От ледяных морей до афганских пустынь: семья волжанина Александра Подураева прослужила на границах в общей сложности 62 года

0
323
реклама

28 мая в России традиционно отмечают свой профессиональный праздник те, на чьих плечах лежит ответственность за сохранность границ нашей бескрайней родины. Пограничников в Волжском немало, но вот «потомственных», пожалуй, единицы. Именно к таким относится полковник запаса Александр Подураев, к которому мы пришли в гости накануне 103-летия со дня образования погранвойск России.

Варёный олень в минус 53 с ветром

Выбор профессии для Александра Ивановича не был чем-то особенным. Его отец Иван Михайлович Подураев в 1940 году был призван в ряды пограничников. В зеленой фуражке он прошел и всю Великую Отечественную, а после демобилизации устроился в милицию.

Александр Подураев

– Так получилось, что папы не стало примерно за полгода до моего поступления в вуз, – говорит Александр Подураев. – Я понимал, что маме одной будет тяжело тянуть всю семью и решил попробовать поступить в Вольский военный институт материального обеспечения. У меня получилось, и проучился я там до 1979 года.

По окончании вуза Подураев-младший был распределен в Воркуту – в отдельный арктический пограничный отряд. Стоит ли говорить, насколько сложные там были климатические условия. Для выросшего на Волге Саши это было настолько же непривычно, насколько интересно.

Воркута ПУЦ 1983 г

Сам он признается, что если говорить непосредственно о службе на северных рубежах, то каких-то особых тягот он не почувствовал.

– Наша задача была, скорее, в военном присутствии и обозначении границы, чем в её активной охране. Каких-то экстраординарных случаев не было, поскольку перейти границу в Арктике просто невозможно. А вот то, как мы там жили, вспоминаю с ностальгией. До сих пор помню вкус строганины из муксуна, сига и нельмы, – признается полковник запаса. – А так, конечно, у нас на северах «только 12 месяцев зима, остальное – лето».

ПРинятие присяги

Самая низкая температура, которую пришлось пережить Александру Ивановичу в Норильске, это минус 53 градуса с диким ветром, когда шубу продувало, как газету. Смеется, что разница в сезонности обмундирования различалась лишь расстегнутой верхней пуговицей.

Основными обязанностями Алекандра Подураева было тыловое обеспечение застав. И вот тут-то капризы природы раскрывались во всей красе. Однажды судно «Певек» с продовольствием раздавило льдами, потому что не успел пройти ледокол. В итоге продукты пришлось доставлять на вертолетах.

Знаменосцы 1983 г.

Интересно и то, что в арктическом отряде на Таймыре у всех пограничников было разрешение на охоту. То есть служивому запросто можно было убить дикого оленя. Тушу животного разделывали и варили в 50-литровой кас-

трюле. Под емкость ставили таганок, к которому присоединялись две паяльные лампы. Готовилось такое блюдо порядка четырех часов. Бульон уваривался вдвое, а как только мясо легко отделялось от костей, его можно было есть.

«Белые поганки» в жарком Душанбе

Через несколько лет службы на севере в связи с ротацией Александр Подураев был распределен на охрану южных рубежей.

– Из Воркуты в мае 1984 года уезжали в минус 15. Толщина снега – полтора метра. А через пять дней езды на поезде мы вышли на перрон в плюс 35 в тени. На нас смотрят, а мы белые, как поганки, – смеется полковник. – Сложнее всего было привыкнуть к этой жаре. Самый сильный мороз в Душанбе был минус 12. А так, в феврале мы уже сажали картошку.

Организация питания Председателя КГБ Чебрикова В.М. после обстреля г. Пяндж 29.4.1986

Спокойная арктическая жизнь сменилась на службу в оперотряде, который был отправлен в Афганистан. Самой опасной операцией, в которой пришлось принять участие Александру Ивановичу, стал захват хорошо укрепленной, расположенной на высокогорье базы Дарбант.

Тогда перед советскими войсками стояла задача взять штурмом один из самых «современных» и крупных плацдармов, откуда у душманов была возможность обстрела границ СССР.

Мало того, что подходы к базе были заминированы, так еще и по одной стороне дороги бандиты посадили детей. Стрелять было нельзя. Операция в итоге прошла в три этапа, с потерями с нашей стороны. Но всё же советским войскам удалось захватить базу Дарбант вместе с пещерными складами и освободить 29 узников душманской тюрьмы.

– Лично для меня сложность была опять же в обеспечении. Кто помнит те события, знают, что в операции принимало участие огромное число военнослужащих. Несколько десантных штурмовых бригад, погранвойска, авиация, артиллерия. И всех надо было не только обеспечить боеприпасами, но и накормить, – продолжает Александр Подураев.

Было и так, что воду для солдат привозили в курдюках и сбрасывали прямо с вертолета, который даже не садился. А когда не дошла колонна с продовольствием, пришлось молоть макароны на муку, из которой делали что-то среднее между блинами и лепешками, чтобы накормить бойцов.

В общей сложности, за время нахождения погранвойск в Афганистане (с 1982-го по 1989 г.), только одного продовольствия было перевезено более 150 тыс. тонн, без учета действующих отрядов на стороне Союза.

– Вообще о том, что пограничники были на той стороне, тогда сильно не распространялись. Буквально после вывода войск у нас были изъяты все документы, где упоминались названия подразделений, объемы и запасы материальных ценностей, всё, что касалось действий погранвойск, – вспоминает полковник запаса. – А так-то наши пограничники до середины 1991 года еще провожали колонны с грузами гуманитарной помощи из СССР в Афганистан.

Вечное братство

После афганских событий в жизни Александра Подураева был Питер, а потом Карелия. Как ни удивительно, после южных странствий возвращение на север было приятным, ведь здесь в человеке воспитывается особенное «чувство локтя».

– Там, где мороз и вьюга, некоторые вещи воспринимаются как-то по-другому, – говорит полковник. – К примеру, там запросто можно было взять в долг у соседей, т. е. в части ПВО, сотни тонн солярки для дизельной станции погранзаставы и военгородка. Никто, конечно, не сомневался, что топливо будет возвращено в точности до капли, как только придет состав – в условиях мороза отказ в такой помощи может стоить кому-то жизни.

В Волжский Александр Подураев прибыл для участия в организации погрануправления в начале 2000-х.

Город красивый, цветущий – опять же, тепло, но и забот невпроворот. Надо было фактически с нуля сформировать границу с Казахстаном. Сегодня это Вишневка, Палласовка, Кайсацкое – комфортные и удобные погранзаставы, а тогда – несколько хибар в чистом поле. Одна и вовсе ютилась в старой бане.

– Эх, сколько мы километров намотали по степи. Помню, приехали в Кайсацкое, стоим вымеряем, где забор ставить, а к нам дедулечка идёт. Говорит: «А вы, ребятки, пограничники?». Отвечаем, мол, да, отец, а ты что хотел? А он как начал обнимать нас, причитает, что, наконец, свои прибыли. Оказалось, что он и сам служил в погранвойсках. Если честно, то пограничная дружба – она вечная.

С 2006 года Александр Подураев в отставке. Выйдя на заслуженный отдых, он остался в Волжском. Говорит, что всё, что он мог сделать для родины, он сделал, теперь главная его задача – воспитать внука. Любит полковник и посидеть с удочкой на берегу Ахтубы, а его путь продолжает дочь Ольга. Когда-то и на ее выбор профессии повлияли родители.

Семья Подураевых

– Мы с женой просто сели с ней и объяснили, что она за годы своей жизни проехала с нами вместе тысячи километров, знает, что такое граница изнутри, кому как не ей продолжить моё дело? – признается Александр Иванович. – Несколько лет Оля отслужила на заставе, а сейчас она сотрудник Управления. Если посчитать, то Подураевы – мой отец, дочь и я – 62 года отслужили на рубежах страны.

В будущем полковник погранслужбы надеется передать зеленую фуражку своему внуку. Алексею 10 лет, и он учится в Кадетской школе. Конечно, пока рано говорить о том, станет ли мальчик пограничником, но он с удовольствием слушает рассказы деда. А сам нет-нет, да и примерит зеленый головной убор.

С внуком Алексеем

Завершая наш разговор, Александр Иванович просил поздравить всех пограничников с профессиональным праздником, пожелав мира и тепла их семьям. А ещё с грустью говорит, что в этот майский день и собраться-то с сослуживцами негде. Может, в нашем городе появится памятник или хотя бы знаковое место для тех, кто стоял и стоит на страже границ России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here