«Однажды мы остановили завод»: как в 90-е в Волжском боролись за чистоту воздуха и воды

0
321

Издержки производств

К концу 80-х вопрос загрязнения окружающей среды стоял в стране очень остро, нужны были кардинальные меры. Поэтому в 1988 году вышло постановление Совета министров «О коренной перестройке дела охраны природы в стране». А год спустя профильный комитет появился и в Волжском, который на тот момент задыхался от выбросов огромного промкомплекса.

До того, как началась борьба за экологию, контроль за выбросами в Волжском вели сами же предприятия, причём, «на коленке».

— ЗОС, СК, абразивный завод имели свои лаборатории, которые находились в однокомнатных ведомственных квартирах, а воздухозаборники были установлены в форточках, — вспоминает Геннадий Густомясов. – Они не фиксировали весь спектр веществ, которые попадают атмосферу от выбросов конкретного предприятия.

Поэтому после создания городского комитета охраны окружающей среды, было принято решение включить в его состав все три заводские экологические службы и вывести контроль за выбросами в Волжском на новый уровень. Так была образована инспекция лабораторного контроля. Период работы Геннадия Густомясова в комитете охраны окружающей среды пришёлся на 90-е годы, время, когда город имел огромные полномочия для наведения порядка в сфере экологии. И новая структура быстро взялась за дело.

Загрязнил – плати штраф

— В 1989 году Волгоградская область была в числе пяти регионов, где впервые начали изучение того, что именно предприятия выбрасывают в атмосферу, — вспоминает Геннадий Густомясов. – Впервые была разработана и методика платы за природопользование.

На тот момент заводы в Волжском выбрасывали в атмосферу 70 тысяч тонн вредных веществ. Для сравнения сегодня эта цифра — 47 тысяч тонн в год. Предприятия стали платить за вредные выбросы, таким образом, формировался экологический фонд. 60% этих средств оставалось в городе, а 40% уходило в областной и федеральный бюджеты. За счёт этих денег и содержалась экологическая лаборатория города.

— У нас было два стационарных поста — у гидрометеослужбы и у санэпидемстанции, а также лаборатория на колёсах, которая работала круглосуточно. Мы ежедневно в плановом режиме брали пробы воздуха, кроме того, 24 часа в сутки работали по обращениям граждан, — говорит Геннадий Густомясов.

За нарушения предельно допустимых концентраций вредных веществ, были предусмотрены штрафы для граждан — от 1 д 3-х минимальных размеров оплаты труда, для руководителей предприятий — от 1 до 10. Но самой действенной мерой в борьбе за экологию – была возможность остановить завод до устранения нарушений.

— В 1989 году мы, совместно санэпидстанцией, дважды останавливали производство на ЗОСе из-за высокого ПДК метилмеркаптана, он был превышен в 200 раз, — рассказывает Геннадий Густомясов.

Выбросы с доставкой на дом

Концентрация предприятий была тогда в городе такой, что в Волжском было документально запрещено размещать новые заводы.

Как признаётся Геннадий Густомясов, больше всего проблем доставляли ЗОС, СК и абразивный. Эколог считает, что если бы последний соблюдал нормы выбросов, то никаких проблем бы не было.

— По технологии, когда вагонетку выгоняют из печи, ее должны ставить под зонд на восемь часов, и все выбросы должны уходить в трубу, но этого никогда никто не делал. Нужно было выполнять план, поэтому эти вагонетки просто оставляли остывать, — говорит Геннадий Густомясов.

Что же касается ЗОСа, то помимо выбросов в атмосферу, предприятие «производило» большое количество стоков, которые отправлялись в пруды-накопители. К концу 90-х они были переполнены, поэтому, когда эти резервуары перестали справляться с прежним объемом, начали искать новые решения. Так, на ЗОСе был создан комплекс по закачке промышленных стоков в подземные горизонты.

К слову, система водоотведения Волжского до сих пор не имеет аналогов в мировой практике. Промстоки проходят фильтрацию на очистных сооружениях, а затем поступают в пруд-испаритель «Большой Лиман». Для условно чистых стоков существует петля немчинова длиной около 40 км.,

У города связаны руки

Как бы не тревожили волжан посторонние запахи, но специалисты констатируют — сегодня экологическая ситуация в городе улучшилась. Индекс загрязнения атмосферного воздуха в городе снизился с показателя «13» — «очень высокий», таким он был в 2012 году, до «5» — «повышенный» в 2017-м (это последние данные).

— Ничего удивительного, — комментирует Геннадий Густомясов. – Многие предприятия закрылись, а те, которые работают – лишь на треть прежней мощности.

Впрочем, ситуация могла быть гораздо лучше, если бы местная власть имела прежние возможности в сфере экологического контроля.

— Мы живем в городе, но не знаем, что здесь творится, — говорит эколог.

Сегодня полномочия по контролю и надзору за экологической ситуацией в городе находятся у Росприроднадзора, Роспотребнадзора, природоохранной прокуратуры, а также комитета природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Волгоградской области. Городская служба охраны окружающей среды лишь мониторит ситуацию, делает замеры воздуха, фиксирует превышение ПДК и передаёт информацию профильным структурам, но даже не может зайти на предприятие.

По словам Геннадия Густомясова такая ситуация недопустима. Поэтому он предлагает требовать передачи реальных полномочий экологическим службам в таких промышленных городах, как Волжский.

«Волжская правда» напоминает, что в городе работает телефон 112, по которому необходимо звонить, если вы почувствовали неприятный запах, и если вам известен источник загрязнения. Кроме того, можно отправлять сообщения, в том числе и с помощью приложений Viberи WhatsAppпо тел 8-961-066-55-51, а также писать письма по электронной почте volgecol@mail.ru/Также жалобу можно оставить в соцсети «Вконтакте» в группе «Открытый Волжский».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here