Кто сражался за Родину во время Великой Отечественной войны

1149
Фото: ufospace.net
реклама

Вооружённые силы Германии перед нападением на Советский Союз насчитывали 8,5 млн. человек. Им противостояли советские войска западных приграничных военных округах и силы трёх флотов численностью 2,9 млн. человек (60,4 % личного состава армии и флота).

Кроме того, в формированиях других ведомств, состоящих на довольствии в Наркомате обороны, находилось около 75 тысяч человек.

Сколько жителей СССР было мобилизовано в годы ВОВ

Ещё 842,8 тысяч военнообязанных были в войсках на «больших военных сборах». С объявлением мобилизации 22 июня 1941 года они были включены в списочную численность войск.

Войну восприняла на себя, в основном, молодёжь 1919-1922 годов рождения, находящиеся на действительной военной службе, выпускники школ 1938-1941 годов.

Объявленная в первый день войны мобилизация резервистов 1905-1918 годов рождения, в возрасте от 23 до 36 лет, позволила уже к июлю пополнить армию на 5,3 млн. человек.

10 августа 1941 года для восполнения боевых потерь, а также для создания резервов, были мобилизованы военнообязанные 1890-1904-х и призывники 1922-1923 годов рождения.

Летом 1942 года в армию ушли призывники 1924 года рождения, в январе 1943 года была призвана молодёжь 1925 года рождения. В том же году с 25 октября по 15 ноября прошел призыв родившихся в 1926 году. С 15 по 30 ноября 1944 года в СССР развернулся последний призыв военных лет, охвативший юношей 1927 года рождения.

От призыва за годы войны были освобождены 20-25 % мужчин в возрасте от 18 до 55 лет (по наличию брони, инвалидности, политическим и национальным признакам). Всего за годы войны из населения России были мобилизованы 22,2 % трудоспособных граждан, в каждой из республик Закавказья, Средней Азии и в Казахстане – более 18 %, на Украине – 12,2 %, в Белоруссии – 11,7 %.

Наибольшее число мобилизованных пришлось на долю России – 21 млн. 187,6 тыс. всех мобилизованных (66,6%), среди призывников россияне составляли 4,729 млн. человек (72 %).

Полной картины не было. Нет и сегодня

Великая Отечественная война – героическая страница нашей истории. Однако в советское время у нас не было полной картины того, что происходило в те дни. Нет её и сейчас.

При этом в потоке желания якобы раскрыть правду о войне, некоторые российские и зарубежные деятели от исторической науки так перегибают палку, что становятся хуже любых антироссийских пропагандистов.

Правда всегда многогранна и требует объективного исторического подхода для изучения.

Предателя Власова знают, а герой Карбышев забыт?

Меня, как историка по образованию, очень огорчает и пугает то, что предателя Власова сейчас знают все, а героя Советского Союза – генерала Дмитрия Карбышева, именем которого названа одна из улиц города Волжского Волгоградской области — нет.

В 1946 году посмертно генерал-лейтенанту Д.М. Карбышеву было присвоено звание Героя Советского Союза за организацию сопротивления советских военнопленных в немецких концлагерях, за что в ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия),  после зверских пыток облит водой на морозе и замерз. В историю Великой Отечественной войны он вошёл как символ несгибаемой воли и стойкости. Это проблема современного школьного и вузовского образования.

Памятник генералу Дмитрию Карбышеву в Волжском. Фото: admvol.ru

Каждый год страна отмечает скорбную дату – 22 июня 1941 года — начало Великой Отечественной войны. Ценой почти 30 миллионов жизней мы спасли от фашизма, от полного уничтожения не только свою Родину, но и всю Европу.

К сожалению, подвиг русского солдата на Западе почти забыт. Более того, в Европе и на территории бывшего Советского Союза находятся те, которые считают, что воевали мы зря. И эту мысль они пытаются навязать молодому поколению и стереть из памяти поколений величие подвига Советской Армии.

Старшее поколение ещё помнит о войне: на примере своих дедов и прадедов, истории своих семей. Но время неумолимо идёт, живых участников той войны становится всё меньше, а военное кино играет всё большую роль в воспитании детей и юношества.

Новая российская патриотика

В 2001 году начались съёмки фильма «Звезда» по одноимённой повести Эммануила Казакевича (перу этого писателя принадлежат ещё две экранизированные повести – чёрно-белый фильм «Весна на Одере» и «Путь на Берлин» (снят в 2015 году)) – первого, как принято считать, произведения в жанре новой российской патриотики.

Режиссёр-постановщик фильма Николай Лебедев с работой справился блестяще. В мае 2002 года автор этой статьи был на премьерном показе этого фильма в кинотеатре «Победа» в городе Волгограде. Среди приглашённых зрителей было много ветеранов Великой Отечественной войны. Тогда, обмениваясь впечатлениями после окончания премьеры, я спросил у режиссёра Николая Лебедева, использовал ли он при работе чёрно-белый фильм 1949 года выпуска «Звезда» режиссёра Александра Иванова, где блистательно играли мастера советского кино Олег Жаков, Николай Крючков, Василий Меркурьев. Этот фильм — шедевр советского послевоенного кино.  По одной повести были сняты два фильма, разные и по времени съёмок, и по технике съёмок. Их разделяет целая эпоха – больше пятидесяти лет.

Режиссёр Николай Лебедев ответил, что смотрел фильм «Звезда» 1949 года, и просмотр этого фильма повлиял на его решение создать свой фильм по этому произведению. Причём это совершенно новое кинопроизведение с голливудскими приёмами и более жёсткой правдой о войне.

Будучи благодарным зрителем, я – сотрудник милиции, только что вернувшийся из зоны проведения контртеррористических операций из своей  второй по счёту длительной командировки из Чеченской Республики в 2002 году, как бы вновь, благодаря фильму, оказался участником боевых действий. Больше всего мне понравилась реалистичность показываемой в фильме деятельности фронтовых разведгрупп во время Великой Отечественной войны.

«Зрелищное, но лживое кино»

Но даже среди этих киноработ особо выделяется сериал «Штрафбат». Проводя профессиональное историческое исследование этого «киношедевра», министр культуры России, а в 2011 году — депутат Государственной Думы, профессор Московского Института международных отношений (МГИМО, где обучаются будущие дипломаты), доктор политических наук Владимир Мединский (Председатель Российского военно — исторического общества, Министр Культуры Российской Федерации 2012-2020 г., с 24 февраля 2020 года – Помощник Президента Российской Федерации) в своём интервью «Экспресс-Газете» в №9 за 2011 год, отметил, что больше всего люди удивляются, когда узнают, что штрафбаты придумал не Сталин, а Гитлер.

Исправительные части появились ещё в вооружённых силах гитлеровской Германии в 1936 году. В. Мединский пишет: «Про штрафбаты снято зрелищное, но насквозь лживое кино «Штрафбат». Вызвать ненависть к «совку» и коммунистам – эту задачу «Штрафбат» решает на все 100 процентов. Только правды в нём нет вообще. Штрафные батальоны и роты появились у нас в сентябре 1942 года. За всю войну на всех фронтах было всего 65 штрафных батальонов и 1037 штрафрот. Но не одновременно и по одному — два на фронт». (Мединский, Владимир Ростиславович Война. Мифы СССР. 1939-1945/Владимир Мединский.- Москва: Эксмо, 2018.-640 с. Глава «2004- «Штрафбат»,-  Стр. 430-431).

Штрафные батальоны

О значимости приказа № 227 для армии и всей страны убедительно говорит такое сравнение: среднесуточные безвозвратные потери наших войск в битве под Москвой составили 10 910 человек, а в Сталинградской битве (после приказа № 227) — 6 392 или 58,5% от первого показателя. И это при том, что оборону Сталинграда Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину пришлось начинать с нуля!

Знаменитая песня Владимира Высоцкого «В прорыв идут штрафные батальоны», при всём уважении к автору, никакого отношения к реальности не имеет. С 1943 года, когда началось активное наступление, в штрафроты стали направлять бывших военнослужащих, оставшихся в ходе боев на оккупированной территории, но не пытавшихся перейти линию фронта или примкнуть к партизанам. Тогда же стали после соответствующих проверок направлять в штрафроты добровольно сдавшихся власовцев, полицаев, сотрудников оккупационных администраций, которые не запятнали себя расправами над мирным населением, подпольщиками и партизанами, а по возрасту подлежали призыву на службу.

Максимальное количество одновременно существовавших штрафрот было в июле 1943 года – 335. Были случаи, когда отличившиеся штрафные роты в полном составе переводили в разряд строевых. С 1942 года создавались и штрафные эскадрильи для летчиков, по официальным данным они просуществовали всего несколько месяцев. Штрафные роты и батальоны давали солдатам и офицерам, совершившим различные воинские преступления, возможность искупить вину кровью в бою. Во время боевых действий бессмысленно отправлять военнослужащих на Колыму валить лес или добывать золото. Ведь очевидно, что опыт, ум, смелость и лютая ненависть к врагу военных профессионалов нужнее на передовой, чем в глубоком тылу за колючей проволокой!

С 1943 года количество штрафбатов стало резко снижаться, в 1944 году их осталось всего 11, в каждом примерно по две с небольшим сотни человек. Это связано с тем, что опытных офицеров в армии не хватало, их стали реже отправлять в штрафбаты, предпочитая понижать провинившихся в звании на несколько ступеней и назначать на нижестоящие офицерские должности.

Срок службы в штрафбате

Срок службы в штрафбате определялся от одного до трёх месяцев, в зависимости от приговора военного трибунала. 10 лет лишения свободы – три месяца штрафбата, от 5 до 8 – два месяца, менее 5 – месяц. Через три месяца максимум человек возвращался в часть. Все возвращённые из штрафбата немедленно восстанавливались в званиях и правах. Любое ранение – всё «смыл кровью». После медсанбата штрафник возвращался в свою часть. То же «прощение» следовало за «боевое отличие», а за выдающееся боевое отличие – ещё и государственная награда, обычно орден Славы. Многие штрафники ему не радовались, потому что по статусу это был солдатский орден. Кадровые офицеры им не награждались и многие штрафники-офицеры старались от него отказаться, чтобы по возвращении в свою часть не афишировать штрафбатовское прошлое.

В количественном отношении штрафные роты и батальоны составляли весьма незначительную часть действующей армии. Вот какие данные приводит историк Игорь Пыхалов:

«За всю войну в штрафные части было направлено  427 910 человек. С другой стороны, через советские вооружённые силы за время войны прошли 34 476,7 тыс. человек. Получается, что доля военнослужащих, побывавших в штрафных ротах и  батальонах, составляет всего лишь 1,24 % . Таким образом, вопреки уверениям недобросовестных публицистов вклад штрафников в Победу оказывается относительно скромным.

Остаётся выяснить вопрос о потерях. Поскольку штрафникам, как правило, поручались наиболее сложные боевые задачи, потери как постоянного, так и переменного состава штрафных частей были довольно высокими. Так, в 1944 году среднемесячные потери переменного состава убитыми, умершими, раненными и заболевшими достигали 10 506 человек, постоянного – 3685 человек. Это в три – шесть раз больше, чем уровень потерь личного состава обычных войск в тех же наступательных операциях».

То есть вину, подлинную или мнимую, штрафникам действительно приходилось смывать кровью. (Кустов, Максим «Батальоны, умытые кровью». Правда о сталинских штрафбатах и штрафротах. //Независимое Военное Обозрение.- № 29.- 5-11 августа 2022 года стр. 14).

В штрафбатах – не только трусы и дезертиры

Многие нынешние читатели почему-то считают, что личный состав штрафных рот и батальонов состоял сплошь из трусов, дезертиров, самострельщиков, безвольных и бездарных командиров и начальников. Изучение штрафных дел показывает, однако, совсем другую картину. Немалое число военнослужащих попало в штрафники по причине мародёрства, грабежей, спекуляции продовольствием, пьянства, недолжного отношения к местному населению, неправомерного использования боеприпасов, боевой техники и т.д.

Например, гранаты, мины и снаряды иногда использовались для глушения рыбы, что порой сопровождалось гибелью и увечьем фронтовых рыболовов. Кстати, в числе таких браконьеров оказался однажды и сын Сталина Василий, строго наказанный за это отцом. Нередко, особенно в часы фронтового затишья, гоняли бойцы, да и их начальники за алкоголем в ближайшие населённые пункты, вооружившись для этого автомашиной, БТРом, танком, а то и самолётом! Потому и не удивительно, у немцев небоевые потери от несчастных случаев за все годы войны составили 250 тыс. человек, а у нас – 550 тыс.- вдвое больше!

Штрафные подразделения, появившиеся в Красной Армии в конце  1942 года, внесли немалый вклад в общую победу над врагом. Свою вину, реальную или мнимую, подавляющее большинство их искупило с честью, причем, многие – своей жизнью. К их памяти следует относиться с уважением, ведь в Великой Победе есть и их вклад.

Штрафники Первой мировой

В наше время немало написано о штрафбатах и заградотрядах, созданных летом 1942 года по приказу № 227 Народного комиссара обороны СССР Иосифа Сталина. Однако мало кому известно о том, что подобная практика имела широкое применение в России и в годы Первой мировой войны.

После изучения архивных документов периода Первой мировой войны можно сделать вывод о том, что проблемы поддержания воинской дисциплины, а порой и просто элементарного порядка на фронте остро сто­яли и перед командованием русской армии. Уже впервые месяцы войны стало ясно, что русская армия уже не та, что была, к примеру, во времена войны с Наполеоном. Многие солдаты и офицеры, конечно, проявляли героизм, но в массе своей войска с неохотой шли в атаку, часто отступали без приказа, а в плен сдавались массами. Всего за первый год войны в плен сдалось более двух миллионов солдат и офи­церов. Русское командование и правительство были вынуждены предпринять серьезные меры по наведению порядка в армии.

Николай II подписал указ о том, что все сдавшиеся в плен военнослужащие будут после окончания войны отданы под суд, лишены земельных наделов и высланы бессрочно в Сибирь. Семьи попавших в плен военнослужащих лишались пенсий и государственных субсидий. В развитие царского указа командующие армиями и фронтами стали издавать свои приказы, предельно ужесточавшие воинскую дисциплину.

Еще в Российской императорской армии в Первую мировую войну появились штрафные подразделения. В 1915 году из штрафников были сформированы крепостные батальоны, оборонявшие крепости Перемышль, Ковно и Брест-Литовск. Были штрафные батальоны и на флоте. Именно штрафники из числа восставших на флоте, героически обороняли Моонзундские острова. Об этом очень ярко и образно показано в советском художественном фильме 1987 года «Моонзунд», по мотивам одноимённого романа Валентина Пикуля. По фильму из проштрафившихся матросов формировали тяжёлые артиллерийские дивизионы. В таком артдивизионе служил будущий писатель Борис Лавренёв, признанный при мобилизации политически неблагонадёжным и направленный в тяжёлый артдивизион. Автор сценариев к художественным фильмам: «За тех, кто в море» (1947 г), «Сорок первый» (1956 г), «Ярость» по повести «Ветер» (1966 г) а также спектакли: «Мятеж», «Враги», «Разлом». Лавренёв Борис Андреевич по праву считается одним из создателей жанра героико — революционной драмы.

«Сзади надо иметь пулемёты»

Для примера возьмём приказ командующего 8-й армией генерала Брусилова от 5 июня 1915 года. В нем говорится следующее: «Кроме того, сзади надо иметь особо надежных людей и пулемёты, чтобы, если понадобится, заставить идти вперед и слабодушных. Не следует задумываться перед поголовным расстрелом целых частей за попытку повернуть назад или, что еще хуже, сдаться противнику. Все, кто видит, что целая часть (рота или больше) сдается, должны открывать огонь по сдающимся и совер­шенно уничтожать их… Для малодушных, сдающихся в плен или оставляющих строй, не должно быть пощады. По сдающимся должен быть направлен и ружейный, и пулеметный, и орудийный огонь, хотя бы даже с прекращением огня по противнику, на отходящих или бегущих действовать тем же способом, а при нужде не останавливаться также перед поголовным расстрелом».

Приведенные документы красноречиво свидетельствуют о том, как в действительности обстояло дело с внесудебными репрессиями в русской армии под командованием императора Николая II. Имелись там и специальные пулеметно- артиллерийские команды, и заградительные отряды, функции которых исполняли конные казачьи полки и жандармские дивизионы.

Стоит отметить, что жесткие меры, предпринятые царским командованием для поддержания воинской дисциплины, дали положительные результаты. Воинские части перестали отступать без приказа, а количество дезертиров и военнослужащих, сдавшихся в плен, резко сократилось. По немецким данным, в 1916-1917 годах в плен попало всего 5 тысяч русских солдат и офицеров, причем практически все — ранеными или в бессознательном состоянии.

Не исключено, что пресловутый приказ №227 («Ни шагу назад!») Сталин написал, черпая вдохновение в царских документах времен Первой мировой войны.

Заградотряды Троцкого

Попытка создания штрафбатов и заградотрядов предпринималась в годы Гражданской войны наркомвоенмором Львом Троцким.

Заблуждаются те, кто считает, что такие неприятные вещи, как заградотряды и штрафники – изобретение товарища Сталина и его подручных из НКВД. Впервые в Советской России специальные части, идущие в бой по принуждению, и подразделения, заставляющие эти части оставаться на поле сражения, появились по инициативе «демона революции» Льва Давидовича Троцкого.

Лев Давидович Бронштейн, более известный под псевдонимом Троцкий, лично в армии не служил, но считал себя великим полководцем. Поэтому при распределении портфелей в советском правительстве, сформированном после Октября, он пожелал, чтобы именно его назначили наркомом по военным и морским делам. Позднее он стал и председателем Реввоенсовета Республики.

Лев Давидович, несмотря на всю свою революционность, не очень-то полагался на сознательность пролетарских масс и считал, что только страх смерти может заставить эти массы сражаться за светлое будущее. Он говорил: «Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армию, и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади…»

Подразделения, которые официально были названы заградотрядами, появились в Красной армии в августе 1918 года. Тогда, во время ожесточенных боев под Казанью с частями Чехословацкого корпуса, Троцкий, в разговоре с Лениным, заявил: «Надо создать надежные заградительные отряды, которые будут действовать извне заодно с внутренним революционным ядром частей, не останавливаясь перед расстрелом бегущих».

Прибыв на фронт на специальном поезде, сформированном из роскошных вагонов, когда-то принадлежавших Николаю II, Троцкий 11 августа 1918 года подписал знаменитый приказ № 18, в котором было написано: « Если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар части, вторым – командир… Трусы, шкурники и предатели не уйдут от пули». В Красной Армии были даже полки из штрафников. Правда, штрафовались они оригинально. В Первой Конной армии в боях с Польшей, несколько кавалерийских полков за неподчинение на непродолжительное время были лишены своих Боевых Красных Знамен, потом отличившись в боях, они быстро вернули себе свои знамена.

Последующие за этим события показали, что Лев Давидович не шутил. В бою под Свияжском с передовой самовольно отступил 2-й Петроградский полк. После боя все беглецы были арестованы и преданы суду военного трибунала. Командир, комиссар и каждый десятый боец полка были расстреляны перед строем из пулеметов.

После августовского приказа Троцкого заградотряды в Красной армии стали плодиться, как кролики. Были организованы так называемые «летучие сотни», каждая из которых состояла из нескольких десятков. Во главе каждого такого десятка стоял поверенный и надежный большевик, два его помощника – тоже члены партии, остальные были «сочувствующими». Часть десятков передвигалась вдоль линии фронта на лошадях, часть – в пешем порядке. Вооружены заградотрядовцы были винтовками и пулеметами.

Но нельзя, же было бесконечно расстреливать всех, кто не хотел сражаться за пролетарскую революцию! Так ведь можно было остаться вообще без армии. Поразмыслив, Троцкий решил, что на первый случай можно и не отправлять «в штаб генерала Духонина» (так тогда изящно называли расстрел) пойманных беглецов и дезертиров, а предоставить им возможность искупить кровью свою вину перед мировой революцией.

Лев Давидович в своем приказе № 62, изданным им 20 ноября 1918 года, пишет: «В тех случаях, когда особые обстоятельства, в первую голову – виновность командного состава, побуждают трибунал условно вернуть дезертировавших или заподозренных в дезертирстве в действующие части, необходимо таких условно-осужденных облачать в отличительные, черного цвета воротники, дабы они и их окружающие знали, что при первом новом преступлении со стороны этих условно-помилованных солдат им не может быть ни милости, ни второго снисхождения…»

Несмотря на все драконовские приказы Троцкого, солдаты, часто насильно мобилизованные в Красную армию, продолжали дезертировать при первой же возможности. Сделать это было совсем нетрудно – во время Гражданской войны линии фронта  как таковой часто не было вообще, и бойцу достаточно было выбросить в кусты свои документы, оружие и фуражку с красной звездой, чтобы сразу же превратиться в простого обывателя. Как это могло происходить в простой жизни, хорошо показано в фильме «Бумбараш».

Кроме того, дезертиры обычно были уроженцами местности, в которой дислоцировалось подразделение Красной армии, и родственники прятали беглецов, да так, что найти их было практически невозможно.

Поэтому в одном из своих следующих приказов Троцкий предусматривал строгие наказания не только дезертирам, но и лицам, их укрывающим. В частности, в приказе говорилось: «За укрывательство дезертиров виновные подлежат расстрелу… Дома, в которых будут открыты дезертиры, будут подвергнуты сожжению».

Постепенно Гражданская война принимала все более и более упорядоченные формы. В Красной армии появились кадровые полки, бригады и дивизии. Стараниями товарища Троцкого наводился порядок и в отношении штрафников и штрафных батальонов. Правда, по началу само слово это не употреблялось. Вместо него тогда использовали другое название частей, в которых воевали неблагонадёжные военнослужащие: «опороченные части». В одном из приказов Реввоенсовета так прямо и говорилось: «Одной из форм наказания для дезертиров является направление их в особые опороченные части…»

В одном из его распоряжений говорилось буквально следующее: «Отдать приказ, чтобы дезертиров обувать в лапти. Сапоги отправлять отдельно при провождении дезертирской команды в ее часть. Дезертиров оставлять в лаптях на весь срок испытания. Обеспечить армию и округа соответствующим количеством лаптей». Дело о лаптях решалось даже на уровне Реввоенсовета Республики.

Ну, а пока Лев Давидович думал о лаптях, Гражданская война потихонечку подходила к концу. Впрочем, заградотряды и под занавес не остались без работы. Так, лишь за семь месяцев 1919 года было задержано заградотрядами 1 миллион 500 тысяч человек. Из них злостными дезертирами признаны всего 95 тысяч человек, из числа которых в штрафные подразделения направили 55 тысяч. К лишению свободы военные трибуналы приговорили 6 тысяч человек, а к расстрелу – 4 тысячи. Из них большинство – к условному расстрелу (была в те годы такая высшая мера наказания), фактически же расстреляно – 600 человек.

Кронштадтский лед

Заградотряды использовались в боях против поляков и Врангеля в 1920 году. Особую роль заградотряды сыграли во время подавления восстания в Кронштадте весной 1921 года. Для подавления восстания 5 марта 1921 года была восстановлена 7 –я армия под командованием Михаила Тухачевского. В ночь на 17 марта начался решающий штурм. Кронштадт взяли красные курсанты. Многие красноармейцы, направленные против восставших моряков, сочувствовали им и всячески уклонялись от участия в расправе над мятежным Кронштадтом. Поэтому армейские части, идущие по льду Финского залива на штурм Кронштадта, сзади подпирали пулеметы заградотрядов.

Советские войска во время штурма официально потеряли 527 человек убитыми и 3825 были ранены. Последний штурм перерос в кровавую бойню. Очевидцы рассказывали, что лед, по которому бежали красноармейцы, весь был кроваво-красным. Многие бойцы проваливались в ледяную воду. Тем не менее, 8 тысячам человек удалось сбежать из мятежного Кронштадта и дойти по замерзшему Финскому заливу до Финляндии.

 Восставшие моряки с Кронштадта потеряли убитыми свыше 1 000 человек, раненными более 2 000. В плен с оружием в руках было захвачено ещё свыше 2 500 человек.

Чтобы стереть память о Кронштадтском восстании 1921 года линкор «Петропавловск» был переименован в «Марат», а «Севастополь» в «Парижскую комунну».

Последний раз в ходе Гражданской войны заградотряды применялись на Дальнем Востоке и в Забайкалье. До конца 1930-х годов, когда Красной армии пришлось снова скрестить оружие с врагами внешними, заградотрядов в составе советских вооружённых сил не было, как и не было необходимости в их создании.

Боялись не смерти, а позора

Вспоминаю давний разговор в 2002 году с моим покойным, к сожалению, сейчас отцом – фронтовиком Варавиным Алексеем Борисовичем. Войну он прошёл с первых дней до последних: от командира взвода до командира стрелкового батальона. Настоящий командир-«окопник», награждён двумя боевыми орденами: Красного Знамени и Александра Невского.

Я тогда спросил у него: «Отец! А чего больше всего ты боялся на войне?». Он тогда поразил меня ответом: «Попасть в плен или в штрафбат». Ни смерти он боялся, а быть опозоренным.

В своих военных воспоминаниях отец приводил примеры, что немцы особенно в заключительный этап войны, в 1944-1945 годах для усиления обороны сажали на цепь со станковыми пулемётами «власовцев» так называемой РОА (Русская Освободительная Армия). Видимо это были штрафники, но об этом не удалось узнать, так как их сразу расстреляли солдаты его батальона. Но дрались эти немецкие  пулемётчики до последнего патрона. На цепь приковывали не только «власовцев», но и штрафников — немецких солдат, которые из дзотов вели пулемётный огонь.

Сейчас, когда сам принимал участие в военных действиях на Северном Кавказе, я понял слова своего отца, как и то, что он не любил фильмы о войне, считая, что они не показывают реального того, что было на самом деле.

Выплаты семьям

Продолжая экскурс в историю Великой Отечественной войны, отмечу, что семьям, погибшим в штрафбате, пенсию платали из оклада содержания по последней должности до направления в штрафной батальон.

Отличие штрафбата и штрафроты заключалось том, что в первый попадали офицеры, в роту – солдаты и бывшие заключённые, которые через месяц – три, тоже переводились в обычные полевые части. Это правило не распространялось на политических, рецидивистов, осужденных за разбой и бандитизм. То есть, комдив Котов, герой фильма «Утомлённые солнцем-II», которого играл кинорежиссёр Никита Михалков, мог попасть в штрафную роту, только если полковник НКВД, которого играл актёр Олег Меньшиков, подменил ему статью в личном деле с политической на уголовную.

Главный герой «Штрафбата» — командир в исполнении актёра Алексея Серебрякова, герой нереальный, потому что командирами штрафрот и штрафбатов назначали только лучших кадровых офицеров. Направлялись туда сразу с повышением в звании. Дальнейший срок выслуги в званиях сокращался вдвое, зарплата повышалась вдвое, а начисление пенсии – в шесть раз. Семья командира штрафбата могла себе позволить покупать на рынке и в коммерческих магазинах масло, сахар, консервы, так как и во время войны деньги никто не отменял. Карточки давали право покупать продукты по госценам, а кто имел возможность – покупал продукты втрое дороже на рынке. За подбитый танк платили 500 рублей, за сбитый самолёт – 1000.

Поэтому даже в условиях жесточайшей войны были приняты законы и положения, по которым производились выплаты денежных средств: за уничтоженную вражескую технику, за выве­зенную с поля боя технику, за восстановление подбитых танков.

Оплата за боевые операции производилась во всех родах войск, и везде были свои критерии и оценки. Особенно ярко это проявлялось в авиации.

Например, согласно приказу № 0299 наркома обороны И.В.Сталина, для лётчиков-истребителей устанавливалась оплата: за сбитый самолёт противника – 1000 рублей; за 5 боевых вылетов причиталось – 1500 рублей, за 40 вылетов – 5000 рублей.

Не оставались в стороне и экипажи ближнебомбардировочной и штурмовой авиации, которым за успешное выполнение боевых заданий по разрушению и уничтожению объектов противника полагалось выплачивать – за 10 заданий днём или 5 ночью – 1000 рублей; за сбитые стрелками самолёты противника – по столько же. Членам экипажей дальнебомбардировочной и тяжелобомбардировочной авиации за каждую успешную бомбардировку причиталось по 500 рублей. А при бомбардировке в Берлине – по 2000 рублей.

Не забывали платить и экипажам разведывательной авиации: за успешное выполнение 10 заданий по разведке днём или 5 заданий ночью – выплачивали по 1000 рублей.

 Насколько эффективным оказалось такое сочета­ние патриотизма с прагматизмом, можно судить по итогам воины. Советский солдат знал, что его ратный подвиг будет хорошо оплачен Родиной, а это значило, что у него есть возможность помогать своей семье не только громя врага на передовой, но и переводя деньги, которые для многих в условиях во­енного лихолетья становились порой единственным средством к существованию.

Руководство СССР сделало ставку не только на героизм, но и на деньги, и это показало себя с хорошей стороны. Так что можно смело сказать, что за героизм тоже платили.

Бывшие заключённые в войсках

11 апреля 1942 года ГКО принял постановление, согласно которому за период с 15 апреля по 15 мая 1942 года предстояло мобилизовать 35 тыс. детей переселенцев (бывших кулаков) призывного возраста, а с апреля по октябрь 1942 года в районах спецпоселений было мобилизовано ещё 61 тыс. человек. С октября 1942 года члены семей переселенцев, призванных в Красную Армию, снимались с учёта трудссылки и освобождались от 5 % отчислений с их зарплаты на содержание административно-управленческого аппарата трудссылки. Источником пополнения армии были также бывшие заключённые.

Фото: kulturologia.ru

Великая Отечественная война была войной поистине народной. Практически все слои населения, от мала до велика, хотели бороться с врагом. Но оказалось, что не только обычные советские люди готовы отдать свою жизнь за Победу. Разделить общую судьбу со страной пожелали и тысячи людей, отбывавших своё наказание в лагерях.

Хочется сразу же, развеять один устоявшийся миф: дескать, заключённых ГУЛАГа отправляли служить в штрафные части. Это не так. В штрафные части отправляли служить людей, которые, находясь в действующей армии, совершили воинский проступок. Заключённые же совершить проступок в действующей армии не могли, сначала им надо было в эту армию попасть. Так что направлялись они в обычные части.

Почему же возникла необходимость призывать заключённых? Причин было несколько. Дело в том, что всеобщая повинность в СССР была введена лишь незадолго до войны, до этого комплектование армии шло на добровольной основе. Поэтому в стране просто не было большого подготовленного кадрового резерва. Да, миллионы добровольцев всех возрастов выстраивались в очереди у военкоматов. Но мало кто из них обладал опытом военной службы. Части, укомплектованные новобранцами, сражались храбро, но из-за отсутствия опыта зачастую несли большие потери.

Поэтому в армию начали, активно призывать сотрудников ИТК (исправительно — трудовая колония) и ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь). У солдат и офицеров из конвойных войск НКВД с опытом было всё в порядке. Всего только за первые три года на фронт ушло 117 тысяч сотрудников НКВД СССР. А вместе с ними ушло и много их «подопечных, с которыми они долгое время были по разные стороны колючей проволоки. Возможностью искупить свою вину кровью на поле боя для них послужил Указ Президиума Верховного Совета от 12 июля 1941 года «Об освобождении от наказания осужденных по некоторым категориям преступлений». В первую очередь он касался бывших военнослужащих, осужденных за мелкие нарушения дисциплины. Кроме того, освобождение от наказаний получили сидевшие по нетяжким статьям, которому оставалось провести за решёткой меньше года.

В период Великой Отечественной войны в лагерях ГУЛАГа НКВД СССР «сидело» наших советских преступников в следующем количестве: 1941 – 1,93 млн.; 1942 – 1,77 млн.; 1943 – 1,48 млн.; 1944 -1,18 млн.; 1945 -1,46 млн. (Правда в итоге послевоенных чисток сидело уже и до 2,5 млн. человек, из которых примерно 400 тысяч «политические»).

Уже в 1941 году на фронт ушло более 420 тысяч заключённых. Ещё 157 тысяч человек отправились в войска в 1942-1943 годах. А всего за годы войны в Красную Армию было призвано 1,2 млн. заключённых. А вот тех, кто сидел по 58-й «контрреволюционной» (Статьи 581, 58—58 и 582—5814 Уголовного кодекса РСФСР 1922 года в редакции 1926 года и более поздних редакциях устанавливали ответственность за контрреволюционную деятельность) и 59-й «бандитской» (Статья 59: «Особо для СССР опасные преступления против порядка управления». Ст. 59-3 Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. приобрела следующий вид: «бандитизм, т.е. организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщений и связи») статьям, — на фронт не брали.

Многие из бывших заключённых на фронте с честью выполнили свой долг перед Родиной. Помимо советских граждан в 1941-1942 годах из лагерей освобождены 43 тысячи поляков, 10 тысяч чехов и словаков, направленных в национальные части: 1-ю польскую пехотную дивизию им. Тадеуша Костюшко Войска Польского и 1-й Чехословацкий армейский корпус — будущей Национальной Армии Чехословакии.

Бывшие заключенные тоже внесли вклад в Победу

Одно время бытовал миф, что бывшим зекам во время войны не выдавалось оружие. Но это тоже, чья — то глупая выдумка, так как на фронте солдат без винтовки или автомата не сможет выполнять боевую задачу. Надо сказать, что первых солдат бывших заключённых на фронте встретили недоверчиво. Никто не знал, как они себя поведут в боевой обстановке и не переметнуться ли они к врагу.

Так, например народный артист СССР Евгений Весник, которого мы помним по его ролям в фильмах «Трембита», «Семь стариков и одна девушка», «Приключения Электроника», «Летучая мышь» и другие; служивший в годы войны командиром артбатареи, вспоминал, что попавший к нему в подразделение бывшие заключённые были очень дисциплинированы, сражаясь храбро и отчаянно. Он не раз представлял их к правительственным наградам. Уже после первого боя, вспоминал актёр, все забывали об их судимом прошлом, они становились полноценными членами боевого братства. Ну а после войны у каждого была своя судьба.

Тут можно вспомнить фронтового друга Шарапова Левченко, из фильма «Место встречи изменить нельзя». Но, как бы то ни было, будет несправедливым, если вклад бывших заключённых в общее дело Победы будет, вычеркнут из истории нашей страны.

Историки не раз отмечали, что добровольно отправившиеся на фронт уголовники проявляли себя эффективными бойцами. Присущие бывалым арестантам природная наглость, жажда риска и безграничная дерзость делали из них отважных «солдат-роботов». В итоге из заключённых получались отменные разведчики и неуловимые партизаны.

В 1942 и начале 1943 года мой отец капитан Варавин Алексей Борисович, командовал отдельной разведротой фронта и у него в подчинении были бывшие заключённые, с которыми он неоднократно заводил разговор, о том, чем они будут заниматься после окончания войны. И ответ был почти всегда один «начальник, воровать пойду, я ведь ничего больше не умею».

Контингент разведроты отца по биографиям и судьбам был разный. Так, например отец часто вспоминал седого с лицом много пережившего человека, своего подчинённого старшего лейтенанта, переводчика, который прослужил у него в разведроте ровно два месяца, но показал себя грамотным, мужественным и очень хорошо подготовленным офицером. После того, как пришёл приказ об его неожиданном откомандировании в штаб фронта, отец спросил у него, «почему он кадровый офицер пятидесяти лет отроду, имеет скромное звание старший лейтенант». Тот улыбнулся и ответил, что он был направлен на службу в разведроту в качестве поощрения, за удачно выполненную боевую задачу в глубоком тылу у немцев, так как он по званию старший лейтенант госбезопасности, «что приравнивалось к армейскому званию – майор» и сейчас он откомандировывается для выполнения своих новых задач разведки в тылу врага.

Конечно же, нельзя утверждать, что все заключённые воевали за Родину или ради очищения совести. Часть уголовников шли в армию за легкой добычей. Когда Советский Союз начал побеждать, а немцы отступать, замаячила сытая Европа и побежденная Германия. А значит — лакомые «охотничьи» угодья, где можно безнаказанно грабить.

Различия не стали препятствием к единению

Мобилизация позволила сформировать в СССР в 1941 году 419 новых дивизий, а за всю войну – 661 дивизию, в том числе 37 дивизий народного ополчения. К началу войны в СССР имелось 314 дивизий, а к концу войны — 672 дивизии. В отражении гитлеровского нашествия участвовали все народы Советского Союза, включая самые малочисленные. К примеру, среди нанайцев и ульчей участники войны составляли 8 % от их общей численности. Национальные и религиозные различия советских народов не стали препятствиями к единению.

В рядах вооружённых защитников Отечества вместе сражались православные и мусульмане, иудеи и буддисты. В церквах, мечетях, храмах прихожане молились за свободу родной земли. (Вдовин, Александр Иванович Русская нация в ХХ веке (русское, советское, российское в этнополитической истории России).- Москва: РГ-Пресс, 2019.-712 с. Глава 3. В условиях Великой Отечественной войны…. Стр. 245-246).

К сожалению, время не имеет обратного отсчёта, а наша обязанность потомков героев Бреста, Сталинграда, всех участников Великой Отечественной  войны – сохранить эту память о наших дедах и отцах. Ведь это история, и сохранить её – наша святая обязанность и долг.

Нынешнее время открывает всё новые и новые страницы великого подвига нашего народа в Великой Отечественной войне. Надо сделать всё, чтобы мы вспоминали об этой суровой године нашей Родины не только в годовщину нашей победы над врагом в День Победы  — 9 Мая. Вот в этом и проявляется патриотизм и любовь к нашей великой Родине – России.

Николай Варавин, историк, ветеран боевых действий, пограничных войск КГБ СССР, МВД России, полковник милиции в отставке 

Читайте «Волжскую правду», где вам удобно: Новости, Одноклассники, ВКонтакте, Telegram, Дзен. Есть тема для новости? Присылайте информацию на почту vlzpravda@mail.ru