«Я – человек дороги»: волжанка Виктория Каркачева покорила подмостки оперных театров Европы и США

0
193

Театральные критики высоко отзываются о её голосе, «одном из лучших голосов России», «низком, но при этом ярком и светлом», и прочат ей большое будущее. Наша землячка уже добилась успеха: она исполняет оперные партии на сценах ведущих театров мира.

На малую родину Виктория приехала навестить родных. Она шутит, что даже благодарна режиму самоизоляции: «Наконец появилось свободное время, чтобы погостить у мамы. Такое нечасто случается из-за постоянной занятости». Репетирует дома: оперный фрилансер, она готовит новую партию.

Человек дороги

– Оперный фрилансер – достаточно частое явление, – говорит Виктория. – Всё зависит от того, комфортнее ли тебе работать в репертуарном театре или разъезжать по миру. Я человек дороги, мне нравится открывать разные страны, узнавать что-то новое.

– Языковой барьер не мешает работать в оперных театрах Европы?

– Итальянский язык, как известно, – язык классической оперы, поэтому я могу на нём объясняться. А во Франции, Германии выручает английский.

На «Фабрику звёзд» не поехала

– Девочки обычно мечтают петь как Алла Пугачёва или Татьяна Буланова. Почему вы выбрали оперу, а не эстраду?

– А я сначала хотела стать эстрадной певицей. Даже решила подать заявку на третью «Фабрику звёзд». Но, когда начала изучать творчество оперных певцов, эстрада ушла на второй план. Мой кумир – великая Ирина Архипова.

…Опера – скучно? Так скажет только тот, кто ни разу её не слушал. Почитайте либретто классических опер, и вы удивитесь, насколько современны эти истории, какие страсти там кипят! Моя Любаша, например, персонаж оперы «Царская невеста», теряет голову от любви и ревности и покупает ядовитое зелье, чтобы извести соперницу. О, разыгрывается такая драма, что зрителю некогда скучать! А музыка? Моцарт, Глинка, Чайковский, Бизе – в эти мелодии нельзя не влюбиться. Тем более, сейчас немало авангардных постановок, режиссёрских экспериментов. Так что «скучно» – это уж точно не об опере.

– Вам нравятся авангардные постановки?

– Они бывают очень интересны и позволяют открыть в опере новые краски. Так случается, когда режиссёр синтезирует дух современности и классическую музыку. Тогда случается магия.

Труд и немного удачи

– Сколько времени в день оперный певец тратит на репетиции?

– Зависит от многих факторов. Например, и я, и мои коллеги по Молодёжной программе Большого театра были заняты с утра до вечера, иногда даже на перекус времени не оставалось. Программа насыщенная: кроме уроков по вокалу, занятия по актёрскому мастерству, иностранным языкам… Во время гастролей всё проще, всего две репетиции: утренняя, четырёхчасовая, и дневная, которая длится пять часов. Кроме того, солист может заниматься дополнительно, посещать индивидуальные занятия…

– Получается как в сказке: «Посадила рассаду – и спи-отдыхай, приготовила обед – и спи-отдыхай»… А вам удаётся отдохнуть? И чем приходится жертвовать ради оперы?

– Свободным временем. И в материальном плане всегда было непросто, особенно в годы студенчества. После окончания академии я продолжала учиться и стажироваться, по выходным подрабатывала в храме.

А отдыхать люблю вместе с семьёй, с друзьями. За границей стараюсь выделить время, чтобы погулять по городу, посетить музеи.

– Вы в одном из интервью говорили, что вас порекомендовала в Большой театр Маквала Касрашвили. Как это было?

– Я два года занималась в Центре оперного пения Галины Вишневской. На одном из прослушиваний в ноябре 2016 года – я пела партию Любаши – присутствовала Маквала Филимоновна. На следующий день она позвонила и поинтересовалась, смогу ли я быстро выучить партию Аглаи из оперы Вайнберга «Идиот»: в Большом театре ищут исполнительницу этой партии. После прослушивания меня утвердили. В феврале 2017 я дебютировала на сцене Большого театра! А в июле была принята в Молодёжную оперную программу, в которой стажировалась два года. И сейчас у нас очень тёплые отношения и с ребятами, и с педагогами.

Ваш любимый композитор?

– Рахманинов. Однако, когда начинаю работать над партией, погружаюсь в музыку полностью. Сейчас готовлю партию Октавиана в опере «Кавалер роз», и моё сердце полностью принадлежит Рихарду Штраусу.

Случались ли в вашей практике курьёзные истории?

– В студенческие годы я пела партию Кэт Пинкертон в опере «Мадам Баттерфляй». Во время одной из ключевых сцен между Кэт, Шарплесом и Пинкертоном, последний – партию исполнял тенор из Аргентины – не появился к своей реплике. Позже выяснилось, что его забыли предупредить о выходе на сцену. Пришлось нам вдвоём с Шарплесом импровизировать. А зрители, как оказалось, решили, что это оригинальная режиссёрская находка.

Чтобы добиться успеха на международной оперной сцене, нужен талант или везение?

– И талант, и кропотливый труд, и хороший педагог – для меня это мой руководитель Дмитрий Вдовин, и везение. Нужно запастись терпением: я шла к своей цели 20 лет. Формула проста: видеть цель, верить в себя и не замечать препятствий. И всё получится.

Что будете делать, когда закончится режим самоизоляции?

– Готовить партии с пианистом. В январе планирую спеть партию Октавиана в театре Болоньи. Мечтаю однажды дать сольный концерт для волжан. Верю, что это сбудется.

Справка «ВП»

Виктория Каркачева – оперная певица (меццо-сопрано). Родилась в Волжском, окончила школу искусств «Этос». С 2010 года училась в Академии хорового искусства имени Виктора Попова, затем – в Центре оперного пения Галины Вишневской. Участвовала в Молодёжной Оперной программе Большого Театра. В настоящее время работает на контрактной основе в театрах Москвы, Италии, США, Франции.

Фото: предоставлено Викторией Каркачевой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here