Разруха в головах: в Волжском жители бывшей общаги делают всё, чтобы вернуть свой дом в ветхое состояние

1
888

Неделю назад в Интернете появился ролик, где жильцы дома № 36 по улице Пушкина предъявляли претензии к властям. Они сетовали на то, что здание разрушается, и жить в нем невозможно. Оператор выхватывал страшные бытовые картинки: лужи, ободранные стены, испещренные «наскальными» рисунками, висящая электропроводка. Людей было откровенно жалко, однако с ответом на вопрос «кто виноват» мы бы не торопились.

Мусорный ветер, дым из трубы
Действительно, этот дом не раз становился главным героем наших публикаций. Меньше года назад здесь провели срочный ремонт. Тогда фасад дома укрепили огромными балками, была произведена замена окон в умывальных комнатах, да и сами помещения для принятия утренних процедур выложены новеньким кафелем. Что такого страшного могло случиться за 10 месяцев, чтобы обстановка снова накалилась?
Было принято решение ехать на место и всё осмотреть. С нами на улицу Пушкина выехали и специалисты ведомств, которые несли ответственность за реконструкцию дома – Валентина Смолина, начальник отдела организации ремонтных работ объектов ЖКХ и Елена Лобачёва, заместитель председателя комитета по обеспечению жизнедеятельности города.
Первое же, что бросается в глаза у дома – это мусор. Фантики, бумажки, бутылки и даже использованные предметы женской гигиены – всё это просто выкидывается из окон.

Напротив подъезда и вовсе стихийная свалка: ветки, остатки еды и даже старая мебель.

Видно, что всё это стаскивается сюда методично день за днем.
За домом картина еще хуже. Козырьки, зеленая зона и асфальтовая дорожка – всё в пакетах, осколках бутылок, окурках, гниющих коробках от оргтехники.

По сути, уборку прилегающей территории должна производить управляющая компания. Но последняя обанкротилась почти год назад, а на предложения создать ТСЖ и управлять своим имуществом самостоятельно собственники не откликнулись. По словам Елены Лобачёвой, конкурс объявлен в четвертый раз, а вот выиграет ли его хорошая фирма – неизвестно.
Плоды ремонта
Жильцы говорят, что крепкие управляющие компании связываться с бывшей общагой не хотят. И ответ на вопрос «почему» достаточно простой. Оплата за коммунальные услуги поступает от собственников квартир нерегулярно и далеко не в полном объеме, а ресурсоснабжающие организации ждать не будут, подадут в суд и снимут деньги со счетов компании. Конечно, никто не хочет вешать себе на шею неплательщиков.
Обойдя дом, решаем войти внутрь, чтобы посмотреть, что стало с тем ремонтом, который сделали меньше года назад. Проникнуть в подъезд оказывается несложно – дверь здесь просто не закрывается. И это в начале 21-го века, когда все давно привыкли к домофонам и кодовым замкам. В фойе идет какое-то строительство.
– На эти конструкции не давалось никаких разрешений. Кто-то самовольно возводит стены, а потом просто продаст самострой, – предполагает Валентина Смолина. – Согласование, точно, никто не запрашивал.

Проходим дальше – к двери в подвал. Лестница завалена пакетами с мусором. Жильцы дома не удосуживаются даже вынести их на улицу. Понятно, что именно отсюда побегут по комнатам тараканы и прочая живность.
Чуть дальше по коридору – душевые. Согласно проекту, ванные комнаты предусмотрены общие, по одной на этаже – женская и мужская. Света в помещении нет. Пробираемся с фонариками, натыкаясь на что-то противное на полу. В луче света оказывается уже истлевшая то ли тряпка для пола, то ли бывшее банное полотенце.
В самой душевой (о чудо!) тускло горит одна маленькая лампочка под самым потолком.

Грязь и вонь не дают даже толком рассмотреть помещение. Примерно такая же картина и в половине, предусмотренной для дам.

Казалось бы, именно здесь всё должно быть чисто. Или, как минимум, помыто заботливыми женскими руками. Но нет – грязь на полу, стены измазаны чем-то липким, в углах – паутина и всё те же использованные прокладки. Просто нет слов.
Поднимаемся на этаж в надежде, что хотя бы в умывальных комнатах, где был сделан ремонт, чисто. Но видим, что новое пластиковое окно лишилось ручки, со стен отваливается штукатурка, а кое-где уже начал отходить кафель.

Новая входная дверь разбухла и с трудом входит в косяк. Всё это говорит о том, что умывальные комнаты начали снова использовать как душевые.
Причём здесь политика?
– Средства, которые были потрачены из городского бюджета, должны жильцами возвращаться, таков был договор, – говорит Елена Лобачева. – Но в связи с отсутствием оплаты за коммунальные услуги, не поступают и эти деньги. Юристам приходится взыскивать долги через суд. В настоящее время основную часть задолженности уже пытаются вернуть судебные приставы.
Видимо, услышав наш разговор, в коридор выходят жители этажа. Кто-то сетует на то, что сумма неподъемная, кто-то говорит, что во всём виноваты соседи.

– Живу здесь 23 года. Когда сделали ремонт, мы обрадовались. Но вот во что всё превратилось – сами видите. Жильцы 19-й квартиры самовольно установили в умывальной комнате душ. Пошел пар. От этого на стенах образовалась плесень, и начала отваливаться штукатурка. Они же вырвали ручку на новом пластиковом окне. Пробовала разговаривать, объяснять, что так делать нельзя, но сосед бросился драться, пришлось вызывать полицию, и его посадили на два месяца, – говорит жилец дома Зоя Плотникова.
У непосвященного может сложиться впечатление, что в таком ужасном состоянии находятся все бывшие общежития. Для того, чтобы проверить эту гипотезу, переезжаем на улицу Карбышева.

Высотка на кольце ничуть не моложе, чем дом на Пушкина. У входа в подъезд видим детские качели и лавочку – всё чистенькое, не разбитое. А рядом со скамейкой – урна с мусорным пакетом.

У двери нас ждет небольшое разочарование – просто так не попасть – домофон. Прозваниваем квартиры – тишина, видимо, все на работе.

В кухонном окне первого этажа замечаем девушку. Просим открыть. Она соглашается только после длительных расспросов, кто мы и зачем.
На стенах большого фойе еще остались рисунки, которые наносили работавшие здесь художники подшипникового завода, к которому и относилось общежитие.
Поднимаемся по лестнице на этаж – видно, что убирают, окна еще деревянные, но стекла целые. А вот попасть в секцию не можем. На пути – вновь железные двери.

Только на четвертом этаже зияет пустой проход. Судя по строительным материалам, жильцы как раз затеяли замену двери. В секции чистый линолеум на полу, стены покрашены в голубой цвет, без единой надписи.

Общая кухня закрыта на ключ, а на двери – поквартирный график дежурств.

И так во всем доме. А ведь это тоже общага!
Интересно, что жильцы дома на Пушкина очень любят поговорить о политике. Вот только причем она здесь? Разве это власти пришли и побили окна? Или, может, кто-то из чиновников мусорит на пол душевой? Ну а если нет, тогда вопрос следует ставить как у Булгакова: «Разруха не в клозетах, разруха в головах». А от этого и в клозетах – тоже.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. А подвал топит из-за грязных прокладок или мусора, наверное? Или может быть жильцы виноваты, что не поменяли трубы в доме?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here