Для врага ужасные, добрые внутри: в канун профессионального праздника волжские омоновцы раскрыли секреты своего подразделения

0
638
реклама

День отряда особого назначения отмечается в России 3 октября вот уже 19 лет – с тех пор, когда ОМОН еще относился к ведомству МВД. Несмотря на его присоединение к Росгвардии, эта дата так и остается одной из главных в календаре подразделения. Об изменениях в вооружении, тактике и традициях рассказали бойцы нашему изданию.

Храня традиции

Обнесенное забором с колючей проволокой здание на улице Комсомольской известно многим. В 90-е годы за этими воротами с тяжелым шлагбаумом зарождалось подразделение, без которого сегодня не обходится практически ни одна спецоперация. Отсюда же ребята уезжали на Кавказ в первую и вторую чеченские кампании. А в здешнем музее бережно хранят память о тех, кто не вернулся домой с той войны.

реклама

В апреле 2016 года спецподразделения ОМОН вошли в состав Росгвардии, но родное название осталось прежним. Разница лишь в расшифровке: если ранее буква «М» обозначала «милицию», то теперь – «мобильность». Сами бойцы говорят, что, по сути, и служба особо не отличается от той, что была раньше. Главная задача ОМОНа всё та же – силовая поддержка.

– Нам никуда не деться от нашего прошлого. Мы просто не имеем права забыть этих ребят, – говорит один из сотрудников, открывая дверь музея памяти.

Три кровати у окна с траурными лентами и красными гвоздиками – дань памяти погибшим в Чечне омоновцам Юрию Харламову, Виталию Дубине и Олегу Скрипке.

Рядом на полке – «экспонаты», которые привозят из командировок. И если первые экземпляры, вещи погибших бойцов, напоминают о тяжелых чеченских спецооперациях, то одни из последних – «удостоверения-пропуска» на Чемпионат мира по футболу, как показатель спокойствия.

Дежурства с ГАИ и разговоры с «Беркутом»

Командировки для сотрудника ОМОНа – обычное дело. Особенно много воспоминаний связано с присоединением Крыма. Туда волжские омоновцы уже после мартовского референдума 2014 года, для обеспечения порядка на постах ДПС.

Удивительно, но присоединение к России некоторые из местных жителей восприняли как отмену всех законов и правил. Нормой было сесть за руль в нетрезвом виде, прокатиться мимо инспекторов и не отреагировать на требование остановиться. Нужно было срочно наводить порядок.

– Радует, что прибегать к неким силовым приемам нам не приходилось. Видимо, внешний вид в полном обмундировании срабатывал как «стоп-сигнал», – улыбаются бойцы.

Отдельно вспоминают и встречу с парнями из украинского «Беркута» (аналогичное спецподразделение, только МВД Украины до 2014 года). Больно было слушать рассказы о том, как украинские коллеги исполняли приказ «просто стоять», пока их жгли заживо, закидывали коктейлями «Молотова», фактически уничтожая одно из элитных подразделений.

– Причиной случившегося стала слабость руководителей, – говорят волжские омоновцы.  С тем оснащением и навыками, которые есть у бойцов «Беркута», все «недовольства» можно было погасить. А уж если и приняли решение «сдать» Майдан, то зачем отдавать на растерзание спецподразделение – непонятно.

И тут же осекаются, что на месте «Беркута» вели бы себя так же, ведь приказ – есть приказ, «стоять», значит, «стоять».

Лишь бы не пригодилось

А «стоять» есть с чем. Каждый новый конфликт, где бы он ни происходил, несет для сотрудников ОМОНа новшества в тактике, экипировке и вооружении.

К примеру, после событий на Майдане, в России был усовершенствован противоударный щит, который применяется во время массовых беспорядков. Теперь отверстия в верхней части «Авангарда М» закрыты спецстеклом для того, чтобы в случае метания камня в сотрудника, осколки и песок не попали в глаза. Кроме того, у нового предмета амуниции более загнутые края, что позволяет легко ставить щиты один на один и «строить» из них стену.

Что касается обмундирования, то шлемы и бронежилеты выбираются в зависимости от поставленных задач. Так, например, шлем «Джета» защитит голову бойца не только от камня, но и от пули, выпущенной из снайперской винтовки, а также может быть оснащен противоударным забралом.

На вооружении у волжских омоновцев стоят привычный пистолет «Макарова» и автомат «Калашникова», но есть и новинка – пистолет «Удав». Это одна из последних разработок российских оружейников для спецподразделений. Пуля, выпущенная из такого оружия, пробивает новейшие бронежилеты, состоящие из многослойных кевларовых материалов. В разработке «Удава» учтена главная особенность эксплуатации в России – холодные зимы, при которых рамка, изготовленная из ударостойкого пластика, функционирует в диапазоне температур от +50 до -70°C и не размерзается.

Интересны экземпляры  гранатометов: один стреляет газовыми гранатами, другой предназначен для пробивания стен и тяжелых дверей. Стоит сказать, что оба «ГМ» выглядят очень брутально и напоминают «бластеры» Шварценегера в фильме «Терминатор».

В отдельном отсеке находятся снайперские винтовки – привычная СВД и бесшумная укороченная, именно такой «тихой» работали в «Норд-Осте», когда освобождали заложников. Без этого оружия не обходится ни одна командировка, а снайпер – самый засекреченный человек в подразделении. Но в честь праздника волжский «спец» согласился поговорить на условиях полной анонимности.

– Самое главное для снайпера – это спокойствие. Ты можешь лежать часами в заданном месте, и ничто не должно тебя выдать, – рассказывает стрелок. – Научиться точно стрелять – можно, а вот выдержка – это уже как природа заложит. Не стоит верить и всему, что показывают в кино. Последние годы, конечно, стараются приблизить к реальности, но сам смотрю и улыбаюсь, когда там: «бах», «бах» и всё. Стрельба из СВД – это особая точная наука с множеством поправок, даже когда природные условия кажутся идеальными.

Но всё же основным своим оружием сотрудники ОМОНа считают резиновые дубинки – их здесь также несколько разновидностей. Главное при любой спецоперации – максимальное сохранение жизней, а значит, приказ «стрелять» поступит в самую последнюю очередь.

– Знаете, больше всего хочется чтобы наше оружие, даже те же резиновые палки, мы применяли бы исключительно на полигоне для учений, – признаются сотрудники спецподразделения.

Глядя детям в глаза

Особой частью своей работы волжские омоновцы считают, как бы странно это ни звучало, педагогическую составляющую. Бойцы регулярно посещают мероприятия в школе № 35, которая носим имя погибшего Виталия Дубины.

– Если от наших слов что-то изменится в отношении мальчишек к своей родине, то мы должны говорить обо всём, что знаем сами. О чем конкретно? Как бы пафосно ни звучало, но о чести, долге, достоинстве и простой взаимовыручке, – признается командир волжского ОМОНа Сергей Смакотин. – Глядя в глаза этим ребятам, понимаешь, что завтра они могут прийти в наши ряды, и мы не имеем права не быть с ними рядом.

В завершение хочется пожелать бойцам больше тихих командировок, а также теплого семейного очага.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here