич Зимовец – гость в редакции «Волжской правды» не случайный. Во-первых, публикации на страницах газеты, связанные с его именем, неизменно побуждают читателей размышлять, анализировать, спорить, но уж точно никого не оставляют равнодушными. Во-вторых, нашему знакомству и плодотворному сотрудничеству с ним в этом году исполняется 40 лет – ровно столько, сколько он живёт и работает в Волжском.

– Владимир Григорьевич, вы выросли на Челябинском трубопрокатном заводе – как личность и как металлург, как инженер-изобретатель и как руководитель. В 30 лет вам доверили сложнейшее оборонное производство, одним из главных проектов которого были лонжероны лопастей для сверхтяжёлого вертолета МИ-26, а в 41 год вы стали заместителем директора ЧТПЗ. Не жалеете, что приехали в Волжский, где многое пришлось начинать с начала?

– Четыре десятка лет пролетели, а день, когда самолет из Челябинска приземлился в Волгограде и я впервые переступил порог Волжского трубного завода в качестве его директора, сохранился в памяти до мелочей. Для меня начинался новый жизненный этап, мне было оказано высокое доверие – руководить огромным предприятием, я этого хотел и к этому готовился. Благодарен судьбе, что попал на священную сталинградскую, волгоградскую, землю. И Волжский мне понравился – свежий и светлый промышленный город с доброжелательными и трудолюбивыми жителями. Как-то сразу понял, что он станет мне родным. Я принял к управлению молодой завод, который выпускал трубы большого диаметра для газо- и нефтепроводов, а также обеспечивал своей продукцией машиностроительную отрасль, в частности, все подшипниковые заводы государства. На Волжском трубном трудилось 7 тысяч человек, я тоже сразу окунулся в работу. И даже представить не мог, какие масштабные события ждут завод и меня в самом недалёком будущем.

– Интересно было бы увидеть их вашими глазами.

– Прошедшие 40 лет я разделил бы на четыре периода. Первый, советский – с 1981-го и до конца 80-х годов – назвал бы временем больших строек. Например, в масштабах страны назревала и требовала решения проблема собственного производства качественного металла и сокращения импорта труб для газонефтяной отрасли. И на нашем заводе в полный рост встала аналогичная проблема – отсутствие своего металла. Мы даже начали думать, как литейный цех переоборудовать в цех производства стали с непрерывной разливкой. Как вдруг на уровне Политбюро ЦК КПСС было принято решение о строительстве в СССР уникального металлургического комплекса, который выпускал бы и суперсовременную сталь для нефтегазовой отрасли, и трубы высокого качества – для машиностроительных заводов. А почему бы и не на Волжском трубном заводе? Этой идеей заразился не только я, но и секретарь Волгоградского обкома партии Владимир КАЛАШНИКОВ – талантливый руководитель и организатор. С его помощью идея обрастала аргументами, и осенью 1984 года на самых верхах было решено: строить комплекс на Волжском трубном! О ф и ц и а л ь н о е «добро» этот вопрос получил на XXVII съезде Коммунистической партии СССР, который прошёл в начале1986го года в Москве. Мне выпала честь быть делегатом съезда от Волгоградской областной партийной организации. Я до сих пор бережно храню все его материалы – для меня это событие не утратило значимости и по прошествии 35-ти лет. Считаю съезд «точкой отсчёта», началом нового этапа развития не только нашего завода, но и страны.

Делегаты XXVII съезда КПСС

Домой я вернулся очень воодушевлённый. И началась напряжённая работа по выполнению решений съезда. Для коллектива Волжского трубного завода это означало возможность находиться в эпицентре настоящей стройки века, а для директора– руководить огромным интернациональным коллективом и не только управлять производственными процессами, но и решать тысячи ежедневных «прикладных» социально-культурно-бытовых проблем и вопросов. Это было непросто. Но это был мой счастливый случай. Не каждому руководителю выпадает в карьере такое крупное Дело.

Перестройка

Владимир Григорьевич, согласны ли вы с тем, что именно XXVII съезд КПСС «заложил мину» под СССР, утвердив основные направления политики перестройки и наметив первые шаги к развалу социалистической экономики?

– Как раз хотел перейти ко второму периоду – реформации политической и экономической систем в стране. Как известно, при социализме государство регулировало баланс между производством, потреблением и накоплением посредством плана на ближайшие пять лет. В соответствии же с планом распределяло ресурсы между отраслями и предприятиями. Так вот, в решениях XXVII съезда КПСС и утверждённом затем госплане на 1986–1990 гг. нет и намёка на отступление от этих социалистических принципов. Напротив, подтверждалось продолжение больших межотраслевых госпрограмм. Правда, на съезде Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил ГОРБАЧЁВ озвучил необходимость преобразований в различных сферах жизни. Меня как производственника порадовали его слова о наращивании темпов развития производства и технической модернизации. И в обществе слова Горбачева вызвали большие надежды, это было ново, свежо и сулило перемены к лучшему, хотя и весьма туманные. Первые тревожные звоночки прозвенели через четыре месяца после съезда с введением на предприятиях госприёмки по качеству. А через год официально был объявлен курс на перестройку. Начался переход к рыночной экономике. В повседневный обиход вошли слова «ускорение», «гласность», «демократизация». Толком никто не знал, в каком направлении надо ускоряться и что конкретно перестраивать, но разговоров и трескотни было очень много. И все старались быть «в струе», чтобы не получить клеймо «антиперестроечника». А потом началось: выборы директоров, игры в демократию с сокращением прав и полномочий руководителя и избранием Совета трудового коллектива, создание каких-то местечковых партий. Будто не было у нас на трубном миллиардной стройки и нескольких тысяч иностранных рабочих, будто кто-то отменил план, и предприятию больше не надо выпускать полтора миллиона тонн продукции… Но это были цветочки. Ягодки начались, когда в 1987 г. на государственном уровне стала свёртываться плановая система распределения ресурсов, существенно сократились госзаказы.

С 1988 г. Законом о государственном предприятии были утверждены «полный хозрасчет и самофинансирование». Это на-рушило межотраслевой баланс и повлекло стремительный спад производства. Для заводов это время было мучительным. От руководителей оно требовало другой подготовки, знания законов – юридических и рыночных, и многого того, чего они ещё не знали. До перестройки директор предприятия решал тактические задачи, отвечая только за организацию производства и свой коллектив – быт людей, жилье, питание, транспорт, отдых и лечение. Стратегией же развития, маркетингом занимались Госплан и Госснаб. В результате реформ эти столпы советской экономики пали, а их функции планирования и организации снабжения народного хозяйства взвалили на плечи директоров. Многие руководители металлургической отрасли и машиностроительного комплекса были готовы поддерживать политические и экономические реформы, но никто не понимал, зачем кому-то понадобилось подрывать работу предприятий? Как потом показало время, всё это было продумано умно и хитро, чтобы развалить страну!

Директорский корпус

– Рушилась страна, рвались экономические связи, гибло производство – подумать только, это не аннотация к фантастическому ужастику, а наше недалёкое прошлое!

– За пять лет – с 1986 по 1991год, над Россией и Советским Союзом как будто прошёл страшный смерч. Закрывались заводы, люди лишались работы и средств к существованию… Волжский во время этого смерча выстоял — может, как раз потому, что это был промышленный город – 32 предприятия союзного значения, а во главе заводов находился мощный директорский корпус? Трудовые коллективы оказались в очень сложном положении. И единственные, кто их не предал — директора заводов, на чьи плечи легла основная тяжесть ситуации. Ни один из них не дрогнул, не запятнал высокое звание «директор предприятия» (по крайней мере, из моего круга общения). Потом этим людям дадут прозвище «красный директор». До сих пор не знаю, унизительно это или почетно. Но знаю наверняка, что каждый из них переживал за родное предприятие как за близкого родственника.

В 1967 году в Челябинск на трубопрокатный завод, где я работал в то время, приезжал председатель Правительства СССР Алексей КОСЫГИН. Тогда он сказал, обращаясь к легендарному директору ЧТПЗ Якову ОСАДЧЕМУ: «Директорский корпус – золотой фонд государства. Очень дорого обходится подготовка директоров, это долгий, сложный и многоступенчатый процесс, но результат того стоит, и в ответ страна получает сторицей!». Вспоминаю директоров Волжского в те нелёгкие времена, и думаю, эти слова Косыгина в полной мере можно отнести и к ним. Мудрые, дальновидные люди – они сделали очень много, чтобы не допустить хаоса в своём городе.

Подчеркну, что в Волжском не случилось тогда социальных взрывов и общественного коллапса, как во многих других городах. В значительной мере это заслуга и директорского корпуса, удержавшего заводы на плаву, а также городских руководителей, которые вместе с волжанами переживали все обрушившиеся трудности. Большую часть времени в самый сложный период я работал в тесном контакте с председателем Волжского горисполкома (с 1986 г.) и первым избранным главой администрации города (с 1991 г.) Львом КИРИЧЕНКО. Молодой, энергичный и талантливый руководитель, он жил интересами волжан. По образованию инженер-строитель, очень хорошо понимал проблемы, возникающие на трубном заводе при строительстве ЭМК, и всегда был готов помочь их решить. В 1994 году в Волжском по инициативе Льва Кириченко и депутата Верховного Совета СССР Валерия ЕЛАГИНА появилась Торгово-промышленная палата, роль которой трудно переоценить в становлении и развитии предпринимательства в городе. Кстати, вот уже четверть века ТПП возглавляет Владимир ГЛУХОВ – бывший первый заместитель директора Волжского трубного завода. Мы с ним знакомы очень давно, вместе испытывали на себе все нововведения и перестроечные мероприятия: госприемку и выборы, кооперативы и корпорации, акционерные общества и приватизацию, изо всех сил стараясь находить оптимальные решения, чтобы завод жил. Конечно, это крупный финансист, организатор, человек очень подготовленный.

По роду деятельности немало общались и работали со вторым секретарём Волжского горкома КПСС, отвечающим за промышленность, Михаилом СТАРОВОЙТОВЫМ. Авторитетный человек, умевший не только говорить, но и слушать, очень добросовестный и отзывчивый, всегда имевший свою точку зрения и способный аргументированно её отстаивать. Мы были на одной волне – позже его назначили генеральным директором крупного химического производства.

Последним, кто находился на должности секретаря Волжского горкома ВЛКСМ, был Сергей КИРЖАНОВ – в 1989–1991 гг. Несмотря на то, что во всех сферах жизни в то время кружили вихри перестройки, а вместе с ними начались проблемы в партии и, как следствие, в комсомоле, ему удавалось довольно успешно работать и организовывать волжскую молодёжь на добрые дела. А на пост секретаря заводской комсомольской организации ВТЗ, на тот момент крупнейшей в области, я лично рекомендовал когда-то Игоря Николаевича ВОРОНИНА . Сейчас он глава Волжского, инициативный, деятельный и неравнодушный руководитель. Волжане ему доверяют, о чем свидетельствует неоднократное его переизбрание. Город при нём просто на глазах преображается и расцветает, укрепляя лидирующие позиции по уровню благоустройства и культуры в регионе и стране.

Приватизация

– Вы согласны с тем, что перестроечные реформы закончились коллапсом социалистической системы и всей страны?

– В истории мировой экономики, наверное, нет похожих примеров, когда бы общественная собственность на средства производства мгновенно стала частной. 70 лет наша страна жила в плановой системе, и вдруг – рынок. Не было готовых алгоритмов, но были инициативные люди, которые искали пути, как обеспечить бесперебойную работу заводов даже в таких экстремальных условиях. Но когда на государственном уровне было принято решение всё продать – всё продали. Закон приватизации предприятий (1991 г.), по сути, ликвидировал советскую хозяйственную систему и общественный строй. Как выразился один из авторов ускоренной приватизации, «не важно, кому и за сколько – дорого, дёшево, бесплатно, с приплатой– важно, что каждый проданный завод – гвоздь в крышку гроба коммунизма». Приватизация Волжского трубного завода – это третий и, пожалуй, самый сложный период в моей «системе координат».

Решения съезда — выполним

Мне как директору без конца поступали предложения поучаствовать в каких-то приватизационных схемах, но я их все отмёл. Коллективная собственность? Тоже нет. Никогда не понимал, как трудовой коллектив может быть собственником предприятия – погрязнув в дележе и скандалах, никто бы не думал о работе. И до сих пор считаю, что поступил верно. Такие крупные предприятия, как ВТЗ (на тот момент он оценивался примерно в 6 млрд долларов – ведь ЭМК мы построили, несмотря ни на что), ни в коем случае не должны были попасть под распил сомнительных кооператоров, а либо оставаться в руках государства, либо перейти на баланс очень мощных инвесторов, которые уже появлялись на горизонте. Так и случилось: крупная финансовая компания приватизировала Волжский трубный завод, и, надо сказать, тогда это его спасло. С появлением собственника у завода началась новая жизнь. Я же остался без работы, без средств к существованию, с пятью иждивенцами на руках и серьёзными проблемами со здоровьем – на протяжении 14-ти лет всё проходило через сердце: беды и радости предприятия, провалы и успехи. Единственной опорой для меня – моральной и финансовой – был мой 20-летний сын Максим. Чтобы поддержать семью, он на время оставил университет, пошел работать и даже организовал свой первый маленький бизнес по продаже газированной воды.

В чистом виде рынок

– А сейчас Максим Зимовец продолжает династию металлургов, являясь генеральным директором «Производственного Объединения «Нижне-Волжский Трубный завод» – крупнейшего в ЮФО кластера по производству стальных труб малого и среднего диаметра. Но, видимо, это уже четвёртый период?

– Да, четвёртый период — это в чистом виде «рынок». Мне в очередной раз пришлось начинать с нуля. Накопленные знания и опыт оказались востребованы на строительстве трубного завода в Темиртау, куда я приехал по приглашению президента Казахстана Нурсултана НАЗАРБАЕВА. Потом в Волжском, уже по рыночным правилам, с партнёром мы построили частный трубный завод «Профиль-Акрас», который в прошлом году наряду с двумя другими предприятиями вошёл в состав «ПО «НВТЗ» – под руководством моего сына. Что меня бесконечно радует. А я вот уже 14 лет занимаюсь воплощением авторского проекта по выращиванию винограда и производству своего вина. Изначально ставилась задача достичь европейского уровня, и мы к этому настойчиво движемся. Что ещё? Написал биографическую книгу «Соло на трубе», сейчас работаю над её продолжением с рабочим названием «Красные директора».

По понятным причинам, эта тема мне близка. Хотелось бы поделиться своими взглядами. Все-таки в советской России роль руководителей была очень значительной, а требования к ним – очень высокими. Надеюсь, и в будущем эта планка не будет снижена.

– Вы были успешным руководителем при социализме, не менее успешны – при капитализме. Какие ориентиры посоветуете будущим предпринимателям?

– Безусловно, система работы в условиях рынка очень отличается от плановой системы. С одной стороны, рынок дает большие возможности, свободу выбора профессиональных инструментов. С другой стороны, он жесток, потому что основан на получении прибыли, что неизбежно приводит к расслоению общества на богатых и бедных. В 90-е годы, когда голосовали за развал Советского Союза и рыночную экономику, мы должны были понимать, к чему идём, но, видимо, не очень понимали. Хочется верить, что этот этап некоторой беспомощности и растерянности позади. А сегодня святая обязанность предпринимателей – честно платить белые зарплаты и налоги, а обязанность власти – обеспечить такой же честный и чёткий контроль. Многие сетуют, что наша страна, богатая природными ресурсами и способными людьми, отстаёт от западных стран по жизненному уровню. Наверное, чтобы улучшить качество жизни, ко всему, что у нас есть, необходимо кое-что добавить. Нам нужно осознать, что при любой экономической системе всё создаётся только кропотливым трудом. Нам нужно поднять силу духа, патриотизм, уровень квалификации, дисциплину. Для этого у нас есть очень мощный фундамент – опыт старших поколений. Опыт «красных директоров», составлявших в своё время хребет экономики России. Опыт наших с вами отцов, дедов, прадедов, которые до войны построили тысячи крупнейших промышленных предприятий, во время войны запустили на Урале и в Сибири тысячи эвакуированных под бомбёжками заводов, а после войны в кратчайшие сроки восстановили страну и промышленность из разрухи.

На фото в нижнем ряду: В. Г. Зимовец, М. К. Старовойтов; в верхнем ряду: В. Н. Глухов, Л. А. Кириченко, С. А. Киржанов.

Сейчас благоприятные условия для становления нового поколения руководителей. В Волжском очень активна торгово-промышленная палата, которая задаёт нужный и правильный для этого тон. Колоссальную работу по подготовке управленцев производства проводит Совет при губернаторе Волгоградской области по развитию промышленности и топливно-энергетического комплекса. Создан он по инициативе самого губернатора Андрея Ивановича БОЧАРОВА , и отрадно, что региональная власть в его лице уделяет этому вопросу большое внимание. А возглавляет Совет Сергей Геннадьевич ЧЕТВЕРИКОВ, человек харизматичный и компетентный, в прошлом руководитель крупного предприятия на Урале, а с 2013 года – управляющий директор АО «Волжский трубный завод». Я абсолютно уверен, на таком фундаменте и с такой поддержкой просто не могут не вырасти сильные современные директора во всех отраслях экономики. И они, к счастью, появляются – талантливые молодые люди, изучившие историю развития нашей промышленности, разбирающиеся в экономической ситуации. И в ближайшее время мы обязательно узнаем их имена.

– Владимир Григорьевич, вы вкладываете душу в виноградники так же, как и во всё, чем занимаетесь. Вам есть дело до всего, вы по-прежнему печётесь о людях, о городе, о стране. Признайтесь, а ведь вы так и не перестали быть «красным» директором?

– Ну да, «покой нам только снится». И, наверное, вы правы, директора бывшими не бывают. Бывают несостоявшимися.

ОТ РЕДАКЦИИ:

7 февраля Заслуженный металлург Владимир Зимовец отмечает день рождения. От имени жителей города, Почетным гражданином которого он является, благодарим его за глубокие мысли, неизменный патриотизм и активную жизненную позицию. Желаем нашему знаменитому земляку здоровья, неиссякаемой энергии и ярких долгих лет!

Беседовала Ирина КУДРЯШОВА

Справка «ВП»

Владимир Зимовец — заслуженный металлург России,

кавалер двух орденов Трудового Красного знамени,

обладатель награды европейской научно-промышленной палаты — золотой медали в номинации «Передовые руководители промышленности России»,

доверенное лицо президента РФ Владимира Путина на выборах в 2012 и 2018 годах,

Почётный гражданин города Волжского.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here