Волжане вспомнили курьёзные случаи, связанные с их пионерским детством

0
191
реклама

Сегодня, 19 апреля, в нашей стране отмечается День пионерии. Этой знаменитой организации исполняется 99 лет. Современные дети не знают призыва «Будь готов!», не имеют понятия, что значит салютовать, и не носят красные галстуки. Но у их отцов и дедов воспоминания о том времени отзываются в душе теплотой и радостью.

Александр Коробов, начальник пресс-службы Волжской городской Думы

Александр Коробов, начальник пресс-службы Волжской городской Думы:

– Время пионерии – замечательное время. Я тогда учился в школе № 19. В советские годы все пионеры собирали металлолом. Помню, в шестом классе, когда наступило очередное время для его сдачи, я был командиром звена. Это была большая ответственность, тем более, шло соревнование – кто больше принесёт (результат каждого записывали в тетрадку). Нам очень хотелось победить.

Мы пошли по нашему 41-му кварталу искать металл. Отец одного из одноклассников дал нам тачку, которую обычно используют на своих участках дачники. Мы искали и выкапывали всякие железяки, складывали в тележку, но понимали, что так нам никогда не выиграть. Грустные, мы уже везли наши находки в школу и когда проходили мимо строящейся АТС-7, то заметили у забора старый ржавый «Запорожец» на колёсах. Ходили вокруг него и думали, что хорошо было бы сдать его в металлолом. Тут из близлежащего дома вышел мужчина, который увидел, как мы крутимся возле машины, и сказал: «А что, забирайте его, он всё равно уже больше никогда не будет ездить». Мы позвали на помощь ребят из другого звена.

В общем, нам удалось вкатить автомобиль на школьный двор, и лично руководивший процессом сбора металлолома директор Иван Егорович Миляев, на груди которого висел Орден Октябрьской революции, строго спросил нас: «Вы зачем угнали машину?». Мы ответили, что ничего не угоняли, и нам её разрешили взять. Тогда пионервожатую попросили перепроверить наши слова, и она подтвердила, что мы не обманываем. А поскольку «Запорожец» невозможно было взвесить, нам автоматически присудили победу.

Наталья Юдина, инструктор детсада №62

Наталья Юдина, инструктор детсада №62:

– Меня в числе других лучших учеников-отличников приняли в пионеры, когда ещё училась в 1-м классе школы №6. Это было очень почётно, и я этим фактом очень гордилась. Пионерский галстук носила до 9-го класса, причём с честью и достоинством, несмотря на то, что пионерия закончила своё существование.

В младшей школе мы участвовали в тимуровском движении – ходили помогать пожилым людям, собирали макулатуру. Однажды был такой случай. В школе объявили очередной сбор. Первым делом мы принесли всё, что было у нас дома, потом прошлись по соседям. До окончания акции оставался буквально один день, и по количеству сданных килограммов наш класс занимал третье место. Но нам хотелось вырваться в лидеры. Рассказали об этом одной доброжелательной женщине – бабе Мане, которой часто помогали с уборкой квартиры, а она всегда угощала нас чаем со сладостями. В этот раз женщина тоже пригласила нас за стол, сказав, что пока не знает, чем нам помочь, но пообещала, что мы вместе найдём решение проблемы после чая.

Уселись, и тут один мальчик предложил убраться у неё в квартире. Она согласилась. И он начал спрашивать: «А этот журнал вам нужен? А эта книжка?». Она отвечала, что можно забрать. Потом мы нашли ещё какие-то газеты, связанные верёвочкой – возможно, пенсионерка хотела сама обменять свою макулатуру на редкую книжку, но отдала нам. В общем, вся наша «звёздочка» в составе шести человек после уборки выходила от бабы Мани, держа в каждой руке по пачке старой периодики толщиной 20–25 сантиметров. Было тяжело, мы еле-еле донесли. Заветное первое место среди классов младшей школы отдали нам. Нас чествовали на линейке, дали грамоту, мы были счастливы.

Елена Пруцкова, заведующая Выставочным залом им. Г. Черноскутова

Елена Пруцкова, заведующая Выставочным залом им. Г. Черноскутова:

– Я помню, как нас принимали в пионеры. Из 28-й школы учеников, одетых в парадную форму, повели по перекрытой улице Карбышева до кольца ГПЗ, там мы повернули на улицу Энгельса и пошли к памятнику воинам, погибшим в Великой Отечественной и Гражданской войнах. Стояла жара, дорога мне, маленькой девочке, показалась очень долгой.

Наша жизнь пионерская была насыщенной. И учителя, и родители занимались нами – организовывали походы, зарницы, классные вечера и так далее.

Я, кстати, ещё была председателем Совета отряда. Сейчас думаю, что меня поставили как самую покладистую и послушную.
Работы было много. К примеру, ходили по квартирам и собирали подписи сначала в поддержку Анжелы Дэвис, затем за спасение детей Африки. Очень огорчались, когда люди не открывали нам дверь или захлопывали её перед самым носом. Но, в основном, жильцы подписывались. Проходили и еженедельные политинформации, которые готовили ученики. Помню, зачитывала доклад на тему «Что такое блок НАТО», написанный сложными словами, взятыми из газеты. Не думаю, что кто-то из ребят меня тогда понимал.

Валерий Пименов, орнитолог

Валерий Пименов, орнитолог:

– Я учился в интернате, и нам, пионерам, предлагали взять шефство над ребятами, которые после Дома малютки попадали в наше учреждение. Они не умели ни читать, ни писать, и мы с ними занимались. Особенно они любили слушать, когда им читали сказки. Некоторые так сопереживали героям, что порой плакали.

А ещё мне пришлось учить с подшефной «звёздочкой» малышей стихотворение, которое они должны были прочитать на посвящении в октябрята. Четверо выучили нужные строчки, а один мальчик очень долго неправильно произносил свои слова. Вместо «Рыбой и морем пахнет рыбак, только безделье не пахнет никак» он говорил «Рыбом и морем пахнет рыбак, только везделье не пахнет никак». Накануне торжества он исправился, но в самый ответственный момент сказал «рыбом» и «вездельем» – видимо, переволновался.

Помню, нам объявили, что в Волжский приедет Фидель Кастро, и ученики интерната должны его приветствовать на улице Коммунистической. Тех, у кого будут «кубинские» бело-синие галстуки, обещали поставить в первый ряд. Мне очень хотелось этого. Я попросил о помощи маму, когда накануне приезжал к ней на побывку. Жили мы бедно, ткани никакой в доме не имелось, но она выпросила у соседей отрез белого полотна. Вырезали из него треугольник, одну его часть окунули в чернила и высушили. Галстук получился отличным, и меня поставили в первый ряд. Я смотрел на вождя Кубинской революции, когда он проезжал мимо, с восторгом. Серьёзный, красивый бородатый мужик – человек-глыба, со скаткой-шинелью на плече. Он помахал нам рукой, мы ликовали.

Светлана Винокурова, директор школы №32

Светлана Винокурова, директор школы №32:

– Воспоминания о пионерии у меня связаны с тем, что город в этот день принадлежал детям. В парке «Гидростроитель» всех детей катали бесплатно на каруселях и угощали мороженым.

И это после просмотра на стадионе праздничных выступлений, в основном, детских коллективов города. Во Дворец пионеров приезжали разные делегации из других городов и стран, и дети с ними встречались.

Очень важно было, что в то время дети сами могли «заработать» себе путёвку в лагерь, например, в «Артек». Я была членом городского пионерского штаба, и все его участники, если проявляли себя в течении учебного года, поощрялись поездками. Мне, например, дали путёвку за то, что я была председателем Совета дружины.

А в лагерях устраивали в том числе и пионерский костёр, который был выше детей в три раза. Мы были просто в восторге.

Наталья Скрипниченко, активистка общественного округа №3

Наталья Скрипниченко, активистка общественного округа №3:

– Каждое лето с 1980 по 1984 год я от подшипникового завода работала вожатой в подшефном лагере «Огонёк» в Среднеахтубин-ском районе. Мне всегда давали первый отряд, где были самые старшие и сложные подростки. Родители отправляли своих детей, потому что хотели летом от них отдохнуть. Мне нужно было завоевать авторитет у ребят и тормозить их отрицательную энергию. Они говорили, что хотят идти на рыбалку в 5 утра, а мне хотелось спать, но я вставала и шла с ними. Нас кусали комары и доставала мошкара, но мальчишки, увлечённые делом, не замечали их, а я, закутавшись в одеяло, ложилась на траву и наблюдала за ними одним глазом, пока они рыбачили.

Когда трубил горн, мы возвращались в отряд с уловом. Да, в нашем корпусе всегда пахло рыбой, её засаливали, ставили под гнёт, а потом сушили. Она была небольшая, максимум, с ладошку, высыхала за два-три дня, и потом ею угощали и меня, и других вожатых, и ребят. Было очень вкусно, потому что эти 13-14-летние ребята знали технологию. А на рыбалку мы ходили 3-4 раза в неделю.

Думаю, что авторитетом среди ребят я пользовалась. Много позже, когда уже работала в пресс-службе администрации и бежала по Комсомольской площади, на меня вдруг налетел огромный мужичок, схватил и начал кружить. Я ему кричу: «Мужчина, вы что себе позволяете?». Он меня поставил и говорит: «Наташ, ты что, меня не узнала? Ты же у нас вожатой была!». Это оказался Женька-хулиган. Мы с удовольствием повспоминали с ним те годы. Замечательное было время.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here