Князь Засекин: он построил Царицын в Казани

0
1081
реклама

Ровно десять лет назад, в ноябре 2009 года, в Волгограде был установлен памятник основателю города – Григорию Засекину. Был он воином, государственным деятелем, строителем, защищал границы России. А вот что удалось узнать о воеводе Засекине по прозвищу «Зубок» историкам.

«Золотая копейка» в награду

«Рюриковичи мы», — гордо заявляли Засекины: их предки, князья Ярославские, были в родстве с самим Владимиром Мономахом, прапрадед владел целым городом. Но постепенно род нищал: от отца Григорию досталось восемь разорённых деревенек на Новгородчине да с десяток крепостных. Будучи человеком самолюбивым, Засекин решил вернуть славу предков и в 15 лет поступил на государеву службу.

Сведения о нем отыскались в разрядной книге 1475-1598 годов как об участнике затяжной Ливонской войны. Там сказано, что в 1575 году русские войска находились на постое в городе Кореле, где воеводой был Кобылин, а в стрелецких головах (командирах отрядов в 100 человек) у него ходили два князя — Иван Солнцев-Засекин и Григорий Засекин. Сражался Григорий отважно, за что его и повысили, отправив в крепость Орешек «воеводой на вылазке». Это значило, что его отряд во время нападения врага должен был выходить из крепости и биться в открытом поле.

В это же время Иоанн Грозный затеял политическую игру: собираясь экспроприировать земли и имущество церкви, он «передал» престол татарскому царевичу Симеону Бекбулатовичу, что позволяло ему самому остаться в стороне от «небогоугодного» дела. Симеон был окружён царскими почестями, его свиту составили молодые дворяне. Засекин входил в число оруженосцев нового «царя» — и это было ступенькой в его карьерной лестнице.

Через несколько месяцев Грозный вернулся на трон, а Зубок в составе отряда  военной разведки воеводы Безнина отправился в поход на Двину. И вновь сумел себя проявить – именно ему Безнин доверил  почётную миссию сообщить царю о победах русских. За успешное исполнение задания Засекин «жалован золотой копейкою» (остальные разведчики тоже дарами государя не обойдены), а затем получил новое назначение – в Алатырь. Здесь ему пришлось проявить таланты не только воина, но и дипломата, улаживая многочисленные межэтнические конфликты русских и марийцев.

Заговор не удался

Строительство крепостей на Волжском торговом пути было в те годы вопросом государственной важности. Нужно было обеспечить безопасность караванов, которым угрожали крымские татары и отряды Ногайской орды. Посланные царём «плавные рати» (то есть отряды, передвигавшиеся на лодках) и караулы были недостаточной защитой.

А в 1585 году ногайский бий Урус предложил Крымскому хану пойти воевать Астрахань. Это была серьёзная опасность, Россия могла потерять земли Нижней и Средней Волги, потому были срочно приняты ответные меры.

В XVI веке подготовительный этап строительства оборонительных сооружений растягивался на годы: специалисты Разрядного приказа выбирали место для постройки; предложение рассматривала Боярская Дума, затем служилые люди составляли подробный план местности и смету. А в Разрядном приказе разрабатывали окончательный проект и предлагали кандидатуру воеводы, который должен был руководить стройкой.

Подготовка к строительству Самарской крепости заняла два года. Воеводой был назначен Засекин, его помощником – верный друг и товарищ по оружию, стрелецкий голова Федор Ельчанинов.

Естественно, Урус  был недоволен тем, что русские строятся на землях, которые он считал своими. Напрасно Засекин убеждал бия, что крепость нужна для защиты от беглых казаков, разбойничавших в окрестностях, – тот не верил.

Таким видят Засекина художники

Москва подготовила провокацию: летом 1586 года волжско-яицкие казаки во главе с Матюшей Мещеряком совершили ряд набегов на ногайские станы. Урус пытался давать отпор, но потерпел поражение.

В награду казачьих атаманов пригласили на государеву службу. Мещеряк и некоторые его сподвижники согласились и приехали в Самару, но случилось непредвиденное. В крепость по дороге из Москвы прибыли ногайские послы, и казакам предложили – в знак дружбы и примирения – вернуть степнякам то, что у них отобрали во время набегов.

Казаки возмутились: мол, воевали честно, тем более нападали на ногайцев по тайному приказу Москвы. Об этом они заявили во всеуслышание, а потом стали нападать на послов, похищать жён, требуя выкуп. Скандал был страшный, и Засекин, отправив основные силы казаков в Астрахань, пятерых зачинщиков мятежа бросил в острог. Он рисковал: без приказа царя их нельзя было наказать, а тем временем атаманов могли отбить их соратники. Между тем пленные сумели договориться с караульными и передали весточку вольным казакам Волги и Яика. Те должны были окружить Самару и взять её штурмом.

Древнерусские пограничники

Но кто-то из казачков оказался «засланным», и скоро о планах заговорщиков стало известно князю. Засекин послал нарочного в столицу, усилил оборону крепости, а тут и царский гонец, сын боярский Постник Косяговский, подоспел с указом «атамана Мещеряка да иных товарищей пущих казнити перед ними послы смертною казнию».

Весной 1587 года приговор привели в исполнение, перед послами извинились и вернули им всё отнятое казаками имущество. Те доложили бию о «хорошем и справедливом царе», и конфликт был исчерпан. Ногайцы с тех пор стали посылать свои отряды на службу в русскую армию.

Александр Материкин, известный волгоградский историк, в прошлом директор областного краеведческого музея: «Засекина неспроста считают своим отцом-основателем самарцы, саратовцы и волгоградцы. Эти три крепости на Волге были заложены Григорием Осифовичем с разницей лишь в два — три года для одной главной цели — охраны волжских торговых путей, закрепления присутствия России на восточных рубежах.

Как Олферьев с Засекиным судился

В 1589 году Засекину поручили строительство новой крепости – будущего Царицына.

Делали это… в Казани. По тогдашней технологии, именно туда привезли подробный чертёж новой крепости и возвели все башни и фортификации. Затем разобрали постройку на брёвна, пронумеровали и спустили вниз по реке – это называлось лесовая возка. На месте оставалось лишь собрать крепость, как конструктор.

Тогда же боярский суд под председательством князя Никиты Роановича Трубецкого рассматривал «Местническое дело» воевод Засекина и Олферьева. Роман Олферьев не захотел быть «вторым лицом» при «выскочке» Засекине, о чём и подал челобитную царю. Сам Фёдор Иоаннович присутствовал на слушании. Дело тянулось несколько месяцев, в итоге суд принял сторону Засекина: «… И по суду бояре наши приговорили тебя оправити, а Романа Олферьева обинити и выдати Романа тебе головою. А Роману Олферьеву не токмо что с тобою, и с меньшим в твоем роду быти. И велели есмя Ромку Олферьеву быти на нашей службе на Переволоке с тобою в товарищах. И ты б да Роман Олферьев, да Иван Нащокин на нашей службе на Переволоке были и нашим делом промышляли за-один вместе всем по нашему наказу.

Царицын

Писан на Москве лета 7097-го году мая в 23 день. Припись у грамоты дьяка Дружины Петелина».

Олферьев смирился и больше с Засекиным не ссорился.

Путь флотилии вниз по Волге длился несколько месяцев. В июле 1589 года была написана царская грамота, в которой впервые упоминается Царицын: «От царя и великово князя Федора Ивановича всеа Руссии на Переволоку воеводам нашим князю Григорью Осиповичу Засекину, да Роману Васильевичу Олферьеву, да Ивану Офонасьевичю Нащокину. Которые суды отпущены ис Казани на Переволоку для лесовой воски с вами, со князь Григорьем и с Иваном, и как даст бог город и острог зделаете, и вы б у себя на Переволоке оставили для тутошних посылок ис тех судов сколько пригоже… а лутчие бы естя суды отослали в Астрахань на наши обиходы астраханские… Писан на Москве лета 7097-го июля во 2 день за приписью дьяка Дружины Петелина».

 На одном из привалов к Засекину явился атаман Волдырь, патрулировавший эти места с отрядом стрельцов и служилых казаков, и сообщил воеводе о разбойных действиях казачьих ватаг. Засекин отправил с ним несколько своих отрядов, и с разбойниками было покончено.

Для строительства князь выбрал остров против устья речки Царицы – он уже был обжит казачьими караулами. Григорий стал первым воеводой нового города, а весной 1590 года, оставив за себя Олферьева и Нащокина, с караваном судов отправился вверх по Волге – строить Саратов. В Царицын он ещё вернулся – снова первым воеводой. Но ненадолго, увы.

Последний бой

В 1591 году князь Засекин отправился на юг России – в поход против союзников Османской империи, кумыков.

Воевать с ними Москву просил кахетинский царь Александр. Засекин в бою одержал победу, хотя стычки с кумыками продолжались ещё не одно десятилетие. Возвращаясь из похода, Григорий Осифович заболел – а может, старые раны дали о себе знать.  Через год воеводы не стало. Тем не менее, сделать он успел немало: построил три крепости, что позволило сохранить Волжский торговый путь; наладил отношения с волжскими и яицкими казаками, а также с ногайцами, что характеризует его как успешного дипломата и государственного деятеля.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here