Прима-балерина театра «Царицынская опера»: «Когда-то я была гадким утёнком»

0
661

Каждый балетный спектакль театра «Царицынская опера» — это событие, каждый танец – искусство, каждый артист балета – художник. Образы, которые создаёт ведущая солистка театра Маргарита Тараканова, необыкновенно чувственные, харизматичные, яркие. В репертуаре балерины самые разные героини, они живут на сцене и надолго остаются в памяти восторженных зрителей.

С детства мечтала стать балериной

– Как вы стали заниматься танцами?

– Я начала поздно (так считается по нынешним меркам), в семь лет. В самодеятельный коллектив «Театр танца и души» в Камышине, где я жила, меня привели мама и тётя. Мои первые учителя – профессиональные артисты балета Тигран и Манон Меликовы из Еревана, организовавшие в Камышине школу танцев. Я всегда мечтала научиться танцевать, с детства собирала вырезки, картинки, календарики с балеринками. Не представляете, как я радовалась первым пуантам! Мне всегда везло с учителями, первыми из которых оказались супруги Меликовы. Базовые знания и опыт, которые я получила в коллективе, оказались для меня бесценными! Уже там, в коллективе нас приучили к серьезным физическим нагрузкам. Первое время я занималась два раза в неделю, а позднее – каждый день! Меня быстро перевели из младшей в среднюю, а затем в старшую группу. Среди старших девочек я была самой маленькой, и с 9 класса мне уже доверяли учить танцам малышей.

– Почему вы выбрали для поступления именно Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств?

– Учиться в Петербурге было моей мечтой. Поначалу родные и близкие настороженно отнеслись к моему желанию уехать так далеко. Но со временем даже папа поддержал меня и нашёл финансовую возможность отправить меня в Санкт- Петербург для поступления. Меня сопровождала мама: она поехала вместе со мной поддержать меня морально и физически. Мы жили очень далеко от университета, приходилось вставать на рассвете, чтобы успеть к 9 часам на занятия. Многочасовые уроки-просмотры выматывали, вступительные экзамены продолжались целую неделю, конкурс был 10 человек на место… В результате я поступила. Это был последний набор кафедры хореографии, которую возглавлял профессор, народный артист РСФСР, Борис Яковлевич Брегвадзе. Наши преподаватели – учителя старой школы, вкладывали в нас все свои знания и душу. В университете под свое крыло меня взял прекрасный педагог по классике – Ольга Вениаминовна Мухортова, с которой у меня добрые и теплые отношения по сей день.

Слишком поздно

– Не было желания остаться в Санкт- Петербурге?

– И да, и нет. Выживать в чужом городе сложно. Я училась и работала. С 3-го курса работала в Санкт-Петербургском государственном музыкальном театре «Карамболь». В 2014 году я окончила университет с красным диплом и целый месяц ходила на просмотр в Санкт-Петербургский академический театр балета имени Леонида Якобсона. Ответили, что способности у меня есть, но нет мест, нужно ждать. Позже мне сказали, что художественный руководитель этого театра, Андриан Фадеев, приходил в университет, искал меня… Но это случилось полгода спустя. А я не дождалась, в то время в моей жизни появилась «Царицынская опера». Вдали от родных я осознала, насколько мне важно быть ближе к своему дому, своей семье. Я всегда была домашней девочкой и очень переживала разлуку с родными.

«Царицынская опера» стала родным театром

– Сразу ли главный балетмейстер театра «Царицынская опера» Татьяна Ерохина разглядела в Вас будущую звезду?

– Я начала с кордебалета. Никогда не боялась работы, даже, наоборот, это помогло в карьерном росте. Потом Татьяна Викторовна решила попробовать меня в сольной партии. Первой была Одетта из «Лебединого озера» П.И. Чайковского, Одиллию работала ведущая солистка труппы Светлана Яковлева. В то время я была еще совсем «гадким утенком». Со временем приходил опыт, силы. Потом была Жизель из балета А. Адана … если сравнивать мое исполнение тогда и сейчас, это небо и земля! Татьяна Викторовна – опытный и мудрый педагог, она не требовала сразу много, но со временем мы с ней создавали именно «мои» партии.

– А любимые роли у вас есть? Какую партию хотели бы исполнить?

– Знаете, балет – это такое искусство, в котором нельзя скопировать чужое исполнение….потому что это, прежде всего, душа, твоё видение образа. Все мы разные, именно внутреннее видение той или иной партии и отличает одну от другой. Мне близка Жизель, юная, полюбившая всем сердцем. Но несмотря на обман и смерть, она проносит через весь спектакль эту любовь. «Любовь спасёт мир» по Достоевскому, а Жизель спасла Альберта будучи уже в потустороннем мире… поэтому и хочется исполнять эту партию, (я говорю про внутреннее состояние) донести до зрителя ту самую любовь, чтобы они зарядились этим чувством, этой идеей. На мой взгляд, театр создан для того, чтобы зритель выходил с внутренним вопросом или внутренним убеждением того или иного чувства. Душа обязана трудиться, в этом вся прелесть театра. А из партий, которые я мечтаю сыграть – Джульетта в балете «Ромео и Джульетта» С.С. Прокофьева, Китри в балете «Дон Кихот» Л. Минкуса.

– Что для Вас интереснее – классический балет или современный репертуар?

– Я люблю классику, но считаю, что и современный репертуар важен для танцора.

Балетные импровизации

-Расскажите о главном балетмейстере театра.

– Татьяна Ерохина умеет настроить труппу на работу, она чуткий руководитель, может быть жесткой, в нашей профессии без этого никуда (у нас такой специфический труд, без твердости ничего не получится). Но, на самом деле, она для нас как мамочка, которая понимает все с полуслова, даже с полувзгляда. Она всегда старается войти в положении каждого, главное – этим не злоупотреблять… Работа есть работа.

– Часто ли вы импровизируете?

– Это зависит исключительно от того, с кем я работаю и какую партию исполняю. Каждый партнер, с котором я выходила на сцену – бесценный опыт. У каждого из них свои требования, свои взгляды. Уверена, что импровизация без контакта с партнером не получится. Научиться «хорошо импровизировать» помог мне Алексей Михеев, премьер Саратовского академического театра оперы и балета. Он очень хорошо чувствует партнершу. Импровизация тем и хороша, что солисты понимают друг друга с полувзгляда.

Дом заряжает любовью, а работа энергией

– Вы работаете в театре, преподаёте в музыкальной школе, балетной студии… А когда вы отдыхаете?

– У меня очень плотный график, работаю без выходных. 2-3 месяца я «зажигалочка», а потом понимаю, что недосып, постоянные нагрузки сильно сказываются на моём физическом состоянии. Через какое-то время срочно нужен отдых. Если получается, еду в Камышин. Мне достаточно побыть в родительском доме всего несколько часов, чтобы почувствовать себя лучше, что называется, перезагрузиться. Дом заряжает любовью. Если удаётся провести дома несколько дней, побыть рядом с мамой, папой и любимым братом, то возвращаюсь обновленная и полная сил.

– И снова к станку…

– На самом деле, когда артист балета востребован – это здорово: есть мотивация, энергия! Солистов в театре много, каждый дожидается своей очереди, чтобы исполнить сольную партию. Бывает, что месяц проходит и даже больше. Я счастлива, поскольку у меня достаточно сольных партий, особенно в последние полгода.

– С чего начинается танец?

– Конечно с музыки. Ещё с детства слышать и слушать музыку меня научила мама – преподаватель музыки.

– Какие обычно задачи ставите перед выходом на сцену?

– Донести до зрителей образ и чувства своей героини. Если это Жизель – то добрая, чуткая, искренняя; Одетта – мягкая, плавная, хрупкая; Одиллия – самоуверенная, коварная… Танец и музыка – это язык, на котором «разговаривает» балет. Когда зрители откликаются на эмоциональные переживания героев – это очень мотивирует.

– Всем известно, что артисты балета большие труженики…

– Выход на сцену – это лишь миг, за ним стоит титанический труд. Сложно постоянно останавливаться и повторять движения по 250 раз в поиске идеальных решений для исполнения того или иного элемента. «Ещё и ещё», – повторяет балетмейстер, пока хороший результат не будет достигнут. И так до бесконечности, вернее – до следующего сложного элемента.

– Какие движения исполнить сложнее всего?

– Многое зависит от настроения и ситуации. Натренированное тело помнит все движения, однако немаловажным является и умение сконцентрироваться. Например, чтобы совершить прыжок, необходимо внутренне собраться «как иголочка» и полететь…

Просто я люблю детей

– Вы преподаёте. Как удаётся увлечь балетным искусством детей?

– Мой девиз: «Не лениться, а трудиться!». Чтобы выйти на сцену и исполнить двухминутный номер, надо очень хорошо потрудиться на уроке, на репетиции. Конечно, постоянно быть в напряжении, работать над подъёмами, растяжкой, из урока в урок делать одни и те же упражнения на станке – это труд. Но если ребёнок понимает, что добиться цели можно лишь большим трудом, он не сбежит с занятий.

– И вы в этом безусловно помогаете!

– Просто я люблю детей. Преподавательская деятельность – это продолжение моего дела, я чувствую потребность в работе с детьми, в возможности делиться с ними своими знаниями, опытом. Они мне отвечают взаимностью. Вспомнился случай, когда я прогуливалась со своей мамой по аллее и к нам подбежал солнечный ребенок, мальчик с синдромом Дауна. Он посмотрел на нас и вдруг бросился ко мне с распростертыми объятиями. От моей улыбки и искренних обнимашек у него заиграли веселые «зайчики» в глазах. На меня это произвело большое впечатление – всего одно прикосновение, а сколько радости оно доставило ему и мне! Тогда я подумала, что хочу попробовать поработать с особенными детками. В детской музыкальной школе № 5, где я преподаю, такая возможность у меня скоро появится.

Обратная сторона медали

– Балет часто сравнивают со спортом, но утверждают, что он менее травмоопасен. Были ли в вашей жизни моменты, когда приходилось работать с повреждением связок, с небольшим растяжениями?…

– Физические нагрузки у артистов балета не меньше, чем у спортсменов. Конечно, есть травмы. Но балет – это не спорт, это – жизнь! У всех балетных что-то болит – это другая сторона медали. Не только у меня, но и у каждого из нашей труппы были такие моменты, когда приходится танцевать с растяжением, мозолями, болью в пояснице… Но мы идём на сцену и работаем. Сцена лечит, на ней ты забываешь о боли.

– Как вам удаётся во время карантина поддерживать физическую форму? Нет ли соблазна дойти на пуантах к холодильнику?

– Дома, в самоизоляции, и сходить некуда, кроме кухни. Поэтому даже пуанты не останавливают твое притяжение к холодильнику. А чтобы не набрать лишние килограммы, надо просто после еды сделать планочку и не один раз…

– Понимаю, что времени не остаётся. Но тем не менее, чем увлекаетесь в обычной жизни?

– Почти все время занимает работа, даже в условиях самоизоляции. А так… я очень люблю лошадей. Знакомство с этими грациозными животными произошло у бабушки в деревне. Никогда не забуду, как лошадка позволила мне себя погладить и потрепать гриву. Совсем недавно узнала, что в Краснослободске есть центр верховой езды. Надеюсь, что скоро смогу там брать уроки.

Беседовала Анжела Буцких.

Фото: предоставлено пресс-службой театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here