«В театр меня привели за руку»: ведущий актёр Волжского драмтеатра учился профессии, декламируя с пробкой во рту

0
465

Андрей ТКАЧЕНКО – один из самых ярких и популярных артистов труппы Волжского драматического театра. В прошедшем сезоне он сыграл очень разные роли: Германна в «Пиковой даме», Фауста в одноименной трагедии, Бабу Ягу в «Морозко»… О работе с режиссёрами,о том, почему он не любит сказку «Таинственный гиппопотам», Андрей рассказал корреспонденту «Волжской правды».

СПЕКТАКЛЬ ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ

Андрей, вы помните первый выход на сцену? Что вы чувствовали?

– Было страшно. Премьера спектакля «Стая», с которого началась история ВДТ, проходила при аншлаге – битком набитый зал, 400 человек. Конечно, оттого, что мы впервые работали на публику, было не по себе. Помню, как Андрей ВАСИЛЬЕВ забыл текст и замолчал. Повисл апоистине «мхатовская» пауза –и вдруг в зале раздались аплодисменты, первые в нашей жизни. Помню, я подумал, что это круто: стоять на сцене и заставлять публику испытывать те же эмоции, что и твой персонаж.

После успешного дебюта молодые артисты на страдали «звёздной болезнью»?

– Некогда было. Первое собрание коллектива состоялось 13 марта 2008 года, а через две недели, 27 марта, мы уже играли премьеру. Репетировали каждый день с шести до девяти вечера, после уроков – мы же все тогда ещё учились в школе. И после премьеры так же работали на износ: 2–3 недели репетиций –и новый спектакль… Режиссёр точно знал, какой результат хочет получить, раздавал нам роли, ставил задачу – и мы её решали.

А как вы попали в театр?

– Меня в буквальном смысле привели туда за руку. В 24-ю школу, где я учился, пришёл режиссёр Анатолий ИВАНОВ, чтобы объявить о наборе в театральную студию. У старшеклассников из-за этого отменили последние уроки. Мы с друзьями решили прогулять встречу и поиграть в футбол. Но на крыльце меня перехватила завуч Наталья МАКСИМОВА – они с Ивановым были однокашника-ми: «Ткаченко, а ты куда собрался? Вернись!». Помню, что Иванов долго что-то рассказывал, мы скучали, пока кто-то не крикнул: «Да вы лучше прочитайте что-нибудь!» Анатолий Николаевич прочитал монолог Ромео – и это было так здорово, что я немедленно захотел научиться так же играть. На первый сбор пришла большая группа ребят из 24-й и 18-й школ…Из того, самого первого, набора сегодня в театре играют Андрей ВАСИЛЬЕВ, Зинаида СТАРЧИКОВА, Елена ТОКАРЕВА и я.

Что оказалось для вас самым трудным в профессии актёра?

– Пришлось много работать над дикцией – я не выговаривал некоторые буквосочетания. Почти как Демосфен, брал в зубы пробку от бутылки и произносил скороговорку. И ещё голос нужно было ставить, чтобы играть на большой зал. Постоянные упражнения в итоге дали результат.

Очень благодарен режиссёрам, под руководством которых работал. Каждый из них чему-то научил нас, начинающих актёров. Анатолий Иванов уделял много внимания актёрской технике. Вячеслав ГРИШЕЧКИН,напротив,любил «копаться», заставлял посмотреть на персонаж со стороны, искать в нём что-то особенное, неповторимое. Александр ГРИШИН разбирал с нами пьесы от и до: мысли героев, причины их поступков… Это была хорошая школа. Ольга ГАЛУШКИНА экспериментирует с формой – что тоже интересно.

УЕЗЖАТЬ ПОКА НЕ ПЛАНИРУЮ

Многие ребята, пришедшие в театр вместе с вами, решили попытать свои силы в Москве. Почему вы остались в Волжском?

– Пока не планирую уезжать. Хотя попробовать себя на столичной сцене хотел бы. Жаль, что пока у ВДТ нет возможности приглашать известных режиссёров из Москвы и Петербурга – сегодня это практикуют многие театры. Провинциальная публика отличается от столичной, зритель приходит в театр отвлечься от забот, посмеяться. Потому и «Мамуля» всегда идёт с аншлагами. А вот«Добрый человек из Сезуана», абсолютно фестивальный спектакль, публика не приняла – раскупалось всего 20–40 билетов. Да, мы вынуждены ставить то, что хочет видеть зритель – иначе не заработаем. И всё-таки задача театра – не только развлекать, но и воспитывать.

Этот театральный сезон получился очень мощным – состоялось сразу несколько ярких премьер. И самая знаковая – «Фауст». Как вам работалось над ролью главного героя?

– Непросто. Времени на репетиционный период традиционно не хватило, а текста у персонажа много, да ещё и в стихах… Запоминал его вкупе с движениями, «включая» мышечную память. Но, боюсь, когда выйдем с карантина, придётся заново учить. Что касается образа персонажа, я ещё в поиске, предстоит немало работы. … История Фауста всегда будет актуальна: человеческая природа не изменилась, людей обуревают те же страсти, что и 300 лет назад. Отголоски истории Фауста увидел даже в фильме Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек» о серийном убийце…

Вы зарекомендовали себя и кактрагик, и как комик. А что больше нравится: смешить зрителя илизаставлять его сопереживать?

– Нравится, когда сцена правильно выстроена по смыслу, когда я точно знаю, куда «ударить» зрителя, чтобы вызвать ту или иную эмоцию. Сложнее, конечно, рассмешить, чем вызвать слёзы. Помню, однажды на форуме, в котором участвовали актёры театров Южного федерального округа, был устроен тренинг: мы старались друг друга рассмешить. Не получилось ни у кого, как мы ни бились.

В связи с этим не могу не вспомнить гротескную Бабушку Ягу из сказки «Морозко» – зрители её обожают. Это правда, что вы сами придумали её образ?

– Ох, там была такая история… Я представлял совсем другую Бабушку. А за день до прогона мне принесли костюм, я его надел – и… Короткая юбка, короткий жакет, из-под которого виден пупок – придуманный мной образ не совпадал с одеждой. Костюм доработали, но и персонаж в итоге получился иным: у героини появилась другая пластика, другая походка… А танец мы поставили специально для сказки. Актёр Камран ГАСАНЛИ – он играет сестру Бабы Яги – занимается брейком, под его руководством мы репетировали, даже после спектаклей оставались, оттачивая движения. Зритель находку оценил.

«ДАЖЕ ДУМАЛ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ РОЛИ»

Самый нелюбимый спектакль?

–Ихдва: «ТаинственныйГиппопотам» и «Побег». Первый– потому что меня в срочном порядке вводили вместо другого актёра. Трудно вливаться в уже готовый спектакль. Да и саму сказку не люблю. Мне кажется, это страшная история: главного героя все обманывают, обижают, хотят съесть… Мне его жаль по-человечески. А «Побег» – первый случай в моей практике, когда я просил вывести меня из спектакля. Фауста было проще репетировать, чем Ивана Терешку. И дело не только в том, что это сложная пластическая постановка. Мне кажется, я не подхожу по фактуре на эту роль.

А любимый спектакль?

– «Маугли». Вкус к этой сказке почувствовал, когда стал играть главную роль – интересно показывать, как взрослеет герой. Очень люблю «Тартюфа». Там такой «вкусный» текст – кажется, я его выучил ещё в процессе чтения. Брехт нравился, я играл водоноса Вана, но… Я не суеверен, однако стал опасаться этого спектакля. Постоянно что-то случалось: у меня была сломана пястная кость, пробита голень, надорваны связки плеча, врачи ставили и сотрясение мозга… Но однажды сказал себе: всё, травм больше не будет. И с тех пор спектакль проходил благополучно.

Как проводите свободное время?

– Когда была возможность,уезжал на несколько дней в Москву и ходил по театрам. Во время самоизоляции прочитал «Критикон» Бальтазара Грасиана– и всем рекомендую эту удивительную книгу о природе человека. Пересмотрел фильмы Тарковского, Захарова, Гая Ричи, Кубрика.. Огромное впечатление произвела картина «Хрусталёв, машину!» Алексея Германа.

Что, на ваш взгляд, нужно изменить в волжском театре?

– Не буду оригинален: ВДТ нужен большой ремонт. Чтобы зритель, попадая в фойе и в зал, чувствовал, что пришёл на праздник. Техника необходима: у нас из всех спецэффектов – паровая машина, линзы и стробоскоп. Очень надеюсь, что когда-нибудь всё это у нашего театра будет. И жду окончания карантина. Соскучился по сцене, по зрителям, по творчеству.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here