Руководитель волжского отдела опеки — о том, как победить ненависть ради ребенка

0
109
реклама

На пришлой неделе выяснилось, что небезызвестного «многодетного» отца Александра Винокурова осудят сразу по двум статьям – истязание детей и клевета. Напоминаем, что его семья неоднократно выезжала в столицу на многочисленные телешоу, где нещадно критиковался городской отдел опеки. А в результате оказалось, что его сотрудники были правы. О сегодняшней работе ведомства «Волжской правде» рассказала начальник Отдела опеки и попечительства администрации города Ирина Ершова.

Лучше перестраховаться

– Ирина Ивановна, после просмотра подобных телепередач многие просто перестают понимать, какие же конкретно вопросы должны решать в вашем структурном подразделении…

– Когда мы говорим о детях, которые попадают в сложные жизненные ситуации, то чаще всего предполагаем некие противоправные действия. Сразу скажу, это не наша вотчина. Избиения, издевательства и прочее – это прежде всего работа комиссии по делам несовершеннолетних и сотрудников полиции. Но мы тесно связаны с КДН и ПДН. Отдел опеки вмешивается в тот момент, когда необходимо наладить будущее ребенка и определить, где и как он будет жить. Если коротко, то наши задачи – защита прав детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, обеспечение им достойного уровня жизни и государственной поддержки.

– Тем не менее именно к вам поступают сигналы о жестоком обращении с детьми?

– И к нам в том числе. Когда поступает сообщение, что где-то кто-то, например, заметил на теле ребенка синяки, то мы не можем не отреагировать. Кстати, если вы столкнулись с похожим случаем, но не знаете, как правильно поступить, звоните нам.

– Обращаться надо официально? Ведь не всякий захочет называть себя, переживая, что после придется давать многочисленные объяснения…

– Если рядом с вами плохо относятся к ребенку, то вы можете пойти двумя путями. Либо написать заявление с указанием свои данных, либо обратиться анонимно. Реагировать мы будем одинаково на любое сообщение. Настоятельно призываю всех не бояться идти на такие меры. Иногда лучше перестраховаться, чем жалеть, когда случится что-то страшное.

– Как часто вам приходится искать маленьким волжанам новые семьи?

– Дети, оставшиеся без попечения, – это большая боль. Поверьте, каждый из них хочет, чтобы рядом были мама и папа, которые их любят и о них заботятся. Да, к сожалению, есть ситуации, когда родители умирают и ребенок становится сиротой, тут уж ничего не поделать. Чаще всего опекунами выступают близкие родственники – бабушки, дедушки, тети, старшие сестры. Но страшнее, когда заботы лишаются при живой родне.

– Вы сейчас говорите о неблагополучных семьях?

– В первую очередь да. Ни для кого не секрет, что не все родители готовы вести здоровый образ жизни и заботиться о своих детях. На первоначальном этапе мы стараемся оказать всевозможную помощь родителям, проводим профилактические беседы, объясняем, что все может обернуться лишением родительских прав на основании решения суда. Когда все доводы заканчиваются, а результата нет, мы действительно имеем право выйти в суд и требовать самых крайних мер.

– Как часто лишенные родительских прав их восстанавливают, и вообще бывает ли такое?

– Бывает, но нечасто. В этом году своих детей вернули всего четыре родителя. Но и это результат, ведь четыре ребенка опять станут счастливыми.

– Ирина Ивановна, а разве они несчастны в приемных семьях?

– Ни в коем случае. У нас сегодня в городе более 300 приемных семей. В каждой — от двух до семи маленьких волжан. И каждого любят. Но любой ребенок хочет, чтобы его вернули именно его мама или папа. Простой пример. У нас сейчас в завершающей стадии дело 12-летней Ирины (Имя изменено. — Прим. ред.). Она длительное время была на попечении бабушки, потому что мама была лишена прав в связи с психическим заболеванием, а папа и вовсе куда-то попал. Несмотря на то, что мать девочки все это время проживала вместе с дочерью, условия сосуществования становились все более невыносимыми, потому что заболевание прогрессирует.

Сотрудники отдела опеки отыскали родного отца, который, оказывается, бросил пить и устроился на работу. Узнав о том, что его дочери плохо, мужчина изъявил желание вернуть девочку. Ирина встретилась с отцом и была очень рада, что теперь они будут вместе. Прошел суд по восстановлению в правах, и сейчас завершается оформление документов. Поверьте, и Ирина, и ее отец очень ждут, когда снова будут жить вместе.

Решить проблемы до суда

– Что вы считаете самым важным в работе органов опеки?

– Самое важное – это сохранить семью. В любом случае семья – основная ячейка нашего общества, и, чтобы государство оставалось сильным, важно, чтобы семьи были крепкими. К нашему большому сожалению, в последние годы растет количество семей, в которых при разводе «разменной монетой» оказываются дети. Вопросы определения места жительства ребенка, порядка общения детей с родственниками и имущественные вопросы решаются в судебном порядке. А это, в свою очередь, сказывается на неустойчивой детской психике.

Ужасно смотреть, когда еще недавно любящие друг друга люди разрывают замечательного малыша, накручивают, говорят гадости друг про друга.

– Неужели ваше ведомство вмешивается и в такой ситуации?

– В судах наш отдел выступает третьей стороной. Но, когда родители первый раз приходят на прием, мы стараемся попробовать решить все до суда. Просто просим людей остановиться и посмотреть в глаза своему чаду, который не понимает, почему он вдруг должен выбрать маму или папу. Он не виноват, что ваша любовь закончилась. В таких случаях необходимо найти в себе силы остановиться и перестать ненавидеть бывшую вторую половину, пытаясь отомстить ей через ребенка. Просим: «Пожалуйста, не рвите и не делите ребенка! Поверьте, есть нормальные отношения и после развода». И, знаете, у нас получается.

– Ирина Ивановна, и все же в городе есть дети, которые очень нуждаются в приемной семье?

– Да. Особенно остро стоит проблема неустроенных подростков. Понятно, тот, кто готов взять на себя ответственность и взять под опеку ребенка, хочет пройти весь путь родителя, вложить в него все, что знает и умеет с самого начала, поэтому стараются брать малышей. А вот ребята от 10 лет и старше, к сожалению, остаются без внимания. Хотя это замечательные дети, которые готовы идти в семью, принимать новый быт и сложившийся уклад. Они просто хотят, чтобы у них был дом.

– Как же стать опекуном?

– Необходимо обратиться к нам в отдел, собрать определенный пакет документов и пройти школу приемного родителя. По времени это занимает в среднем пару месяцев.

– Бытует мнение, что очень часто берут детей, чтобы нажиться. Проверяют ли сотрудники опеки приемные семьи после того, как отдают туда несовершеннолетних?

– В корне не согласна с этом утверждением. Да, если говорить в масштабах страны, то иногда бывают подобные громкие дела. Но чаще всего идут махинации с имуществом подопечных. Если говорить о суммах, которые выплачиваются, подумайте сами, сильно ли разбогатеешь на восемь с половиной тысяч? Именно такое пособие платится на ребенка. Бывает еще выплата непосредственно опекунам, если оформлен договор на возмездной основе. Но это еще всего лишь порядка семи тысяч рублей.

Что касается контроля, то да, он существует. Плановые проверки проводятся на месте проживания. Мы посещаем эти семьи, следим за условиями, в которых проживают дети, проверяем быт и запрашиваем характеристики из школ и дошкольных учреждений. Эти дети стоят на учете до 18 лет.

– А вы предупреждаете семьи заранее о своем визите?

– Созваниваемся, чтобы определить, в какое время все будут дома. Я понимаю, что вы намекаете на то, что они подготовятся. За три дня невозможно купить полный шкаф одежды, современный смартфон и забить холодильник вкусной домашней едой. У специалистов глаз намётан, и они прекрасно видят, когда разыгрывается «постановка».

Те, кто хотят взять в свою семью еще одного, а может, и не одного ребенка, могут обратиться в Отдел опеки и попечительства города по телефону 8 (8443) 21-21-64, адрес: пр. Ленина, 19.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here