Кто останется сухим, а кто «в остатке»?

0
223
реклама

Отсроченная на два года федеральная программа широкомасштабного перевооружения российской армии, оцениваемая в 20 триллионов рублей, отложит в еще более долгий ящик надежды регионов на реальную децентрализацию бюджетных доходов. Она, как заявил премьер-министр Дмитрий Медведев, будет возможна только после «завершения реформирования вооруженных сил», и «тогда как раз начнется более быстрый рост расходов на образование, здравоохранение и науку».

А теперь давайте подсчитаем. Первоначальные сроки реализации программы были рассчитаны до 2023 года, теперь они передвинутся до 2025-го. Получается, что еще как минимум два президентских срока будет действовать существующая система межбюджетных отношений, по которой налоговые поступления бурным потоком двигаются по преимуществу только в одном направлении: из регионов и муниципалитетов – в федеральный центр. Возвратные же финансовые ресурсы (в виде субсидий, дотаций и прочих преференций) больше, чем на ручейки, не тянут. Причем их наполняемость напрямую зависит от вхожести глав регионов и муниципалитетов в высшие коридоры власти. У тех, кто сумел заручиться поддержкой лоббистов федерального ранга, ручейки пополноводней, у тех, кто опоздал к раздаче, пожиже.

При таком неравноправном, да еще и избирательном финансовом обмене финансирование образования, здравоохранения и науки по остаточному принципу никого удивлять не должно. Да и ждать резкого роста государственных, региональных и муниципальных расходов на другие социальные нужды вряд ли приходится. Если, конечно, не попытаться переложить их на плечи российских обывателей. Например, предложение Дмитрия Медведева рассмотреть вопрос о повышении государственной пошлины за развод есть не что иное, как проект укрепления уз брака за счет самих брачующихся.

С такой инициативой выступил ряд российских сенаторов, не привыкших, по-видимому, мелочиться. По их мнению, размер госпошлины за расторжение брака следует повысить сразу в семьдесят пять раз – с нынешних 400 рублей до 30 тысяч рублей. А что, для государства это и впрямь золотая жила. В прошлом году, например, в России было зарегистрировано 642 тысячи разводов. Нетрудно подсчитать, что эта инициатива может дополнительно приносить государству почти 20 миллиардов практически дармовых рублей, поскольку не повлечет за собой никаких государственных расходов по оформлению означенной пошлины. И при этом стабильность их получения гарантирована, поскольку все последние годы на каждые два брака у нас в стране приходится один развод.

Инициаторы утверждают, что реализация их предложения благотворно скажется на упрочении семейных уз. Только это вряд ли. Ведь нетрудно предположить, что семейные пары, не связанные брачным контрактом, начнут расходиться без официального оформления разрыва отношений. И к гражданскому браку добавится гражданский развод.

Если дело с резким удорожанием госпошлины за расторжение брака выгорит, а наклюнувшаяся рецессия не будет рассасываться, стоит ожидать аналогичных решений и по другим государственным пошлинам. Отнимать и делить всегда соблазнительнее и легче, чем прибавлять и преумножать.

Ну а там, где без государственных расходов на общественно значимые нужды не обойтись, уже вовсю заработал режим жесткой экономии. Помните, сколь широковещательно объявлялось в свое время о начале разработки федеральной целевой программы по безопасности дорожного движения? На этой неделе кабинет министров ее наконец-то принял. И сразу выяснилось, что первоначально запланированные объемы финансирования уменьшились втрое – с 99 миллиардов до 32,4 миллиарда рублей (из них 141 миллиард рублей – из региональных источников).

В таких же, естественно, пропорциях уменьшится количество предполагавшихся к установке камер фотовидеофиксации нарушений и реконструированных светофоров и дополнительных приборов для искусственного освещения дорожных участков с повышенной аварийностью. А на развитии системы оказания помощи пострадавшим от ДТП решили сэкономить и того больше, сократив расходы по этой статье с 7,9 до 2,3 миллиарда рублей.

Самое удивительное, что при таких объемах тотального урезания основная задача федеральной целевой программы осталась прежней – за семь лет, на которые она рассчитана, сократить количество погибших в дорожно-транспортных происшествиях с 27,9 тысячи до 19,9 тысяч человек в год. Все как в известной поговорке: «Вынь да положь!» И пусть эксперты утверждают, что после столь масштабного секвестра это практически невозможно. Об их мнении в нашей стране вспоминают обычно только постфактум – когда гром уже грянул и остается только перекреститься.

Фото: www.informugra.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here