Солистка волгоградского театра пела романсы в заводском цехе

0
137
реклама

Валентина Смагина пела романсы прямо в заводском цехе — она работала машинистом двигателя внутреннего сгорания на дизельной электростанции. Прежде чем стать оперной певицей ей пришлось поработать в детском саду, в ночном приюте, на рынке. Но будущая солистка театра понимала, что сложности — явление временное. Пение же всегда приносило ей радость. С 2006 года Валентина Смагина – солистка Волгоградского государственного театра «Царицынская опера». В репертуаре певицы (лирико-колоратурное сопрано) яркие и сложные роли, каждую из которых солистка полностью проживает и мечтает исполнить еще лучше. 

С завода в театр

— Валентина, как вы попали в оперу?

— Я не училась в музыкальной школе. Впервые вышла на сцену, когда училась в волгоградском педучилище, получая специальность воспитателя детского сада. Там я пела в эстрадном -музыкальном ансамбле, руководитель которого посоветовал мне продолжать профессионально заниматься пением. Я даже прошла прослушивание и получила приглашение готовиться к поступлению в творческий вуз. Но родители настояли, чтобы я отработала по специальности. Поэтому год я занималась воспитанием детей в детском саду, а потом ушла на завод АО «Каустик».

— Неожиданно…

— На заводе мне предложили хорошую заработную плату в должности машиниста двигателя внутреннего сгорания на дизельной электростанции. И именно там у меня случилась судьбоносная встреча. На сменах я была одна и часто пела. Так однажды ко мне подошел мой будущий супруг Александр Мельников (сейчас солист театра «Царицынская опера»). Он как дежурный электрик  приходил проверять приборы. Александр на тот момент бросил училище искусств им. П.А. Серебрякова по семейным обстоятельствам и пошел работать на завод. Коллега меня убедил, и сразу после ночной смены я поехала на прослушивание в училище искусств. И меня приняли! Несмотря на отсутствие образования. Не ожидала лестных слов в свой адрес.

— Кто ваши учителя?

— Важную роль в моей оперной карьере сыграла Тамара Николаевна Семенова. Она была для меня не только педагогом по вокалу, но и очень близким душевным человеком (как моя бабушка). Мы для нее все были как родные. «Валя, ты так хорошо поешь!» — говорила она. А я ей не верила. Думала, что она из любви хвалит меня. А Тамара Николаевна в ответ: «Хочешь, прослушайся у других педагогов!». Кстати, я ездила в Самару, в институт культуры, прошла прослушивание, и мне предложили перевестись из Волгограда к ним. Но я приняла решение получить высшее образование в родном городе. В 2004 году закончила Волгоградскую консерваторию им. П. А. Серебрякова.

— После учебы вы уехали из Волгограда?

— Да, был такой период, связанный с Самарой. Пока училась, работала в хоре ГУК «Музыкальный театр — Волгоградская оперная антреприза», который в 2004 году был реорганизован в театр «Царицынская опера». На тот момент худруком был Михаил Аркадьев. После окончания вуза удивительным образом оказалась в Самарском театре оперы и балета. Приехала в город на свадьбу к сестре. Нашла время и зашла на прослушивание в театр, куда меня сразу взяли в штат солистов. С 2004 по 2006 год служила самарскому театру.

Сцена – это портал

— Валентина, ваша первая роль?

— Я не предполагала, что буду солисткой: сложно выучить самостоятельно партию и выйти на сцену… Честно, даже думать об этом боялась. Работа в хоре мне очень нравилась. В вузе мы проходили практику в Волгоградском музыкальном театре, у нас был предмет «оперный класс». Сильный педагог по актерскому мастерству Зинаида Силкина помогла мне преодолеть страх выхода на сцену. На 4-ом курсе я исполняла роль  Мюзетты из оперы «Богема» Дж. Пуччини с оркестром, чуть позже – партию Джильды в опере «Риголетто» Дж. Верди. Тогда я впервые поняла, что на сцене жила моя героиня, а не Валя Смагина.

— Как вы вживаетесь в роль?

— Вхожу в образ, пока учу музыкальный материал. Могу точно сказать, что после открытия занавеса на сцену выходит другой человек. Тот самый персонаж, которого я играю. Ощущение, что сцена — это некий портал, экран, в который входишь… Примечательно, что раньше при вводе артиста в роль не давали много времени и порой не прорабатывали все тонкости игры. И тогда моя героиня двигалась и вела себя так, как ей хотелось в тот момент. А я как режиссер видела себя как бы со стороны и оценивала все свои действия. А потом еще всю ночь прокручиваю в голове свою игру – здесь сделала, а там не сделала. Никогда не бываю полностью довольна своей работой, всегда хочется сыграть и спеть еще лучше.

— А как же эмоции зрителей?

— Конечно, я чувствую эмоции зрителей, для меня крайне важно качественно выполнить свою работу и запустить энергетическую волну в зал. Я отдаю себя полностью на сцене, при этом получаю удовольствие от игры, но не перестаю контролировать себя. Вот такая сложная конструкция…

— Какие роли вам больше нравятся?

— Комические роли мне даются сами по себе, очень легко. Нравятся роли Мадам Герц в опере «Директор театра», особенно люблю Фьордилиджи, Деспина в опере «Così fan tutte» В.А. Моцарта. Мне легко петь Моцарта, я с успехом выстраиваю высотность и другим солисткам комфортно работать со мной. Ариадна в опере «Ариадне» Дж. Ристори близка мне.

— Какую партию мечтаете исполнить?

— Джильда в опере «Риголетто» Дж. Верди – моя мечта! Не довела я эту роль до логического завершения. С неё начался мой творческий путь в вузе, с прослушивания этой роли меня взяли в Самарский театр оперы и балета. Но мне так и не удалось исполнить эту партию от начала и до конца. Я была в списках на премьеру спектакля «Риголетто», но в самарском театре случился затяжной ремонт, и я перебралась в Волгоград.

Жизнь полна неожиданностей

— Какие неожиданные события происходили в вашей жизни?

— В 2011 году меня очень быстро ввели в «Травиату» Дж. Верди в постановке Дмитрия Бертмана, я даже не успела проработать сценические движения. Мне повезло, что пела в хоре этот спектакль и знала пространство сцены. Дирижёром – постановщиком спектакля был  Владимир Стачинский, он же и ввел меня в роль Виолетты. Я тогда даже не успела испугаться. Все прошло очень качественно. Владимир Стачинский привел меня к художественному руководителю, основателю и главному дирижёру Волгоградского академического симфонического оркестра Эдуарду Серову. С Эдуардом Афанасьевичем я провела несколько счастливых лет, он дал мне творческую путевку в жизнь. Маэстро  пригласил меня принять участие в исполнении «Stabat Mater» Перголези,  «Страсти по Матфею» И.С. Баха, «Реквием» В.А. Моцарта и в других интересных проектах. Его жена Генриетта Алексеевна говорила мне: «Ваш голос очень нравится Эдуарду Афанасьевичу как инструмент, он же инструменталист».

— Валентина, расскажите о своем супруге. Получается, что  он вас «привел» в оперу?

— А я его… С будущим супругом Александром Мельниковым получилась интересная история. Он брал у меня уроки вокала, позже его взяли в штат театра «Царицынская опера». Александр из музыкальной семьи, его папа Виктор Мельников работал с Пономаревой Валентиной Николаевной в филармонии. Впервые с Александром Мельниковым мы вышли на сцену в спектакле «Così fan tutte» («Так поступают все женщины») В.А. Моцарта. Я исполняла партию Деспины, а он искусителя дона Альфонсо.

— У вас был в жизни сложный период, когда вы не пели…

— Моему ребенку в 3 года поставили страшный диагноз, был момент между жизнью и смертью (к счастью, сейчас всё хорошо). Мы тогда уехали лечиться в Москву на год, я замолчала и думала, что больше не вернусь к сольной карьере. Помогла подруга, отвела меня к педагогу, с которым в Москве занимаются многие вокалисты. Она послушала меня, сказав, что голос гибкий, красивый и мне нужно петь. Тогда я решила вернуться в театр. Запела, потихоньку восстанавливалась. В «Царицынской опере» мне помогала наш педагог-куратор, заслуженная артистка РФ Анна Девяткина. Нам, вокалистам всю жизнь нужно учиться и «ухо» со стороны крайне важно. Всегда важно знать — как я звучу!

— Нужно ли беречь голос, кормить его особенным образом?

— Никогда не пользовалась никакими средствами. Конечно, должен быть вокальный режим, гигиена голоса. Раньше могла петь с утра до вечера и совсем не уставала. Сейчас уже нет таких возможностей. Не так давно впервые обратилась к помощи фониатора. Но специалист не нашел никаких патологий голосового аппарата. Голос очень чувствителен и реагирует на различные переживания, особенно на нервные срывы. Важно как следует отдыхать, высыпаться. Если человек отдохнувший – морально, физически, то и голос будет чувствовать себя хорошо.

— Вы говорите о голосе как об отдельной части своего организма…

— Конечно, у него свой характер. Очень часто разговариваю, договариваюсь с ним о том или ином проекте. Иногда думаю, что композитор слишком сложный, а голос демонстрирует мне обратное. Например, думала, что музыка Джакомо Пуччини — не моё, однако голос на нем раскрывается прекрасно, хотя техника исполнения немного другая. Музыка Джузеппе Верди прекрасна и хорошо ложится на мой голос. Мне нравится все композиторы, которых я исполняю. Искренне благодарна, что оказалась в профессии, которая дает мне силы и вдохновение.

Беседовала Анжела Буцких

  • В репертуаре солистки:
  • Половецкая девушка – «Князь Игорь» (А. Бородин)
  • Мюзетта – «Богема» (Дж. Пуччини)
  • Царица Ночи – «Волшебная флейта» (В. А. Моцарт)
  • Джильда – «Риголетто» (Дж. Верди)
  • Марфа – «Царская невеста» (Н. А. Римский-Корсаков)
  • Виолетта – «Травиата» (Дж. Верди)
  • Мадам Герц – «Директор театра» (В. А. Моцарт)
  • Прилепа – «Пиковая дама» (П. Чайковский)
  • Бригитта – «Иоланта» (П. Чайковский)
  • Фраскита – «Кармен» (Ж. Бизе)
  • Фьордилиджи, Деспина – «Così fan tutte» («Так поступают все женщины») (В. Моцарт)
  • Снегурочка – «Снегурочка» (Н. Римский-Корсаков)
  • Соня Гурвич – «А зори здесь тихие…» (К. Молчанов)
  • Ариадна, Арион – «Ариадна» (Дж. Ристори)
  • Маша – «Пиковая дама» (П. Чайковский)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here