Руководителю «Газпрома» нужен планшетник за 120 миллионов рублей

0
261
реклама

Живут же люди! ОАО «Газпром» объявил тендер на разработку мобильного компьютера на базе iOS для председателя правления холдинга Алексея Миллера.

Казалось бы, планшетниками, придуманными фирмой «Apple», даже продвинутую компьютерную братию удивить уже трудно. А вот «Газпром» надеется, что найдутся исполнители, готовые поразить взыскательного заказчика. Вспомните хотя бы спроектированный по его заказу стадион для питерского «Зенита», который, согласно последним подсчетам, обойдется в 34 миллиарда рублей и станет самой дорогой в мире клубной футбольной ареной. Вот и с мобильным компьютером для главного газового начальника та же песня. Его оценили аж в 120 миллионов рублей.

Столь головокружительную стоимость «автоматизированного рабочего места председателя правления» составители договора объяснили архисложностью программного обеспечения, необходимого для его круглосуточного бесперебойного функционирования. С этим не согласился генеральный директор «АПР консалтинг» Вадим Царфин, фирма которого как раз и специализируется на системном интегрировании. По его мнению, лот переоценен примерно в 10 раз, поскольку работу мобильного компьютера в сетях 3G и доступ к корпоративному хранилищу данных «Газпрома» надежно обеспечат и стандартные протоколы. Специального программного обеспечения для этого не требуется.

В ленте экономических новостей информация о чудо-планшетнике соседствует, как по заказу, с официальным сообщением Федеральной службы государственной статистики, подсчитавшей количество российских бедняков. К таковым относятся жители страны, имеющие доходы ниже прожиточного минимума, исчисляемого по стоимости потребительской корзины. В среднем по стране его размер на душу населения составлял в первом квартале 7095 рублей. Так вот, за эти три месяца число россиян, не взявших этой минимальной планки, увеличилось более чем в полтора раза – с 12,5 миллиона до 19,6 миллиона человек. Получается, что в настоящий момент за чертой бедности находится каждый восьмой житель страны.

Еще одна малообнадеживающая реальность нынешнего года – рост задолженности по зарплате на российских промышленных предприятиях. Только за июнь объем неплатежей увеличился на 10,6 процента, достигнув отметки в 2,5 миллиарда рублей.

Причины всех этих негативных тенденций можно найти в другой оперативной сводке РОССТАТа. По данным ведомства, за первые шесть месяцев совокупное промышленное производство в нашей стране приросло всего-навсего на 0,1 процента, тогда как в прошлом году аналогичный показатель составил 3,1 процента. Да и за этот мизер надо поблагодарить вечную палочку-выручалочку российской экономики – нефтедобычу. Без нее российская промышленность закончила бы полугодие в твердом минусе.

Тем удивительнее спокойствие, с которым воспринимают эти неутешительные промежуточные итоги ответственные работники Минэкономразвития. Характерно высказывание новоиспеченного главы ведомства Алексея Улюкаева, заявившего, что с нуля стартовать проще. Все надежды, таким образом, связаны со вторым полугодием, хотя, по оценке самого же министра, ускоренному развитию существенно мешают «жесткое ресурсное ограничение и снижение конкурентоспособности российской экономики в целом». Помочь избежать рецессии должны высокая урожайность зерновых культур, замедление темпов инфляции и, главное, смягчение денежно-кредитной и бюджетной политики, которое призвано привлечь дополнительные инвестиции в производственные отрасли.

Если этого не произойдет, все без исключения отрасли отечественной экономики так и будет кидать то в жар, то в холод. Без широкомасштабной модернизации нечего и думать о кардинальном повышении производительности труда, по уровню которой Россия топчется в хвосте мирового сообщества. В российском здравоохранении и образовании, например, объем добавленной стоимости на каждого работника составляет 12,9 тысячи долларов в год, что в шесть раз меньше, чем в США. Примерно такое же отставание в сельском хозяйстве – 17 тысяч против 108 тысяч долларов.

На этом фоне выгодно выделяются добыча полезных ископаемых (50 тысяч долларов) и финансовая деятельность (64,5 тысячи долларов). Но и здесь налицо отставание от лучших мировых образцов. В частности, производственная отдача российских финансистов в три и более раза меньше, чем у их коллег из США, Нидерландов, Бельгии и Франции.

О последствиях, к которым может привести это хроническое отставание, предупреждал недавно тогдашний глава Минэкономразвития, а ныне советник президента России Андрей Белоусов. Если и дальше в нашей стране зарплаты будут расти быстрее производительности труда, не миновать ей обвала потребления, сопровождающегося падением курса рубля и гиперскачком инфляции. Чтобы избежать этих напастей, необходимо в ближайшие пять-семь лет повысить продуктивную отдачу российских работников как минимум в полтора раза.

Как видите, на лучшие мировые образцы один из ведущих российских экономистов пока не замахивается. Задача-минимум сформулирована с таким расчетом, чтобы догнать и перегнать хотя бы тех соседей по бывшему СССР, которые в самостоятельном государственном плавании уже научились работать производительнее «большого брата». Пора, пока не поздно, и нам засучить рукава.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here