На фронте волжанке Тамаре Лесниковой приходилось видеть гибель подруг и требовать расстрела пленного врага

0
354

Сегодня без волнения говорить о войне наша землячка Тамара Тимофеевна Лесникова не может, после этого повышается давление и следует бессонная ночь. Ведь пережить её поколению пришлось много того, чего нынешняя молодёжь просто не представляет. Они могли отбросить эмоции и сосредоточиться на главном. Бить немцев, спасать товарищей, жертвовать своими жизнями ради Великой Победы, ради того, чтобы сегодня мы жили под мирным небом.

Чемодан денег

Когда началась война, жительница Сталинграда Тамара Елфимова (такова девичья фамилия нашей героини) успела окончить восьмилетку, поработать в архивном отделе НКВД и устроиться в отдел технического контроля на метизный завод.

После страшного известия она вместе с подругами отправилась в военкомат проситься на фронт, но там сказали, что прежде необходимо выучиться на связистку или медсестру. Девушка выбрала второе направление и записалась на специальные курсы, а ещё после работы ходила на железнодорожный вокзал, где с другими такими же волонтёрами помогала эвакуированным, оказавшимся в Сталинграде проездом, размещаться на время ожидания своего поезда. Их направляли на близлежащий стадион. Молодые сталинградки сопровождали пассажиров, помогая переносить вещи, выполняли другие их просьбы.

– В основном, это были женщины с детьми, но однажды мне пришлось по очереди с подругой тащить на плечах огромный, тяжеленный чемодан какого-то старого помещика с Западной Украины, – вспоминает Тамара Тимофеевна. – Мы всё думали, что же такое там может лежать, а потом чемодан случайно открылся, и из него, помимо вещей, посыпались деньги. Бумажные, связанные пачками. Их было очень много, я такого количества никогда не видела. Пришлось собирать.

Ухмылка врага

Затем в Сталинград пошли эшелоны с ранеными солдатами, и здесь вновь на помощь пришла молодёжь. Девчата разгружали вагоны и отправляли бойцов в госпитали. Даже во время страшной августовской бомбардировки города в 1942-м добровольцы оставались в строю. Они сопровождали красноармейцев, пострадавших от вражеских снарядов, к Волге, где их на баржах перевозили на другой берег.

Смерть ходила за бесстрашной девушкой по пятам. В эти дни Тамара трижды была буквально на волосок от гибели. В первом случае она помогала добираться до переправы раненому в грудь солдату. Опираясь на хрупкую девчонку, боец еле мог идти. Фашистский самолёт зашёл с его стороны и дал пулемётную очередь, мужчина сразу обмяк, но сталинградка смогла довести его до цели.

Во второй раз немецкий лётчик мог убить её, когда она вместе с двоюродной сестрой пришла на пепелище родного дома. Находился он в Центральном районе, и голодающие девчонки хотели забрать спрятанные в погребе сухари. Самолёт летел прямо на них, так низко, что им было видно ухмылку пилота. К счастью, зажигательные бомбы у него закончились, и он сбросил только пустой деревянный ящик…

В третьем случае снаряд разорвался совсем рядом с Тамарой, девушку отбросило в сторону, она пролежала несколько часов и очнулась, только когда стемнело. От полученной контузии её долгое время тошнило, несколько дней она ничего не слышала.

А город превращался в руины. На улицах лежали убитые люди – большей частью молодые женщины и старики. Тела некому было убирать, от жары они постепенно распухали и источали трупный запах. Цветущий Сталинград её юности превратился в кровавый ад.

Валенки для раненых

На передовую Тамара попала в 1943-м, а до этого работала в военном эвакогоспитале, где делала солдатам, заболевшим сыпным тифом, уколы через каждые три часа. Пришлось послужить и в «санлетучке» – поезде, перевозившем раненых.

– У одного солдата от гноя промокла вся повязка на ноге, – рассказывает ветеран войны. – Пришлось накладывать новый бинт после того, как почистила рану и снегом вымыла лангет. Другой красноармеец всё просил таблетку от головной боли. Такого лекарства мне никто не давал, но он, матерясь, продолжал требовать. Тогда я дала имевшуюся у меня витаминку, затем ещё одну, и боец сказал, что ему стало легче.

Другим раненым Тамара отдала свои тёплые носки и хорошие валенки, чтобы не отморозили ноги. И когда она предстала с голыми пятками перед руководством части, её вид вызвал у многих улыбку. Девушку определили в 133-й стрелковый полк 44-й Гвардейской Краснознамённой дивизии 3-го Украинского фронта, а затем перевели в 604-й стрелковый полк 195-й Новомосковской Краснознамённой дивизии.

Спасение: теория и практика

Наша землячка всегда стремилась быть ближе к передовой – её влекло туда, где было особенно трудно. Принцип комсомольцев-добровольцев: кто, если не мы?
– Нас учили тянуть тяжелораненых бойцов, передвигаясь лёжа на боку и отталкиваясь одной ногой, – рассказывает Тамара Тимофеевна. – Но это была только теория, потому что на практике они обмякали и становились слишком тяжёлыми. Согнувшись по пояс, я брала их за ворот шинели и, переступая ногами, тянула изо всех сил.

Во время одной из таких вылазок на место сражения осколок мины попал девушке в правое предплечье – из-за ранения с передовой пришлось уйти. Но просто в дивизионной медицинской палатке она не сидела, делала уколы «соседям» и вновь поступающим раненым.

Крови Тамара давно не боялась – повидала всякое. Весной 1944-го под Тирасполем она вместе со своей сослуживицей оказалась в командном пункте перед готовящимся сражением. Девушки стали подыскивать себе место, чтобы передохнуть. Санинструктор Катерина расположилась в окопе, который ещё только начали копать. Там можно было сесть, лишь вытянув ноги, но голова всё равно оставалась над поверхностью. Тамара прилегла под росшим невдалеке кустом. Подруг разделяло всего несколько метров, когда фашисты выпустили два снаряда.

– После того, как пыль осела, я посмотрела по сторонам и увидела, что у Кати как будто бы срезали череп чуть выше глаз, из него, словно из широкой трубы, хлестала кровь, – говорит Тамара Лесникова. – Стало понятно, что ей уже ничем нельзя было помочь, поэтому я кинулась к раненым, в числе которых оказался и командир полка, и стала их перевязывать. Только потом почувствовала, что в правом сапоге что-то хлюпает – в голень попал осколок.

Про фрау, киндера и справедливость

Приходилось нашей землячке и сталкиваться лицом к лицу с фашистами. Однажды под Большой Софиевкой (Украина) оказалась Тамара в комендантском взводе, укомплектованном уже немолодыми бойцами. На них, выстроившись в цепь, шла группа немцев с автоматами наперевес. Девушке приказали спрятаться за скирдой, но боеприпасы нашему минометчику бойцы подносить не успевали, и Тамаре пришлось помогать им под обстрелом. Немцы отступили. А вот другим красноармейцам не повезло. Недалеко одна из лощин была устелена их телами, по которым прошёлся вражеский танк.

Рядом всегда находилось много изувеченных молодых солдат. Ещё вчера они сидели за школьной партой, но война разрушила их жизни, отняла родных, друзей, и никакой жалости к фашистам, даже пленным, Тамара не испытывала. Однажды под Днепродзержинском, обходя в поисках раненых одно из селений, из которого выбили гитлеровцев, она вдруг услышала выстрелы.

– За фашистом гналась кучка наших ребят, он повернулся к ним и дал очередь из автомата, пуля попала командиру в живот, – продолжает рассказ Тамара Тимофеевна. – Я помогла раненому зайти в дом, сделала перевязку, а когда вышла на улицу, красноармейцы уже схватили немца и решали, что с ним делать. Увидев меня, фриц вытащил из кармана семейную фотографию и закричал, показывая на неё: «Фрау! Киндер!». Думал, раз женщина, пожалею. В ответ я спросила, указывая на дом, где лежал командир: «А у него, думаешь, найн киндер?!». Расстрелять гада! Немца в итоге убили, от страха он даже описался, но мне его ничуть не было жалко.

Дачные хлопоты

Победу Тамара Тимофеевна встретила в родном Сталинграде. Демобилизовали её по состоянию здоровья в апреле 1945-го, когда их дивизия подошла к Вене.
На своей малой родине девушка вновь пошла работать на Тракторный завод. На предприятии познакомилась с будущим мужем Алексеем. В 1952-м у них родилась единственная дочь Лилия. А через 11 лет главе семьи предложили перейти на волжский ГПЗ-15, и супруги приняли решение переехать на левый берег.

Тамара Тимофеевна устроилась на завод ЭВТ, где сначала работала контролёром ОТК, а затем производственным мастером. На пенсию вышла в начале 90-х и посвятила всё свободное время даче, где главными помощниками стали дочь и внучка.

Каждый год боевая пенсионерка грозится бросить садовый участок, но как только зима подходит к концу, вновь начинает заниматься рассадой. Вот и сейчас участница войны готовится к масштабной высадке зеленеющих на подоконнике помидоров, огурцов и баклажанов, которые благодаря её лёгкой руке всегда дают хорошие урожаи.

Фото из архива Лесняковых

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here