Чемульпо (ныне Инчхон) помнит подвиг моряков крейсера «Варяг» (к 115 годовщине подвига моряков крейсера «Варяг»)

0
717

В Южной Корее произошло важное собы­тие, связанное с ратной историей России. В ходе визита в эту страну тогдашнего прези­дента России Дмитрия Медведева в ноябре 2010 г. ему в тор­жественной обстановке был передан флаг ле­гендарного русского крейсера «Варяг». Цере­мония прошла в Сеуле в российском посоль­стве. Флаг с «Варяга» Дмитрию Медведеву пе­редал мэр города Инчхона (бывший Чемульпо), где в местном му­зее хранились некоторые реликвии с крейсе­ра. Крейсер стал легендой после неравного боя с японской эскадрой близ Инчхона (бывший Чемульпо) во время Русско-японской войны 1904 года — по­лучивший серьезные повреждения, он был за­топлен его командой, но врагу не сдался.

Вручение флага «Варяга» российскому пре­зиденту дает повод вновь вернуться к подви­гу русских моряков, к его известным и мало­известным страницам. Тем более что волны времени размывают детали этого подвига и не все сегодня имеют о нем четкое представ­ление, особенно молодежь.

О подвиге экипажа «Варяга», в общем-то, известно многое, хотя широкой публике — да­леко не все. И хотя подвигу — более ста десяти лет, но­вые факты открылись в последние годы. Мне часто, как ветерану боевых действий и МВД России приходится выступать перед школьниками и студентами в рамках патриотического воспитания молодёжи, рассказывая о памятных датах российской военной истории. При этом в последнее время интерес именно к военной истории возрастает, и когда речь заходит о русско-японской войне 1904-1905 гг. – подвиг моряков крейсера «Варяг» вызывает живую дискуссию, в ходе которой наши молодые соотечественники свято убеждены в том, что матросы «Варяга» затопили крейсер вместе с собой. Ну то есть буквально: русские моряки ушли на дно вместе с крейсером. Они предпочли погибнуть, но не сдаться. Именно такая картинка стоит в головах многих наших граждан. И мне даже (в различных дискуссиях) приводили «Варяг» как образец русского воинского самопожертвования. 

Digital StillCamera

Конечно же, это не так. Никто вместе с кораблями не топился. Команды «Варяга» и «Корейца» (а это около 700 человек) были перевезены на шлюпках на нейтральные суда (то есть держав, не участвующих в войне). В данном случае русские моряки нашли убежище на французском крейсере «Паскаль», английском крейсере «Талбот» и итальянском крейсере «Эльба».

После того, как перевозка была завершена, последние моряки открыли кингстоны на «Варяге», а «Корейца» просто взорвали. Непокорённые суда отправились на дно морское. (Впрочем, про «дно морское» — это слишком сильно сказано. «Варяг был затоплен на мелководье, и при отливе его правый борт полностью выступал из воды. Чем и воспользовались японцы, которые ещё до конца войны успели «Варяг» поднять, подремонтировать и ввести в состав японского флота под названием «Сойя.)

Крейсер 1-го класса «Варяг» был одним из лучших в отечественном флоте. В его состав корабль вошел в 1901 году. Не всем известно, что «Варяг» по заказу российского правитель­ства был построен в Америке, на верфи в Филадельфии.

Крейсер 1-го ранга был спущен со стапелей судостроительного завода «В. Кремп и сыновья» (в американском городе Филадельфия), в октябре 1899 г. Заказ на него сделало царское правительство.

По тому времени «Варяг» являлся одним из сильнейших и быстроходных кораблей в классе броненосных крейсеров. Он имел водоизмещение 6500 т., проектную скорость в 24,5 узла, которую ему обеспечивали две паровые машины общей мощностью 20 тыс. лоша­диных сил. Экипаж состоял из 573 человек. Корабельное вооружение состо­яло из двенадцати 152-мм (6-дюймовых), двенадцати 75-мм орудий, десяти малокалибер­ных (47-мм) пушек и шести торпедных аппаратов.

Царю так понравился «Варяг», что он включил его в конвой императорской яхты «Штандарт».

В декабре 1902 г. командиром «Варяга» был назначен капитан 1-го ран­га Всеволод Федорович Руднев, один из передовых офицеров российского флота того времени.

 Командир «Варяга» родился 19 августа 1855 г. в Тульской области. Он был из рода потомственных моряков, не мыслил для себя иной карьеры, кроме как служить Отечеству на флоте. Один из его предков, матрос Семён Руднев, отличился ещё во время азовских походов конца 17 века и был за храбрость произведён в офицеры по указу Петра I. А его отец, Федор Николаевич Руднев неоднократно проявлял отвагу во время Русско-турецкой войны 1828-1829 годов, служил на флоте и ушел в отставку в чине капитана 1-го ранга. По отцовским стопам пошел сын, окончивший в 1876 г. Морской корпус, будучи отмечен при выпуске Нахимовской премией. Дальнейшая карьера гардемарина (а с 1877 года – уже мичмана) Руднева складывалась весьма успешно. В это время Россия не вела войн на море, а потому служба носила исключительно мирный характер. Большую часть своей флотской службы Руднев провел в море. Молодым офицером он участвовал в кругосветном плавании 1880—1883 гг. в составе команды крейсера «Африка» (в последствии он обогнул Земной шар ещё дважды), а в 1888 году выполнял ответственную миссию: перегонял с французских верфей в Кронштадт военный транспорт «Пётр Великий». В 1891 году Всеволод Руднев получил под командование свой первый корабль – миноносец «Котлин» . Затем последовательно командовал миноносцами «Вы­борг» и «Скат», канонерской лодкой «Гремящий», броненосцами «Адмирал Грейг» и «Чародейка».

С 1895 года Руднев (к тому времени уже капитан 2-го ранга) назначался исключительно на командирские должности. Несмотря на мирные условия, ему неоднократно приходилось проявлять силу характера. Кругосветное путешествие, которое в одиночном плавании совершила канонерская лодка «Гремящий» под командованием Руднева в 1897 году, считается нерядовым достижением для такого небольшого корабля. А в начале 1900 года Руднев привел из Германии в Кронштадт построенный для России эскадренный миноносец «Скат». Идти пришлось в крайне сложных погодных условиях, к тому же на только что построенном корабле оказался неисправен компас. Тем не менее плавание прошло благополучно. 

Вскоре после этого Руднев отправился на Дальний Восток, его ожидала должность старшего помощника командира порта в Порт-Артуре. Перед назначением на «Варяг» служил старшим помощ­ником начальника порта в Порт-Артуре. Новому командиру было 47 лет.

В. Ф. Руднев, сторонник С. О. Макарова, ценил простых матросов, отно­сился к ним по-человечески, заботился о нуждах команды. В экипажах ко­раблей, на которых Рудневу довелось служить, любили и уважали требова­тельного к себе и подчиненным офицера.

В конце декабря 1903 г. крейсер «Варяг» назначается стационаром в рас­поряжении русского посла в Сеуле. Перед Новым годом корабль прибыл в Чемульпо, где стояли русские крейсер «Боярин» и канонерка «Гиляк» (вско­ре они ушли с донесением в Порт-Артур). Здесь же находились корабли-ста­ционары Англии, Италии и США. Подошел и французский крейсер. 4 ян­варя прибыла канонерская лодка «Кореец» под командованием капитана 2-го ранга Г. П. Беляева. Канонерка поступила в подчинение Рудневу. В начале 1904 года стало очевидным, что война с Японией начнётся со дня на день. Вроде бы ясно, что использовать для эвакуации дипломатической миссии целый целый крейсер слишком расточительно. Значит, «Варяг» был предназначен для другой задачи?

Русский крейсер оказался запертым в Чемульпо японской эскадрой из шести крейсеров и восьми миноносцев. Это называют главной ошибкой командира «Варяга»  — капитана Всеволода Руднева. Пусть война началась внезапно, но не видеть манёвры эскадры Сотокити Уриу было невозможно. Японцев заметили ещё 24 января. Руднев мог сняться с якоря и уйти в Порт-Артур. И даже «Корейца» удалось бы увести под прикрытием артиллерии «Варяга». Но вместо этого Руднев сел в поезд и поехал в Сеул – советоваться с российским консулом Александром Павловым. А на соединение с основными силами отправилась только канонерка, да и то лишь 26 января.

Но «Корейца» японская эскадра в море не выпустила. Руднев привел «Варяг» в полную боевую готовность, но не тронулся с места. На самом деле он ждал приказа от Павлова, а тот пытался связаться с командованием. Утром 27 января стало известно о начале войны. Японцы решили атаковать русские суда либо на внешнем рейде, либо прямо в порту

8 января 1904 года (по новому стилю) на­чалась война с Японией. Началась с ковар­ного нападения японской эскадры на рос­сийские корабли, стоявшие на рейде Порт-Артура.

Однако за рассуждениями о подвиге крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» оказались напрочь забыты истинные причины тех событий. Россия к тому времени имела на Дальнем Востоке в составе военно-морского флота 7 броненосцев, 4 броненосных крейсера, 7  легких крейсеров, 6 канонерских лодок, 2 минных крейсера, 32 миноносца. В сравнении с японским флотом, Россия уступало ему по всем показателям: и по количеству и качеству кораблей, и по их артиллерийскому вооружению.

            Еще в 1881 году в России была принята программа строительства флота. По этой программе Россия должна была построить 119 военных кораблей. Около 40 из них должны были быть тяжелые корабли — броненосцы, крейсеры. По количеству кораблей Россия превосходила Японию ( Россия 119; Япония 89). Но на Дальнем востоке Россия имела только 63 корабля. К тому же русские корабли сильно проигрывали  по качеству. Большинство российских кораблей были устаревших моделей. Военные силы России были значительно больше, чем у Японии. К 1904 году она имела 1135-тысячную армию и 3,5 млн. человек запасных и ополченцев. Правительство России не верило, что маленькая Япония первой нападет на Россию, и поэтому держало основную массу сухопутной армии у западных и южных границ. Проблема России заключалась еще и в том, что она имела очень низкую пропускную способность железных дорог и из-за этого очень низкую мобильность армии. За один месяц возможно было перебросить только две дивизии. Поэтому к началу военных событий Россия сосредоточила только 98000 солдат и офицеров русской армии. Япония подготовилась к войне значительно лучше. Действующаяармия Япония насчитывала к тому времени 143 тысячи солдат и 8 тысяч офицеров. Армия была обучена немецкими инструкторами и хорошо вооружена. План войны японского командования отличался наступательным характером, предусматривал внезапное нападение на русский флот и его уничтожение, затем высадку русских войск в Корее и у Порт-Артура, быстрый захват крепости штурмом, разгром русской армии и захват КВЖД до прибытия крупных русских резервов. Русский план был нечетким, он предусматривал оборону Порт — Артура и Владивостока с моря и суши, постепенный отход русской армии по линии КВЖД с боями местного значения до сосредоточения крупных сил в районе Харбина. Этот план не учитывал стратегического значения Порт-Артура, переоценивал силу русской Тихоокеанской эскадры, отдавал  инициативу Японии.Однако несмотря на разветвлённую  шпионскую сеть, японцы недооценили ни русский флот, ни русскую армию, и гарнизон Порт — Артура, что привело к затяжке войны. Николай IIявно недооценивал войну с Японией («мы этих макак шапками закидаем…»).Россия хотела войны, но плохо к ней готовилась. Поэтому война для неё началась неожиданно. 

            В это время канонерка «Кореец» и крей­сер «Варяг»находились в ко­рейском порту Чемульпо (ныне Инчхон). В таком же положении оказалась канонерская лодка «Манджур» в Шанхае. Они получили предписание срочно соеди­ниться со своими силами. Но на выходе из порта путь преградили 15 японских кораб­лей. Командующий эскадрой контр-адми­рал Сотокити Уриу передал на «Варяг» уль­тиматум: «Командиру крейсера «Варяг» Император­ского Российского флота. Сэр! Ввиду начала военных действий меж­ду Японией и Россией я имею честь почтительнейше просить Вас покинуть со всеми су­дами, находящимися под Вашей командой, порт Чемульпо до полудня 27 января 1904 го­да. В противном случае я атакую Вас в порту. Имею честь быть Вашим почтительнейшим слугой. Сотокити Уриу, контр-адмирал Импера­торского Японского флота и командующий Японской эскадрой на рейде в Чемульпо».

            Одной из причин того, что Уриу потребо­вал покинуть нейтральный порт, было нахож­дение в нем боевых кораблей других стран. Ко­мандиры французского крейсера «Паскаль», английского «Тэлбот», итальянского «Эльба» и американской канонерской лодки «Виксбург» получили уведомление японского контр-ад­мирала Уриу о предстоящем нападении его эс­кадры на русские корабли.

На военном совете было решено с боем пробиваться из порта. Шансы на прорыв были, учитывая боевые и скоростные характеристики «Варяга». К тому же командир крейсера капитан 1 ранга Руд­нев был блестящим морским офицером. Но он не мог бросить в беде тихоходный «Коре­ец». Понятия о чести у офицеров флота высо­ко блюлись со времен Петра Великого. О сда­че в плен не могло быть и речи — это не в тра­дициях русских военных моряков. «Никаких вопросов о сдаче не может быть — мы не сда­дим крейсера, ни самих себя и будем сражать­ся до последней возможности и до последней капли крови». С такими словами Руднев обра­тился к экипажу. Эти слова моряки встретили взрывом энтузиазма. Как потом вспоминал сам Всеволод Федорович, «отрадно было ви­деть проявление такой горячей любви к свое­му Отечеству». Дружным «ура!» поддержали речь командира моряки «Варяга». Оркестр за­играл государственный гимн России. С таким же воодушевлением встретил известие о предстоящем бое экипаж «Корейца». Даже вольнонаемный кок ка­нонерской лодки Аким Криштофенко отказался съехать на берег и укрыться в русском консульстве (на что он имел полное право), заявив:

—        Умирать, так уж всем вместе!..

Корабельный врач М.Л. Банщиков писал позднее: «С благоговением вспо­минаю незабвенную картину общего громадного подъема духа; казалось, нет преграды этим преобразившимся людям».

9 января 1904 года в 11 часов 20 минут «Ва­ряг» и «Кореец» направились к выходу с рей­да. Моряки с иностранных судов отдавали на­шим кораблям честь, а итальянцы заиграли русский гимн. «Мы салютовали этим героям, шедшим так гордо на верную смерть!» — пи­сал потом командир французского крейсера «Паскаль» капитан 1 ранга Сенес.

Японцы поджидали «Варяга» и «Корейца» в шхерах. Русскому бронепалубному крейсе­ру и устаревшей канонерской лодке враг противопоставил пятнадцать боевых еди­ниц.

В тот день адмирал Уриу имел под рукой броненосный крейсер «Асама» (флагман­ский корабль, гораздо более мощный, чем русский «Варяг»), броненосные крейсера «Нанива», «Такачихо». «Найтака», «Акаси» и «Чиода», восемь ми­ноносцев — «Чидори», «Хаябуси», «Манадзуру», «Насасаги», «Аотака», «Хато», «Кари» и «Цубаме», посыльное судно «Чихайя».

Число орудий на японских кораблях в три раза превосходило число орудий на «Варяге» и «Корейце». А торпедных аппаратов у неприятеля было пять раз больше. Многократное превосходство эскадра адмирала Уриу имела и в «весе» артиллерийского залпа.Про­тив русских двух 203-мм и тринадцати 152-мм орудий и семи торпедных аппаратов го­товились вести огонь четыре 203-мм, трид­цать восемь 152-мм орудий и сорок три тор­педных аппарата. Это было более чем трой­ное превосходство!

Быстроходное и сильное судно-разведчик, способное в стремительном нападении нанести кроткий и мощный удар, «Варяг», будь он в открытом море, двигаясь со своей рекордной скоростью, был опасным и грозным противником. Японская эскадра, безусловно, не досчиталась бы нескольких ко­раблей. Но вместо простора для маневра сейчас был узкий трехмильный фар­ватер, изобилующий подводными камнями и отмелями. Трагедия «Варяга» со­стояла в том, что он вынужден был идти постоянным курсом строго по фарватеру, причем с малой скоростью, — и неминуемо оказывался под со­средоточенным артиллерийским огнем сразу всех шести японских крейсеров. В этом случае результат морского боя решался простым соотношением чис­ла пушек на русских и японских кораблях.

И еще одно обстоятельство. Броненосный крейсер «Асама» скрывал всю свою артиллерию и ее прислугу за броней башен и казематов. А у русских кораблей была открытая палубная артиллерия. А крупнокалиберные, устарев­шие орудия «Корейца» били на близкое расстояние, и потому половину боя им пришлось бездействовать. Кроме того, при описании боевых действий на море в ходе русско-японской войны обычно забывают, что в русских снаря­дах было примерно в 5,5 раз меньше взрывчатого вещества, чем у японских (заимствованных у англичан). А применяемая противником шимоза в пол­тора раза превосходила по мощности взрыва пироксилин, которым начиня­лись русские снаряды.Взрываясь внутри корабля они не только поражали людей огнем и осколками, но и выделяли удушливый газ. Русские артиллеристы, меткостью своей стрельбы прославленные во всем мире, использовали снаряды со взрывателем Бринка, который заверял: «Относительно нашей артиллерии можете быть спокойными — она безусловно выше японской.»  Но на деле, в бою, все оказалось не так. Меткость русских комендоров была намного выше, чем у японцев, но русские снаряды, попадая  в неприятеля по большей части прошивали корабль насквозь и лишь потом взрывались. Это намного уменьшало их разрушительную силу. Сами японцы в последствии признавали:» Если бы ваши снаряды обладали такой же взрывной мощью, как наши, то результат сражения мог бы закончиться для нас плачевно». Японцы были поражены стойкостью русских кораблей, которые продолжали вести бой, имея разрушения и пожары в надстройках.Отсюда нетрудно подсчитать, во сколько раз мощность огня эскадры Уриу превосходила огонь «Варяга» и «Корейца»…

Завязался бой с превосходящими силами японцев. В 11.45 «Асама» с дистанции 7-8 км открыли огонь. Спустя две минуты загремели орудия «Варяга» и закипел беспощадный артиллерийский бои, продолжавшийся, по од­ним данным, ровно час, по другим — 45 минут. Руднев приказал сосредоточить всю мощь огня на японском флагмане. Бо­лее мощный «Асама» в ответ вел усиленный огонь. Остальные вражеские ко­рабли почти безнаказанно обстреливали русский крейсер. Неравный морской бой разгорался. Вокруг «Варяга» вздымались и падали водяные столбы. Рас­каленные осколки проносились над верхней палубой, разя моряков. На смену погибшим приходили товарищи. Раненые после перевязки вновь возвраща­лись на боевые посты.Меткими залпами русские комендоры вскоре сбили на броненосном крей­сере «Асама» мачты, разрушили кормовой мостик, серьезно повредили кор­мовую орудийную башню. Она бездействовала до конца боя. Удачный выст­рел по японскому флагману принадлежал старшему комендору Федору Ели­зарову, командовавшему шестидюймовым орудием № 12 левого борта крейсера. Ветер раздувал пожар на «Асаме». 

Несколько метких вы­стрелов пушек — и серьезные повреждения получил бронепалубный крей­сер «Чиода». Из строя вражеской эскадры внезапно отделились два минонос­ца и устремились в торпедную атаку на русский корабль. Следует несколько залпов с «Варяга», и один из них идет ко дну. Второй, получивший несколь­ко попаданий, сумел ретироваться из-под орудийного огня.

В 12 часов 05 минут при развороте (чтобы ввести в действие орудия лево­го борта) два крупнокалиберных снаряда почти одновременно поразили «Варяг». Из-за взрыва одного из них крейсер лишается рулевого управления огонь, свернул в сторону и вышел из боя.

            Морской бой под Чемульпо продолжался. «Варяг» и «Кореец» (в который не было прямых попаданий), продолжали вести залповую стрельбу. Но накрейсере, начавшем сильно крениться на левый борт, одно за другим стали замолкать орудия.

Тогда Руднев принял решение выйти из боя, возвратиться в порт Чемуль­по, подремонтироваться там и снова попытаться пойти на прорыв. Сильно израненный, но непобежденный «Варяг» с «Корейцем» (который огнем сво­их орудий прикрывал отход) возвратились на рейд. В 12 часов 45 минут мор­ской бой прекратился. Вскоре русские корабли встали на якорь во внутрен­ней гавани Чемульпо.

За время боя «Варяг» выпустил по врагу 1105 снарядов, почти весь свой боезапас, в том числе 425 шестидюймовых. Погибших оказалось 34 человека, один из них был офицер, раненых — 188. Из строя выбыла почти половина личного состава верхней палубы — комендоров, прислуги орудий, дальномерщиков и других. На палубе и бортах зияли многочисленные пробоины. Несмотря на заведенный второй пластырь и уси­ленную работу водоотливных насосов, крейсер продолжал медленно садить­ся в воду кормой. На канонерской лодке «Кореец» потерь в людях не оказалось…

Из двенадцати 152-мм орудий на «Варяге» ос­талось только два, а из двенадцати 75-мм -семь, все 47-мм пушки выведены из строя.

Но самым ужасным было то, что из соста­ва команды, находившейся на верхней палу­бе, выбыла почти половина. «Я никогда не за­буду потрясающего зрелища, представивше­гося мне, — вспоминал капитан 1 ранга Сенес, поднявшийся на борт «Варяга» сразу после боя, — палуба залита кровью, всюду валяются трупы и части тел».

На военном совете было решено «Варяг» затопить на чемульпском рейде, а «Кореец» взорвать, чтобы русские корабли не достались врагу. Экипажи их, в первую очередь раненых, приняли к себе французский, итальянский и английский стационары. Только командир американского судна отказался оказать помощь российским морякам. Даже раненым.

Бой «Варяга» полон не только драматиче­ских эпизодов, но и примеров беспример­ного мужества русских моряков. Раненный в спину рулевой Снегирев, истекая кровью, до конца боя продолжал стоять у штурвала. Ординарец командира крейсера Чибисов, раненный в обе руки, не пошел в лазарет, заявив, что, пока жив, ни на минуту не оста­вит своего командира. Получивший не­сколько ранений машинист Крылов пода­вал снаряды из порохового погреба до тех пор, пока не потерял сознание.

С самого начала боя и до момента затопления крейсера «Варяг» машинист-механик Варавин находился на боевом посту. Когда крейсер стал тонуть, он прыгнул в ледяную воду, и, ухватившись за бревно, держался за него до тех пор, пока его не подобрало итальянское судно. 

Речь идёт о родном старшем брате моего деда Бориса Денисовича Варавина – Андрее Денисовиче. Он родился в 1881 году на четырнадцать лет раньше моего деда в городе Калаче Воронежской губернии. В октябре 1902 года был призван на военно-морскую службу, а в феврале 1903 года прибыл в сибирский флотский экипаж, где был зачислен в матросы второй статьи. 2 августа 1903 года он был зачислен в команду крейсера «Варяг» в 13-й флотский экипаж.

В то время на службу в военно-морской флот зачислялись рядовыми матросами только лица, имеющие неполное или полное среднее образование. Андрей Варавин перед службой на флоте закончил Калачеевское реальное училище и получил специальность механика. Для справки: в реальных училищах в царской России обучались 9 лет и, вместе с неполным средним образованием, обязательно давалась специальность. В этих учебных заведениях обучались дети из семей торговцев, рабочих, крестьян, т.е. лиц недворянского происхождения. Полное среднее образование получали только в гимназии дворяне или закончившие тезнические училища выпускники реальных училищ.

23 февраля 1904 года Варавин Андрей Денисович был награждён знаком отличия Военного Ордена 4 степени (Георгиевский крест) за № 97876, 31 августа 1904 года — медалью в память о бое при Чемульпо, в 1954 году – государственной наградой СССР и России – боевой медалью «За отвагу». В 2010 году именем героя-моряка с крейсера «Варяг» — Андрея Денисовича Варавина на его родине в городе Калаче  Воронежской области названа кадетская школа. 

            Японцам, несмотря на огромное численное превосходство над русскими кораблями, не удалось ни потопить их, ни тем более захва­тить. Капитан 1 ранга Руднев имел все основа­ния позднее доложить командованию, что су­да вверенного ему отряда «с достоинством поддержали честь Российского флага, исчер­пали все средства к прорыву, не дали возмож­ности японцам одержать победу, нанесли много убытков неприятелю и спасли оставшу­юся команду».

27 января 1904 года в 16.30 была взорвана канонерская лодка «Кореец». Затем со слезами на глазах герои «Варяга» покинули свой ко­рабль. Последним сошел с него командир крейсера, бережно неся в руках иссеченный осколками корабельный флаг.

Адмирал Уриу и другие японские старшие офицеры были поражены мужеством русских моряков. Уриу дал команду оказать помощь раненым в госпитале Чемульпо наравне с японцами и распорядился не считать их плен­ными. Позже морем экипаж был доставлен в Россию.

Адмирал Уриу потом победно рапортовал, что у него нет потерь. Однако, японцы потеряли 30 человек убитыми и около 200 ранеными, но предпочли об этом молчать. До сих пор японцы офи­циально ничего о них не сообщают. Но на деле противнику был нанесен существенный урон. 1105 снарядов выпустил за этот поистине ис­торический час русский крейсер, нанеся, по на­шим данным, серьезные повреждения «Асаме» и «Такачио», были на некоторое время поставлены на ремонт. Позже стало известно, что после боя ещё пять японских кораблей пришлось отпра­вить в ремонт. Неудивительно, что Уриу очень не любил вспоминать о том бое.

Весть о подвиге моряков «Варяга» и «Корейца» дошла до России раньше, чем их экипажи прибыли с Дальнего Востока в Одессу. Там их встречал весь город. Но еще до схода на берег героям Чемульпского морского боя прямо на палубе парохода прикрепили на грудь Георгиевские кресты. Все оставши­еся в живых стали георгиевскими кавалерами.

В память о славном, героическом событии была учреждена специальная наградная медаль «За бой „Варяга» и „Корейца»». Ее получили все участни­ки славного, пусть и проигранного, морского боя.

            В Севастополе и Санкт-Петербурге были также устроены торжественные встречи участников боя, причём в столице – с участием императора Николая II.

            Ну а теперь рассмотрим то, что осталось «за рамками» официальной истории. Первый же вопрос. Почему командир «Варяга», капитан 1-го ранга В.Ф. Руднев, получивший за бой орден Святого Георгия 4-й степени и звание флигель-адъютанта, вскоре оказался в отставке и доживал свой век в родовом имении в Тульской губернии? Казалось бы, народный герой, да ещё с Георгием на груди должен был буквально «взлететь» по служебной лестнице, но этого не произошло. Почему? На этот вопрос не зная сути дела отвечает Андрей Милкин, автор статьи «Наверх вы, товарищи, все по местам. Правда о последнем бое крейсера «Варяг»», опубликованной в журнале «Война и отечество» № 5 (23) 2018 год. Вот что он пишет: «Дело в том, что в бою у Чемульпо капитан Руднев, не самом-то деле, показал себя не с лучшей стороны. И все толковые офицеры военно-морского флота России это понимали (в отличие от гражданской публики, которой скармливали ура-патриотический лубок). А промахи это были таковы, что – как позднее вспоминал старший штурманский офицер крейсера «Варяг» Е.А.Беренс – он, как и прочие офицеры крейсера, ожидали на родном берегу ареста и морского суда. Однако вышло иначе – вместо суда их ждал триумфальный прием. Андрей Милкин также утверждает, что В.Ф. Руднев напрасно отказался от прорыва из Чемульпо. Новейший на тот момент крейсер «Варяг» имел скорость более 23 узлов, а это на 3-5 узлов больше, чем у японских кораблей. Он вполне мог прорваться сквозь строй японских кораблей и уйти от погони. Видимо, сработало ложное чувство товарищества: ведь канонерская лодка «Кореец» не могла развивать крейсерской скорости (канонерка давала от силы 13 узлов). И вот вместо того, чтобы принести в жертву старую, и, никому особо не нужную канонерку, Руднев своим решением погубил еще вдобавок и новейший крейсер. А это была уже ощутимая потеря для флота, но правда такова, что по оценке русских флотоводцев того времени – крейсер «Варяг» не представлял собой особой ценности и задачи, которые были ему поставлены они были соизмеримы тому техническому состоянию, в котором он находился. Его построили на верфях Филадельфии в 1900 году. Лёгкий бронепалубный крейсер должен был развивать скорость до 25 узлов и нести мощное вооружение, в том числе двенадцать 152-миллимитровых орудий. Но на испытаниях «Варяг» выдал всего 23 узла – из-за неудачной конструкции котлов и серьёзных конструктивных недостатков. 

            Тем не менее русское командование приняло крейсер с недоделками. Со временем они только усугубились из-за слабости ремонтной базы на Тихом океане. Считается, что к 1904 году «Варяг» вообще не мог делать более 14 узлов в час, хотя это, скорее всего, было сознательной дезинформацией. Ниже проектной была и максимальная продолжительность автономного плавания – всего 3700 миль против плановых 6100.

            Ещё одним серьёзным недостатком стало отсутствие броневых щитов у орудий главного калибра. Их предполагалось установить позже, но руки так и не дошли.

            Именно недостатками боеспособности часто объясняется официальное задание, полученное «Варягом»: прибыть в корейский порт Чемульпо, чтобы, всего-навсего демонстрировать там российское присутствие и, если понадобится, эвакуировать российское консульство из Кореи. В помощь «Варягу» отрядили канонерскую лодку «Кореец» — тихоходное, но хорошо вооружённое судно. 

            Поэтому задачи, которые были поставлены «Варягу» и «Корейцу» имели совершенно иные цели. Об этом в своей статье «Почему погиб крейсер «Варяг»?», опубликованной в журнале «Русская история» № 7 июль 2018 год автор Артём Прокуроров,  на основе исторических документов даёт ответ на этот вопрос.

            На самом деле, ещё в 1902-1903 годах были проведены командно-штабные учения, по сценарию которых на момент начала войны «Варяг» должен был оказаться именно в Чемульпо – важнейшем незамерзающем порту. По планам командования, крейсер становился … рейдером. Его задача – действовать на коммуникациях японцев, пресекая их торговое судоходство. В годы Первой мировой войны эту тактику с успехом применяли немцы. Но решение именно о таком использовании «Варяга» должны были принять, видимо, Павлов и наместник на Дальнем Востоке адмирал Алексеев. А они тянули до самого утра 27 января. Наверное, в конце-концов было решено не рисковать репутацией русского флота и отказаться от использования «пиратских» методов.

            Тогда Руднев получил другой приказ – завязать как можно более ожесточённый бой с японцами на глазах представителей нейтральных стран. Россия должна было предстать жертвой агрессии и получить моральное право на ответный удар. Тогда Англия и США, явно поддерживающие Токио, лишались шансов заступиться за японцев. 

            Приказ был выполнен в точности, причём потери удалось свести к минимуму. Во всём мире подвиг русских моряков вызвал симпатию, общественное мнение в основном осудило Японию. Не вина экипажей «Варяга» и «Корейца», что на гибель их кораблей русские армия и флот не смогли ответить разгромом агрессоров. Ход боя у Чемульпо изучается уже свыше ста лет, и за всё это время теоретики перебрали все возможные сценарии. Однако во всех хитрых тактических схемах есть те или иные изъяны. Стоит признать, что реальных вариантов в сложившейся ситуации было всего два: сдаться или выйти на открытый бой. Но чтобы выбрать второй вариант, требовалась недюжинная сила духа, которую и проявил Всеволод Руднев со своими товарищами. Увы, но любимцем властей он пробыл недолго. Начались тревожные события 1905 года, и от командиров военных кораблей потребовали принимать самые строгие (подчас неоправданно жестокие) меры против революционно настроенных матросов. Руднев, движимый чувством справедливости и военного братства, отказался подвергнуть репрессиям своих подчинённых, за что и был отправлен в отставку с производством в контр-адмиралы. В 1907 году награду командиру «Варяга» прислал даже император Японии Муцухито. Так он выразил своё восхищение его героизмом и презрением к опасности – добродетелями истинного самурая. Присланный ему орден Восходящего солнца IIстепени Всеволод Фёдорович принял. Однако никогда не носил. Кстати, это второй иностранный орден, которым он был награждён. Ранее он стал кавалером орденом Белого слона, которым его наградил король Сиама – так в ХIХ веке называли Таиланд. Командир легендарного крейсера «Варяг», в то время ещё лейтенант, Всеволод Руднев в 1882 году в составе эскадры адмирала Авраамия Асланбегова принял участие в праздновании 100-летнего юбилея сиамской династии Чакри. Кроме Руднева этим орденом были награждены – император Николай II(правда, наградили в бытность его цесаревичем, посетившим Сиам в 1891 году) и первый в мире космонавт Юрий Гагарин. Последние годы жизни Всеволод Фёдорович Руднев провёл в своём имении в Тульской губернии. Умер он  в 1913 году.

Прошли годы. В ознаменование 50-летия Чемульпского морского боя, прославившего русских военных моряков, в городе Туле со всей торжественностью был открыт памятник доблестному командиру «Варяга» Всеволоду Федоровичу Рудневу.

В ознаменование юбилея и за личное мужество и храбрость указом Пре­зидиума Верховного Совета СССР здравствующие герои «Варяга» — георги­евские кавалеры — были награждены боевыми медалями «За отвагу». Это явилось данью памяти великого подвига, совершенного в годы русско-япон­ской войны.

В память о легендарном крейсере 1-го ранга «Варяге» его имя долгие годы с честью носил гвардейский ракетный крейсер Тихоокеанского флота. Он стал символом советской военно-морской гвардии.

Исследователи подсчитали, что о подвиге русских моряков сложено почти полсотни пе­сен. Самая известная начинается словами: «Наверх, вы, товарищи, все по местам». Она считается народной, но у нее есть авторы. Причем поразительно, что автор поэтическо­го текста отнюдь не русский, а немец — Рудольф Грейнц. Этой песне, как и подвигу «Ва­ряга», уже более 100 лет.

Грейнц написал ее под впечатлением по­дробных сообщений германских газет о бое русского крейсера и канонерки с превосходя­щими силами японцев. Ведь в то время, в на­чале прошлого века, между Германией и Рос­сией были хорошие отношения. Перевод сде­лаларусская поэтесса Елена Студентская, амузыку написал музыкант 12-го Астрахан­ского гренадерского полка Турищев.Впер­вые песня была исполнена на торжественном приеме в честь моряков-героев, который ор­ганизовалцарь Николай IIв апреле 1904 года.

Но вернемся к судьбе крейсера. В 1905 году «Варяг» был поднят японцами. Примечатель­но, что в Страну восходящего солнца он при­шел своим ходом! Почти 10 лет корабль про­служил в составе японского флота под назва­нием «Сойя». А штурвал с «Варяга» японцы в качестве экспоната поместили на мемориаль­ный корабль — линкор «Микаса», вкопанный в землю на территории морского музея в Иоко-суке. Японским кадетам, будущим офицерам императорского флота, на примере «Варяга» внушали, как надо выполнять воинский долг. В знак уважения к мужеству экипажа русского крейсера флотское командование даже оста­вило на его корме изначальное русское назва­ние — «Варяг».

В 1916 году правительство России выкупи­ло крейсер у Японии. Тогда-то, в марте, он и совершил заход во Владивосток, где его вос­торженно встречали жители города, солдаты, матросы и офицеры местного гарнизона. Ре­шено было направить «Варяг» во флотилию Ледовитого океана, но корабль нуждался в ре­монте. Так он оказался в Англии. Но после Октябрьской революции 1917 года новая власть отказалась платить по царским долгам. «Варяг» и обслуживавшие его матросы оказа­лись брошенными на произвол судьбы. Анг­лийские власти конфисковали русский ко­рабль и продали его немецкой компании на металлолом. Однако во время буксировки к месту слома крейсер наскочил на скалы и за­тонул у берегов Южной Шотландии. До не­давних пор считалось, что в 20-е годы англи­чане полностью разобрали его прямо в море.

В канун 100-летней годовщины подвига «Варяга» телеканал «Россия» при поддержке командования Военно-морского флота орга­низовал уникальную экспедицию к берегам Шотландии, к месту, где покоятся останки ле­гендарного корабля. На подготовку экспеди­ции к месту гибели крейсера в Ирландском море ушел почти целый год. 

Однако шансов на успех было немного. Архивных документов о последних днях легендарного корабля ни в России, ни в Великобритании не сохра­нилось. К тому же членам экспедиции стало известно, что немецкая компания, занимавшаяся разделкой крейсера на металлолом, в 1925 году взорвала его корпус, чтобы облег­чить себе работу.

Взрыв буквально разметал фрагменты корабля на большой площади. Шотландские рыбаки смогли лишь приблизительно указать район, где 82 года назад затонул «Варяг». Но с помощью местных жителей удалось найти то место, где в 1922 году «Варяг» наскочил на скалы. Оно находится в 60 милях к югу от Глазго и всего в полукилометре от берега.

Наконец 3 июля 2003 года в 12.35 по местному времени один из наших аквалангистов обнаружил первый фрагмент «Варяга». Это был деревянный леер носовой надстройки. Некоторые  фрагменты крейсера, которые уцелели после взрыва в 1925 году, находятся на глубине 6-8 метров. На этом месте под водой никто никогда не снимал. Теперь впервыепредставилась возможность увидеть останки легендарного крейсера «Варяг». К сожалению,уцелело немногое. Но сохранились латунные и бронзовые детали. И даже стальные: под тонким слоем ржавчины у американской ста­ли даже сохранился блеск.

Самой сенсационной находкой россий­ской экспедиции стали иллюминатор и латун­ная табличка американского завода, постав­лявшего на «Варяг» паровые насосы И приво­ды. На месте подрыва корабля погружение со­вершил внук командира крейсера Никита Пантелеймонович Руднев. Он родился в 1945 году во Франции, куда вся семья Рудневых вынуждена была уехать после революции. Никита Руднев специально прилетел в Шот­ландию из Франции, чтобы увидеть фрагмен­ты «Варяга» собственными глазами…

В феврале 2004 года гвардейский ракетный крейсер «Варяг», малый противолодочный корабль «Кореец», названные так в честь геро­ических кораблей Тихоокеанской эскадры, и ВПК «Адмирал Трибуц» вышли из бухты Зо­лотой Рог, где за девять десятилетий до этого владивостокцы восторженно встречали ле­гендарный крейсер, и взяли курс на Южную Корею. Корабли посетили с визитом Инчхон, а затем китайский портовый город Люйшунь, в начале прошлого века носивший гордоерусское имя Порт-Артур. Моряки-тихоокеан­цы побывали там, чтобы отдать почести по­двигу русских моряков.

В память об этом на берегу инчхонской бухты наши моряки установили большой православный крест, привезенный из Влади­востока.

Есть в истории Военно-морского флота России корабли-герои, сим­волы стойкости и великого мужества русских моряков, их верности Отечеству и ратному долгу. Один из них — легендарный и герои­ческий крейсер «Варяг», экипаж которого в полном составе стал
героем русско-японской войны 1904—1905 гг., а его командир — капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев — вошел в плеяду прославленных флотских начальников. За один только бой в Желтом море 17 января (9 февраля по новому стилю) у острова Йодолми на выходе с рейда корейского порта Чемульпо (Инчхон).

И мы, внуки и потомки наших предков-героев должны помнить об этом и защищать Родину, если это будет нужно. Так как это делали варяжцы: они до конца исполнили свой ратный долг перед Отечеством. Ведь Россия – Родина не только наших предков, но и наша, ныне живущих на этой Великой Прекрасной Земле!

Николай Варавин, историк, ветеран боевых действий и МВД России полковник милиции в отставке      

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here