Волжанин консультировал строительство яхты Алекперова и разработал проект уникальной силовой установки военного катера

0
1123
реклама

Николай Кашин – человек интересной профессии. За годы своей деятельности он не только принимал участие в строительстве дорогих прогулочных судов и речных теплоходов, но и спроектировал замену главных двигателей на круизном лайнере «Александр Невский». Скромный волжанин согласился немного рассказать о своей работе.

Из речников в судостроители

В Волжский Николай Михайлович переехал в 90-е, а до этого много лет трудился на Костромских судостроительных и судоремонтных предприятиях.

реклама

– Юношей я очень хотел попасть на речные суда.  Работу на флоте, как и многие мои однокашники, начал рулевым-мотористом. Отучившись в институте, получил диплом судового механика, но проблемы со зрением заставили уйти на берег, – признается судостроитель. 

Жить без кораблей Николай так и не смог. Да и династические принципы не позволяли. Дед Николая ходил на барже, которая доставляла продукты через Ладожское озеро в блокадный Ленинград. Это была та самая «дорога жизни», благодаря которой выжила культурная столица. А после войны дед перевелся в Рыбинск с его знаменитым водохранилищем и богатыми речными традициями. 

– Хорошо помню, как на каникулах каждое лето мы с бабушкой проводили почти всё время на судне с дедом, – продолжает Николай Кашин. – Понятно, что моя судьба была практически предрешена. Конечно, я никогда не забуду свой первый  морской ледокольный буксир КС-100, в строительстве которого участвовал. Но это было серийное производство, а вот то, что я стал делать позже – единичное.

На костромском заводе Николай Михайлович дослужился до ведущего конструктора по механической части. Он заставлял стучать «сердца» кораблей вплоть до перестройки. После начала горьких для всей промышленности страны перемен предприятие обанкротилось, и семья Кашиных переехала вслед за знакомыми в Волжский. Однако со своим родным Костромским заводом корабелу еще предстояло сразиться 25 лет спустя…

«Севрюга» для нефтяника

– Не скажу, что я надолго оставил свою конструкторскую деятельность, – говорит Николай Михайлович. – Первые полтора года мы тут устраивались, пытались заработать на хлеб. А потом начали трудиться на заготовках рыбы.

Вместе с другом Валерием Бородиным Кашины купили маленькое судно. Кораблестроители не могли оставить пароходик в первозданном виде.

– Мы познакомились с бизнесменами из Москвы, которые, собственно, и спонсировали стройку. Денег не жалели – это факт. Единственным условие было – максимум комфорта, – говорит инженер. – Мы выполнили все условия и стали совладельцами судна.

Так на Волге появилась моторная яхта «Диана» длиною в 25 метров. По сути, корпус старого судна разрезали пополам, а в середину врезали новую удлиненную часть, а сверху установили просторную надстройку. Естественно, понадобились надежные силовые агрегаты, которые и проектировал Николай Кашин. Основная уникальность яхты заключалась в том, что каждая каюта была оснащена санблоком и кондиционером – для 90-х это считалось шиком!

– Наша яхта стояла в порту, когда вдруг появился некий молодой человек и начал фотографировать. Естественно, мы спросили, зачем. Оказалось, что некая нефтяная компания ищет комфортабельное судно для прогулок их руководства в астраханской дельте. Через этого молодого человека мы познакомились с небезызвестным Вагитом Алекперовым, большим любителем водных прогулок и рыбалки в дельте Волги, – говорит Николай Кашин. – Увидев наше судно, он тогда сказал: «А я и не думал, что у нас так могут строить!».

На протяжении трех лет «Диана» вместе с командой была во фрахте у нефтяника. А после Алекперов захотел собственную яхту, которую строили по образцу прогулочного теплохода Кашина и Бородина. Николая Михайловича просили курировать механическую часть будущей «Севрюги».

«Господа, а поедем на «Ласточку»?»

В начале 2000-х Николай Кашин организовал небольшое конструкторское бюро, которое расположилось на Волжском судоремонтном заводе. Стоит сказать, что сотрудничество с предприятием продолжается и по сей день.

В Волжском порту по проекту этого бюро был построен 32-метровый комфортабельный теплоход «Светлый» для волгоградского олигарха. Судно и сегодня успешно трудится в Светлом Яре.

«Светлый»

Одним из авторов яхты «Серебряный ветер» для бизнесмена с РЖД также стал наш собеседник.

«Серебряный ветер»

«Ласточка» и «Светлый» были построены вместе с соратниками, в частности, с Валерием Шармановым.

Еще одно интересное прогулочное плавсредство получилось из старого «лаптя».

«Ласточка»

– «Ласточку» строили «по мотивам» корабля Сергея Паратова из известного фильма «Жестокий романс». Получилось маленькое, но очень уютное судно, которое приобрели банкиры из Москвы, – делится Николай Михайлович.

Многие помнят, как больше десяти лет назад на стапелях завода по заказу одного питерского бизнесмена началось строительство шикарной яхты «Мария».  Соавторами корабля стали те же, кто в 90-е создал «Диану» – Николай Кашин и Валерий Бородин.

«Мария» должна была стать гордостью наших судостроителей, но, к сожалению, на полное воплощение задуманного не хватило денег. Судно было испытано на ходу, показало хорошие мореходные качества, но, к сожалению, стоит у стены завода без внутренней отделки. Возможно, когда-то и «Мария» будет спущена на воду.

Одной из самых сложных задач для бюро Кашина стал проект замены системы двигателей легендарного круизного лайнера «Александр Невский», построенного в 1957 году в ГДР.

– После такого грандиозного ремонта этот корабль проходит по Волге еще не одно десятилетие, – говорит конструктор.

Битва за оборонный заказ

В 2015 году Николай Кашин  с коллегами спроектировал новую модель силовой установки и движительно-рулевого комплекса военного буксирно-моторного катера. Это тот самый заказ Министерства обороны, о котором мы уже рассказывали нашим читателям в прошлом году.

Показав отличные результаты в сравнительных испытаниях с конкурентами, катер Волжского судостроительно завода наравне с соперниками из Орехово-Зуево и Костромы сегодня поставляется заказчику.

– Получается, что мой проект бился с проектом моего же когда-то родного завода! Признаюсь, переживал. Если в свое время в Костроме воспитали и обучили меня, то и сегодня кадры там должны быть не хуже, – вспоминает Николай Михайлович.

Но все волнения были напрасны. Как бы ни беспокоился за свой проект нового БМК конструктор, сегодня катера уходят заказчику с волжской верфи.

С участием Николая Михайловича было спроектировано специальное приспособление для того самого военного катера. С этим приспособлением он может выполнять роль малого земснаряда, пользу которого высоко оценили военные специалисты.

Сам Николай Кашин говорит, что уже практически полностью отошел от дел, передав строительство новых судов своим сыновьям. Однако при этом он так и остается главным консультантом при проектном бюро.

Завершая нашу беседу о яхтах и теплоходах, мы немного поговорили с мастером, что называется, о личном.

– Получается, я спроектировал много, но после продажи «Дианы» стал как тот сапожник без сапог. Судостроитель, а сам так и остался на берегу. Сейчас мечтаю построить большой катамаран для моей семьи. Но чую, что не успею, здоровье последнее время подводит, – задумывается на секунду Николай Михайлович.

Конструктор надеется, что если не успеет сам, то его мечту обязательно воплотят в жизнь сыновья. Может, даже по его чертежам. А мы пожелаем нашему замечательному земляку здоровья и успеха!

P.S. К слову, именно по проекту Николая Кашина и его товарищей был построен тот самый паром «Дачник-1», который более десяти лет переправляет волжан от лодочной станции на «козьем пляже» на другую сторону Ахтубы.

Справка «ВП»

Николай Кашин участвовал в так называемом креновании танкера «Марлин» с дедвейтом около 7 000 тонн, с шестью грузовыми танками, предназначенными для перевозки сырой нефти и нефтепродуктов, которое было спущено на воду Волжским судостроительно-судоремонтным заводом 29 мая прошлого года.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here