О том, что фронтовик погиб в немецком плену, его родственники-волжане узнали спустя 65 лет

0
199

Благодаря ей в 2010 году мы узнали, что Пётр Григорьевич погиб в немецком плену.
Пётр Воропаев жил в Сталинграде на улице Ангарской. Он работал пекарем и имел бронь, освобождавшую его от войны, но пошёл на фронт добровольцем осенью 1941-го. Попал в пехоту, воевал под Харьковом, где в мае 1942-го был пленён фашистами. Следующие два года провёл в лагере Шталаг 326 (Северный Рейн-Вестфалия, Германия), где умер в декабре 1944 года. До того момента, когда военнопленных освободили американцы, он не дожил всего три месяца.
Его жена, моя бабушка, в послевоенные годы всё надеялась увидеть своего супруга живым, но умерла, так и не узнав, как он погиб и где похоронен. Отец тоже очень переживал о том, что неизвестна судьба его родителя.
На сайте «Мемориал» мы увидели учётную карточку дедушки и его фотографию. Это было фото измождённого и уставшего человека, совершенно не похожего на себя, довоенного. Потом стали искать информацию, касающуюся лагеря Шталаг, в котором дед находился долгих два с половиной года и откуда дважды безуспешно пытался бежать.
Нам удалось выяснить, что сейчас на этом месте находится действующий институт полицейского образования, при Воропаев В.В.  1котором существует документальный объект Stalag 326 (VI K) Senne – музей, а его сотрудники и волонтеры занимаются поисковой работой. Связались с ними, получили подтверждение, что дедушка действительно там захоронен, и в 2014 году в Германию поехала моя сестра Лилия со своей семьёй. Её глазам предстала совершенно непривычная для российского человека братская могила. Кроме центрального обелиска, там находятся ещё небольшие столбики, стоящие в несколько рядов. На них зафиксированы захоронения пленников лагеря разных месяцев и лет.
Сестра взяла с собой немного земли с могилы бабушки и высыпала её на дедушкиной могиле, а с собой захватила горсть земли с немецкого кладбища и отвезла её на место захоронения бабушки.
Конечно, тяжело было узнавать эту часть истории нашей семьи. Но ещё тяжелее была неопределённость, в которой мы все пребывали до этого момента, — рассказал Виталий Воропаев, учитель физкультуры школы-гимназии №37.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here