Ученый из Волгограда нашла уникальную карту дореволюционного безродненского кладбища  

241
Вход на старое кладбище в поселке Рабочем....
реклама

Древний погост располагался между нынешним 41 кварталом и 7 микрорайоном, в границах проспекта Ленина и улицы Карбышева.

Ученый из Волгограда, краевед, кандидат исторических наук, доцент Волгоградского государственного аграрного университета Татьяна Назарова рассказала «Волжской правде» о найденных на территории школы № 22 двухярусных захоронениях и вывозе кладбищенского грунта за подстанцию Волжская, где сейчас разместились СНТ.

Брат Ильича, тифозный участок и карта

Аура мистики, витающая вокруг захоронений, всегда привлекала историков. А добытые ими факты зачастую ввергали потомков в шок и обрастали колоритными легендами.

Покрыто ими и кладбище села Безродное (Верхне-Ахтубинское, Верхняя Ахтуба). На просторах сети можно увидеть массу мифов и вполне правдоподобных историй, связанных с этим скорбным местом.

Например, о том, что на так называемом «тифозном участке» кладбища был захоронен двоюродный брат Ленина – конторщик Степан Горшков, который в 1921 году, погостив у Ильича, и возвращаясь домой, заболел в дороге тифом, скончался в Безродном и был погребен на территории нынешнего 7-го микрорайона.

Или, история о том, как при закладке парка «Волжский» в траншее для инженерных коммуникаций были найдены останки и предметы быта безродненцев. Поговаривали даже о сделанных фото. Но они, как водится, не нашлись…

Встретилась нам и информация о монастырском кладбище, которое предположительно находилось в районе нынешнего 39 квартала…

Местные краеведы, к слову, упоминали и о том, что на территории города располагались целых три кладбища: одно – в районе парка Волжский, второе – на месте 7 микрорайона, а третье – на территории подворья женского монастыря – в районе ЦУМа.

Все это, безусловно, имеет право на существование и уплотняет завесу таинственности в нашей теме. Особенно с учетом того, что подтверждающих тому документов крайне мало. Истории построены в основном на рассказах или записях очевидцев того времени… Как говорится, из уст в уста…

Расположение дореволюционного кладбища на карте строящегося поселка Волжского (начало 1950-х гг.)

«Волжской правде» удалось пообщаться с ученым-краеведом, кандидатом исторических наук, доцентом Волгоградского государственного аграрного университета Татьяной Назаровой, изыскания которой в этом направлении увенчались настоящей сенсацией.

Краевед, кандидат исторических наук, доцент Волгоградского государственного аграрного университета Татьяна Назарова

Татьяне Павловне посчастливилось найти уникальную карту 1951-1952 гг., позволяющую достаточно точно увидеть границы дореволюционного кладбища села Безродного. И сделать вывод о том, что изначально новый погост в посёлке Рабочем строить не планировали. Предполагали лишь расширить границы существующего. И довольно прилично…

— На месте нынешнего Волжского находилось большое село Безродное, ряд поселений поменьше и колхозные земли, — поведала нам Татьяна Назарова. – Часть этой земли сейчас застроена, но ее большая половина — пустырь. Для строящегося рабочего поселка, конечно, запланировали новое кладбище, за Рабочим. Но это было немного позже. Ведь у села Верхняя Ахтуба был свой погост, захоронения на котором продолжались и в начале строительства ГЭС. Его судьба представляет особый интерес для историков, поскольку там похоронены жители Безродного.

Дачи на костях, братская могила и утилизация памятников

Располагалось дореволюционное кладбище на территории современного 41 квартала и 7 микрорайона, между пр. Ленина и ул. Карбышева, что подтверждается как уникальной картой 1951-52 годов, так и картой города 1962 года.

— На карте 1962 года, помимо кладбища у Рабочего поселка, можно увидеть и то самое кладбище Безродного, — продолжает свой рассказ ученый-историк. — Оно отмечено топографическим знаком «квадрат с крестом посередине». Это говорит о том, что даже в 1962-м старый погост существовал параллельно новому, но с запретом на захоронения. Интересны свидетельства Сергея Новского, работавшего начальником 4 участка Строительного управления гражданский сооружений № 1 (СУГС-1). В 1963 году его участку пришлось вывезти слой грунта глубиной до 2,5 метров с территории старого кладбища в заброшенный котлован начатого когда-то самотечного канала Волга-Урал за подстанцией Волжская. Сейчас там располагаются дачные общества…

Иными словами, в 1963 году кладбище было частично срыто, при застройке 41 квартала. А далее, в конце 1960-х, уже окончательно, при застройке 7 микрорайона.

— Действия властей на тот момент соответствовали законодательству, – разъясняет нам Татьяна Назарова. — Положение 1946 года гласит, что полная ликвидация закрытых кладбищ и использование их участков в ином русле возможно лишь спустя 20 лет после последнего захоронения (для сухой почвы) или 30 лет (для влажной почвы). Хотя, с другой стороны, в документе оговаривалась и возможность досрочной ликвидации погоста в случае государственной или местной надобности (новое плановое строительство, прокладка новых путей, линий и др.). В этом случае перенос останков на новое место допускался лишь при ходатайстве родственников или заинтересованных лиц.

Именно поэтому ни о каком массовом перезахоронении могил жителей Безродного со старого места на новое кладбище у поселка Рабочего не велось и речи.

Когда же и как закрыли старое кладбище? И как поступили с захоронениями? Нашей собеседнице удалось найти ответы и на эти вопросы.

— Скорее всего, переносились только свежие могилы, — дополняет Татьяна Павловна. — За которыми еще ухаживали. И о переносе которых ходатайствовали родственники. Почти 20 лет дореволюционное кладбище Безродного было закрыто. Затем частично срыто в 1963 г., и полностью ликвидировано в конце 1960-х. Тогда, возможно, и перенесли часть останков со старого погоста на новый. Остальные же, более древние погребения, так и остались лежать на старом месте и были попросту засыпаны землей, а памятники и ограды утилизированы…

Одна из жительниц Волжского вспомнила такой рассказ своей бабушки о безродненском погосте. «Кладбище тогда было новым, всем родственникам умерших и похороненных на кладбище с. Безродное (находилось оно в районе сегодняшнего пос. Деревянный) позволено было своих перезахоронить в новом месте. А тех, чьи родственники не объявились, похоронили в длинную братскую могилу…»

Расширение, Генплан и останки на территории школы

Старая карта действительно демонстрирует нам дореволюционный погост, периметр которого обведен более крупным прямоугольником, свидетельствующим о намеченном расширении.

— На карте 1951-1952 годов хорошо видно, что первоначально предполагалось просто увеличить границы дореволюционного кладбища, — поясняет нам Татьяна Павловна, — а никак не строить новое.

Однако, с большей долей вероятности, можно утверждать, что после принятия в 1952 г. Генерального плана строительства Волжского, стало ясно, что жилая застройка все-таки дотянется до старого кладбища и необходимость его закрытия возникнет вновь…  

— Если до войны в Безродном проживало порядка 10 тысяч человек, — делится своими изысканиями Татьяна Назарова, — то после войны, эвакуации и бомбардировок в селе осталось всего несколько сотен. Таковы данные на 1950 год. Однако, утверждать о том, что процветающее село полностью вымерло к началу строительства ГЭС, нельзя. Архивные документы свидетельствуют, что село продолжало жить и существовало какое-то время параллельно строящемуся новому поселку Волжский.

Поэтому, в начале строительства ГЭС захоронения на безродненском кладбище еще какое-то время продолжались. Ведь тогда погост находился еще далеко за пределами первоначальных границ нового поселка.

— В комбинате коммунальных предприятий города отметили, что регистрация захоронений на новом кладбище № 1 возле поселка Рабочего началась только в 1957 году, когда в селе Безродном уже никого не хоронили, — подчеркнула Татьяна Назарова. — Однако, на новом погосте можно найти единичные могилы 1953-1954 гг. и даже перезахоронения погибших в 1941 году.

А в 1986 году, когда на территории школы № 22 строились окопы для метания гранат в рамках обучения ребят начальной военной подготовке, ковш экскаватора раскопал целый ряд могил…

— Тогда, в справке бывший военрук школы Юрий Бурцев пояснил, что захоронения были сделаны на двух уровнях глубины, — комментирует наш историк. – Самые старые из них, в добротных дубовых гробах, были закопаны на 1,5 – 2 метра в глубину. Там были остатки гражданской одежды, принадлежащие, скорее всего, жителям Безродного. И им — свыше 100 лет! На этом же месте обнаружены и другие захоронения людей. Без гробов и на глубине 60 см. При этом — без военного обмундирования.

Можно было бы предположить, что на небольшой глубине и без гробов могли хоронить заключенных, участвовавших в строительстве Сталинградской ГЭС. Однако, наша собеседница предложила другую версию.

– Так могли выглядеть погребения жителей Безродного, которые погибли во время бомбардировок левого берега Волги в период Сталинградской битвы, — предположила Татьяна Назарова. — Для захоронения заключенных действовали весьма определенные требования. Их действительно могли хоронить без гробов, без одежды и в братских могилах (как в основном и было). Но, только не на гражданских кладбищах. Это было запрещено. Или лагерные погосты, или специальные участки. При глубине могил не менее 1,5 метров.

А вот 60-сантиметровая глубина, гражданская одежда и подзахоронение сверху в дореволюционные могилы, по предположению Татьяны Павловны, указывает на то, что это, скорее всего, погребение гражданских, сделанное наспех, вопреки санитарным требованиям и, скорее всего, в холодное время. То есть — зимой 1942-1943г., в самый разгар Сталинградской битвы…

На сегодняшний день, это, пожалуй, наиболее полное исследование судьбы окутанного тайной дореволюционного кладбища и останков его почивших обитателей, живших более века назад в селе Безродном – предтече нашего города.

Статья основана на исследованиях краеведа, кандидата исторических наук, доцента Волгоградского государственного аграрного университета Татьяны Павловны Назаровой.