Волжанка Александра Ивановна Сладкова спасала раненых под бомбами, а любовь встретила на стройке коммунизма

0
67
Александра Ивановна Сладкова с дочерью Ольгой, 2021 год
реклама

Во время Великой Отечественной войны медицинских сестер никогда бойцы не называли сестрами, а исключительно «сестричками». Почему — догадаться нетрудно. Медсестер катастрофически не хватало, они были на вес золота. И каждая для раненого была ангелом-хранителем, от них напрямую зависела их жизнь.

«Нам объявили…»

Александра Ивановна Сладкова – одна из четырех участниц Сталинградской битвы, которые дожили в городе Волжском до наших дней. И тем бесценнее и дороже ее воспоминания – человека, чей военный подвиг стал частью Великой Победы.

Через несколько дней, в начале ноября, эта легендарная женщина разменяет вторую сотню лет. Родилась во время Гражданской войны, по ее судьбе можно писать историю страны. Своим родным городом считает Царицын, а потом Сталинград, куда переехали в ее детстве из Пензенской губернии родители.

Здесь она окончила семилетку, потом медицинский техникум по специальности «операционная медсестра». Профессия определит дальнейшую судьбу девушки на долгие годы.

Когда началась война, Шурочке Сладковой (в девичестве Задыхиной) было девятнадцать лет. Она хорошо помнит 22 июня 1941 года.

Саша Сладкова (справа) с подругами после окончания медтехникума. 1939 год.

День был воскресный, ясный и обещал множество летних развлечений в парке, куда Саша упорхнула вместе с подругами. Ах, как было там хорошо! В юности все кажется солнечным, а уж в летний-то день… Смеялись от души, шутили, катались на каруселях и ели мороженое. Что еще нужно для счастья в 19 лет? И никто не думал не гадал, что до трагической новости, которая перекроит всю их жизнь, остались считанные часы.

О войне узнали прямо там, в парке. Весть мгновенно передавалась от человека к человеку. Дошла она и до девчат. Да и трудно было не заметить, что люди вокруг стали какие-то встревоженные, толпа отдыхающих резко поредела…

Но страха ни у кого из девушек в тот момент не было. Юность хорошо понимает, что такое жизнь. Но очень плохо – что такое смерть. К тому же, была непоколебимая уверенность, что Красная Армия всех сильней.

С этой жизнеутверждающей мыслью и разошлись по домам. А ночью… Ночью раздался громкий стук в дверь. Саша не услышала, дверь открыла мама. На пороге стояли двое мужчин: «Повестка!»

— Но у нас нет мужчин! – взволнованно ответила женщина.

— Военнообязанная Александра Задыхина здесь живет?

И все сразу встало на свои места.

— Вставай, доченька! – Саша спросонья почувствовала, как за плечо ее теребит мама. – Тебе повестка в военкомат!

Вот так 23 июня 1941 года Александра в связи с началом Великой Отечественной войны была призвана в ряды Рабоче-Крестьянской Армии и направлена на службу в один из сталинградских госпиталей.

Помоги, сестричка!

Среди медицинских сестер операционная сестра – это все равно как среди родов войск, скажем, воздушно-десантные. То есть наиболее подготовленные, с серьезными знаниями и навыками, а потому особо востребованные. Операционные медсестры всегда рядом с хирургами. В экстремальных условиях их роль увеличивается в разы. От профессионализма, четкости действий, умении работать в команде зависит жизнь человека. Вот такой она и была – наша Александра.

Девушку направили в военный госпиталь 15/85. Но вначале его нужно было создать – в гостинице. Специального здания под медучреждение не было. Все больницы уже задействовали по назначению. Требовались дополнительные медицинские площади.

И задачу необходимо было решать в кратчайшие сроки. В газете «Правда» в передовой статье была поставлена стратегическая задача перед медициной: «Каждый возвращенный в строй воин – это наша победа, это победа, это победа советской медицинской науки».

Начавшиеся жесточайшие боевые действия не оставляли времени для длительных размышлений и, в первую очередь, потребовался незамедлительный перевод медицинской службы на военные рельсы, что, собственно, и произошло.

Война с первых дней выявила такие проблемы, которыми военно-медицинской службе пришлось заниматься впервые. Это не только спасение раненых, но и срочная эвакуация госпиталей различного назначения на сотни тысяч коек на восток, это медико-санитарные задачи, организационные вопросы и многое другое. Всем этим пришлось заниматься и Александре Ивановне.

Что значит создать госпиталь с нуля? Это приспособить помещения под операционные и палаты. Заняться материальной базой: что конкретно нужно для работы? Много, начиная от стола для инъекций, стерилизаторов с инструментами и кончая перевязочными материалами – всего просто не перечислить.

Александра вместе с другими медиками с поставленной задачей справилась в установленные сроки. А потом на долгие годы начались трудовые будни – в разных госпиталях, но все время у операционного стола.

Сашу стали уже звать Александрой Ивановной: война делает людей взрослее. Повысили и в должности: она стала не просто операционной сестрой, а старшей операционной. Опыта становилось все больше, но сердце по-прежнему реагировало на раненых состраданием и болью, хотя говорят, что медики привыкают к смерти. Выходит, зря говорят.

Рабочий день врачей и медсестёр военных госпиталей нередко длился несколько суток. И в бессонные ночи медицинские работники неотступно стояли возле операционных столов. Среди них была Александра Ивановна. Перерывы между операциями были такими крохотными, что хорошо, если удавалось прикорнуть где-нибудь на несколько минут. И опять – в операционную. Выходила после многосуточной смены на улицу и не могла от усталости сообразить, в какую сторону идти, где дом.

А каково оперировать под обстрелами, если штукатурка сыплется с потолка, здание сотрясается от взрывов? Все знают о страшной бомбежке Сталинграда 23 августа 1942 года. Однако такие бомбежки, пусть и меньшей интенсивности, случались и раньше.

— Небо для фашистов было свободным. Они прилетят, отбомбят и спокойно улетают обратно, — рассказывает Александра Ивановна. — И когда со всех сторон слышатся взрывы, а у тебя на операционном столе лежит раненый, то мало кто из медработников думал о себе. Мы думали о человеке, за жизнь которого были в ответе.  

Тогда еще Александра Ивановна не знала слов маршала Советского Союза Г.К. Жукова, он напишет их гораздо позже в своих воспоминаниях «… в условиях большой войны достижение побед над врагом зависит в немалой степени и от успешной работы военно-медицинской службы, особенно военно-полевых хирургов».

Но это понимал каждый медицинский работник. Они знали, что не имеют права на панику, на дрожащие руки. Уже одна такая операция – подвиг. А их были у Александры Ивановны сотни и тысячи!

…Раненых везли, везли и везли. Крики, стоны… А фронт приближался.

Чаще всего приходилось ампутировать конечности. Быть может, кому-то при длительном лечении можно было спасти руки или ноги. Но предписано было именно так: отсекать. Быть может, боялись гангрены или не было времени лечить, непонятно. Но что правда, то правда.

И только потом пришел приказ: беречь раненых от ампутации! Лечить! Всех гипсовать!

Видимо, чтобы могли потом снова встать в строй? Остается только догадываться. Раненых, по словам медсестры, умирало в госпитале мало. Спасали их как могли, не щадя своих сил и здоровья.

Мысленно листая страницы своей военной биографии, Александра Ивановна рассказала о том, как эвакуировали тяжелораненых на поезде в Алма-Ату.

Это был долгий путь. Зной, отсутствие достаточного количества воды. Мало перевязочного материала. И бесконечно тянущиеся дни, которые тяжелы не только физически, но и морально. У многих солдат были открытые переломы, в жару раны гноились. Один парнишка все время жаловался, что у него в ране завелись черви. Страшное зрелище даже для медика со стажем. Но для того она, Александра, и медсестра, чтобы помочь и облегчить боль. Помогла и облегчила.

Однажды поезд долго стоял на железнодорожной переправе через реку. Налетели фашистские бомбардировщики. Это было страшно. Нужно было вытаскивать из вагонов раненых, закрывать их от обстрела чуть ли не своими телами.

Сделали, что могли. И только раненых из последнего вагона не спасли. От него после бомбежки ничего не осталось. Ни вагона, ни одного живого человека.

Семья героев, одна из многих

Весь мир знает, что россиянам присущ ген победителей. И передается он из поколения в поколение. Помните: «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». Семья Александры Ивановны Сладковой – одна из тех, где есть свои герои, и не только она одна.

У мужа сестры Евгения Двернецкого была бронь, он работал в Сталинграде на судостроительной верфи. В период Сталинградской битвы в 1942 году завод занимался выпуском комплектующих для фронта, бронекорпусов танков Т-34 для СТЗ, малых танков Т-60, корпусов штурмовиков Ил-2, поставлял для судов Волжской военной флотилии броневые щиты и бронебашни.

Но вскоре бронь сняли, и Евгений стал танкистом. Когда от него перестали приходить весточки, долго его искали. Теплилась надежда: быть может, живой? Лежит раненый в каком-нибудь госпитале? Тогда выяснить ничего не удалось. Его сына Евгения Александра Ивановна усыновила, и вот недавно уже Евгений стал разыскивать своего отца.

И поиски увенчались успехом! Оказывается, Евгений Двернецкий был командиром танка и сгорел вместе с экипажем в бою. Посмертно награжден орденом Отечественной войны второй степени.

Виктор, будущий муж Александры Ивановны, был детдомовцем, жил в Ленинграде. В 16 лет убежал «на войну», был сыном полка, закончил свой фронтовой путь в Европе.

На строительство ГЭС Александра Ивановна приехала по комсомольской путевке. Была заведующей первых яслей на стройке коммунизма: так называли строительство гидроэлектростанции. Сами понимаете, насколько были востребованы ясли на молодежной стройке!

Медсестра Александра Сладкова на дежурстве в инфекционной больнице Волжского. 1960 год.

Интересная история произошла со сдачей яслей в эксплуатацию. Здание полностью готово, но нет водоснабжения. И непонятно, в какой трубе затор. Дошло до того, что в ясли приехал сам начальник стройки Федор Логинов. И что же оказалось? Кто-то из заключенных, строивших здание, затолкал в одну из труб в туалете бутылку, перекрыв тем самым воду. Помеху быстро устранили, и детские ясли приняли первых детей.

С мужем Виктором Сладковым Александра Ивановна познакомилась на стройке. Он работал на самосвале. Это ему как ударнику коммунистического труда вместе с другими лучшими водителями было поручено привозить тетраэдры и, сбрасывая их в воду, перекрывать Волгу. Ответственное задание!

…Выросли дети Александры Ивановны. Выросли внуки. Уже есть правнуки. И все чтят память о своих героях. И по-прежнему слушаются, как и в детстве, Александру Ивановну, потому что она главная. Ее характер, несмотря на преклонный возраст, остался прежним: твердым, непреклонным, она умеет принимать решения. Настоящая старшая операционная медсестра.

Живите долго, Александра Ивановна! Пока вы с нами, нам есть с кого брать пример, на кого равняться и у кого спросить совета. Это очень важно, когда рядом есть человек, который подарил нам жизнь. Чтобы было кого благодарить…

Для справки

Во время Великой Отечественной войны на фронте и в тылу трудились более двухсот тысяч врачей и полмиллиона среднего медицинского персонала. И половина из них были женщины. Ими была оказана помощь более десяти миллионам раненых.

Всего за годы войны было госпитализировано 22 326 905 солдат и офицеров. Несмотря на трудности, самоотверженный труд медицинских работников позволил вернуть в строй 76,9%, и лишь 6,1% бойцам не удалось спасти жизни.

Читайте «Волжскую правду», где вам удобно: Яндекс.Новости, Одноклассники, ВКонтакте, Telegram, Дзен. Есть тема для новости? Присылайте информацию на почту vlzpravda@mail.ru