Как учитель Лазарев губернское начальство напугал

0
329
реклама

В районных школах в 20е годы за грамотность боролись методом проб и ошибок

Председатель Совета народных комиссаров Владимир Ленин, провозгласивший лозунг «Учиться, учиться и учиться!», был уверен, что в государстве, где большинство населения  — люди необразованные, социализма не построить. И уже 26 декабря 1917 года был подписан декрет о ликвидации неграмотности, но реализации его помешала гражданская война.

На голом энтузиазме

-К вопросу ликвидации безграмотности советская власть вернулась в декабре 1919 года, — рассказывает старший научный сотрудник Волжского историко-краеведческого музея Екатерина Лоскутова. – В декрете  «О ликвидации неграмотности среди населения РСФСР» было сказано, что всё население Республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать или писать, обязано научиться грамоте на родном или русском языке. «Обучение это ведётся в государственных школах — как существующих, так и учреждаемых для неграмотного населения по планам Народного Комиссариата Просвещения…»

Школу для неграмотных в Верхней Ахтубе организовал Союз молодёжи. На голом энтузиазме – денег для полноценной работы у комсомольцев не было. Правда, в 1923 году было организовано Всероссийское общество «Долой неграмотность!», руководил которым Михаил Калинин, именно оно на свои средства (добровольные взносы предприятий и учреждений, налоги на продажу некоторых товаров, дотации государства) стало содержать тысячи школ ликбеза. Повсеместно открывали клубы и избы-читальни, при которых тоже действовали кружки по ликвидации безграмотности среди взрослых.

Однако… побороть невежество населения никак не получалось по одной простой причине: не хватало педагогов. Достаточно сказать, что более 90 процентов членов партии в 1920-е гг. имели только начальное образование. 

«Чем занимались до 1917 года?»

Куда же делись квалифицированные преподаватели? Ведь до революции такой проблемы в сельских школах не было?

Да, не было. Зато в 20-е годы всем представителям интеллигенции при приёме на работу предлагали заполнить анкеты, включающие массу каверзных вопросов: «Чем Вы занимались до Октябрьской революции?», «Ваше происхождение», «Были ли Вы репрессированы после 1917 года?» Кто-то пытался скрыть «неудобные» факты биографии – кормить-то семью нужно было. Однако все анкеты тщательно проверялись, и тем, кто сообщал  недостоверные сведения, отказывали в трудоустройстве. Если не что-то похуже.

В итоге получался казус: грамотные учителя были, а преподавать им не разрешали – по идеологическим соображениям.  

Что оставалось делать? Восполнять дефицит педагогов за счёт людей, только что окончивших курсы ликвидации неграмотности. Одним из них был учитель школы села Ново-Никольское Рахинской волости Ленинского уезда Михаил Лазарев.

«По физике химией преподавать»

Учитель этот прославился тем, что написал письмо в Сталинградское ГУБОНО по вопросам, касавшимся экспертизы (выпускники курсов должны были проходить её, чтобы подтвердить свою квалификацию). Стиль, грамматика, пунктуация автора сохранены:

«Дорогие товарищи,

Разрешите к Вам обратиться за некоторыми сведениями — касающихся экспертизе.

В О П Р О С Ы:

Можно ли перевестись в другую местность учительствовать без экспертизе?

Какие будут предъявляться требования к лицам двух годичным стажем, желающим перейти из I-й ступени во II ступ. школ работать по специальным предметам, как например: по физике химий преподавать. (Так в тексте – прим кор.).

Когда начинается экспертиза. Какова продолжительность экспертизы.

…Хорошо было бы — и вы ответили письменно. По адресату: с. Ново-Никольское. Рахинской волости.  Ленинского уезда, Сталинградской губернии. Получить учителю № 2 ЛАЗАРЕВУ Михаилу Иванову. Если в газете, то отвечайте мой псевдоним «Краевед» в газетах в «Борьбе» или «Крестьянская правда». Буду ждать Вашего товарищи ответа. Ещё дорогие товарищи к вам есть просьба: нет ли у вас краеведческой литературы нашей губернии для третьих групп. Я веду третию группу и не имею у себя под руками краеведской литературы. Кое-где приходится отступать от камплекса (т. е. комплекса). Наши школы снабжены учебниками очень скверно. Как например: задачники для третий группы совсем неподходящие, где нет десятичных дробей и все задачи не увязываются с камплексом и очень сухия. Граматике со всем нет ни одной даже для себя не имею. Благодаря плохого состояния школ и бедности деревни и в добавок взгляды населения на новую школу не благоприятные. Население обижается на слабую дисциплину в школе.

  К сему Лазарев».

«Других учителей у нас для вас нет»

Товарищей в ГУБОНО так впечатлило это послание, что они переправили его в Ленинский УОНО с секретным предписанием:

«Секретно.                                                                                                                             

Сталинградский губернский Отдел Народного Образования настоящим препровождает товарищеское письмо учителя т.ЛАЗАРЕВА, показавшего в данном письме полную свою безграмотность в области формальных навыков по родному языку (ошибки на каждой строке) и методических вопросах (комплексный метод не преподаётся) для сведения и соответствующего заключения.  

ЗАВ.ГУБОНО                                                                                                             /Свистунов/

ВР.СТ.ИНСП.СОЦВОСА                                                                                            /Демидов/

Секретарь ГУБОНО                                                                                                       /Бутенко/».

Однако сотрудники Ленинского УОНО оказались достаточно зубастыми и в ответном секретном послании дали губернскому начальству ответ по всем пунктам. А именно:

А) Тов. Лазарев по своей малограмотности будет снят с работы в конце учебного года;

Б) Не только Лазарев, но и другие учителя, окончившие школы II ступени и устроившиеся на работу с 1920 по 1925 год, отличаются малограмотностью, в связи с чем их следует пропустить через экспертную комиссию при ГУБОНО, о чём УОНО и просит дать соответствующее распоряжение. Однако других учителей в школах района нет.

В) Самый интересный пункт: в будущем Ленинский УОНО просит ГУБОНО назначать работников просвещения только из педтехникумов – для преподавания в школах I ступени. По школам II ступени назначение производить только из педвузов.

В 20е годы в школах не хватало не только учителей – не было учебников, не проводился ремонт, педагогам задерживали зарплату.

Чтобы хоть как-то улучшить ситуацию, ЦК РКП(б) дал распоряжение «добиться повышения зарплаты работникам просвещения в городах, фабричных поселениях и сёлах в среднем до 30 червонных рублей в месяц». Но и здесь не обошлось без перегибов. Вот о чём рапортовали с мест в Ленинское УОНО в 1925 году: «Среди учительства проскальзывает недовольство в отношении зарплаты, которую с 1 января с.г. будут рассчитывать по 28 руб. Эту цифру получит и начинающий учитель, и старый педагог-активист, и заведующий школой, ответственный работник. Среди учительства идёт возмущение на инспектора ОНО ВОИНОВА, который грозится прибрать к рукам учительство и показать ему «Кузькину мать …»

«А ребята все неграмотные»

В ГУБОНО, наконец, подняли вопрос и о качестве преподавания в районных школах. В марте 1926 года зав. ГУБОНО Козырев направил заведующим уездных и окружных исполкомов обращение «О необходимости борьбы за качество в просветительской работе».

«Качества нет, — говорилось в нём. — Ведь нельзя же на самом деле терпеть такое положение, когда к концу занятий в первой группе ребята не умеют читать. А в тетради заглянуть страшно. Всякая наша агитация о достижениях новой школы, о преимуществах её перед старой, при такой постановке работы вызывает только улыбку». Беда в том, объяснял зав. ГУБОНО,  что большинство педагогов вместо обучения чтению и точным наукам проводят экскурсии и уроки рисования.  «Грош цена такой школе, в которой все стены увешаны рисунками, а ребята неграмотны…»

Губернские школы подвергли массовой проверке, по результатам которой зав. ГУБОНО Козырев сказал следующее:

«Материалы обследования инспектурой массовых школ губернии рисуют неприглядную картину работы нашей деревенской школы. Есть чрезвычайно много фактов, наглядно говорящих о НЕГРАМОТНОСТИ УЧИТЕЛЬСТВА. Отсюда можно сделать вывод, что кампании по подготовке учительства в течение 2-3 лет ОСОБО ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ НЕ ДАЛИ.

Что толку, если учитель знает «био-социальную природу ребёнка», имеет смутное понятие о двух десятках разных методов, но неграмотно пишет,  не умеет разобраться в газете. 

…В будущем году нужно более плотно заняться общеобразовательной подготовкой учительства (вопросы языка, естествознания, математики) и  повышением его квалификации (ясное представление об обстановке, о практических задачах, стоящих перед партией и Советской властью). Для этого необходимо открыть специальные курсы переподготовки учителей. Самокурсы, кружки мы отвергаем, так как этот метод работы оказался нежизненным…»

И немного статистики. По переписи 1926 года по Ленинскому уезду процент грамотности составлял 36,76%. Из 15 948 человек грамотными были 7 941 человек. Виноваты в этом были и царское наследие, когда Астраханское земство почти не вело школьного строительства, и Гражданская война, и голод 1920-21, затормозивший восстановление народного образования, и элементарная бедность местного бюджета… Но потихоньку всё стало налаживаться, сельские школы укомплектовывались квалифицированными педагогами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here