Владимир Зимовец: «Дал слово, что с заданием справлюсь»

0
575

28 февраля исполнится 50 лет с момента пуска Волжского трубного завода

Воспоминаниями об истории предприятия делится заслуженный металлург, почётный гражданин города, бывший генеральный директор ВТЗ, доверенное лицо президента России Владимира Путина Владимир Зимовец.

Честное слово Якова Осадчего

«Сначала я расскажу об одном эпизоде, казалось бы, никоим образом не связанным с Волжским — и тем не менее, связь есть. История эта произошла в 60е годы прошлого века и оказала самое прямое влияние на судьбу ВТЗ, — говорит Владимир Григорьевич. — В 1960м году я, отслужив в рядах военно-морского флота, устроился на работу на Челябинский Трубопрокатный завод. Его директором был Яков Павлович Осадчий, личность поистине легендарная: герой Социалистического труда, он был награждён Орденом Социалистической революции и четырежды — орденом Ленина. Яков Павлович дал путёвку в жизнь одиннадцати руководителям трубных предприятий страны. Прекрасный инженер, талантливый организатор, созидатель от Бога — таким был Осадчий.

Следует напомнить, что в 50-60е годы в стране активно развивалась нефте- и газодобывающая промышленность, быстрыми темпами строились трубопроводы. Например, в мае 1961 года началась реализация проекта «Бухара-Урал» длиной 4464 километра. Вся проблема была в том, что трубы большого диаметра в СССР практически не производили, закупая их в Англии, Японии, ФРГ, Италии…

Между тем обстановка в мире была неспокойной, и в руководстве страны

Яков Осадчий

зрело понимание: нельзя полагаться на импортёров, следует налаживать собственное производство. Политики как в воду глядели: в октябре 1962 года разразился знаменитый «Карибский кризис», а через месяц НАТО одобрило санкции на поставку труб большого диаметра. Потому возведению нового трубосварочного комплекса на базе Челябинского трубопрокатного завода уделялось огромное значение.

«На спираль не пойду!»

На строительстве центральных магистральных трубопроводов используются трубы двух видов: прямошовные и спирально-шовные. Комплекс для производства прямошовных труб строился бы два года, спирально-шовных — год, их производство проще, дешевле. Казалось бы, выгода очевидна, но… Осадчий резко выступил против этого проекта. И с холодной головой, с чертежами и расчётами доказывал: ни в коем случае нельзя гоняться за дешевизной в таком ответственном вопросе. Принципиальность его была оправдана: ещё свежи были в памяти аварии на газопроводах Канады и Америки. Спирале-шовные трубы рвались, как бумага, не выдерживая высокого давления. А затем срабатывал эффект «свёрнутой пружины»: выход из строя одной трубы вызывал разрыв следующих. Длина разрывов могла достигать 20 километров. «Не пойду я на «спираль», пусть хоть с работы снимают!» — говорил в сердцах Яков Павлович. А когда ему сказали, что страна не может себе позволить ждать два года, пока строится комплекс прямошовных труб, Осадчий заявил: «Хорошо, я построю его за год». Было у него такое правило: чуть ли не каждый день устраивать «мозговой штурм» со специалистами, инженерами, техниками… Так он поступил и на этот раз. И… внёс корректировку, повергнув в шок высокую комиссию: «Дайте мне десять месяцев — и комплекс будет пущен». И он был пущен — на пять дней раньше срока!

За право выйти на субботник стояли в очереди

Своими силами челябинцы вряд ли смогли бы за столь короткий срок пристроить к существующему цеху здание длиной почти в километр и площадью 85 тысяч квадратных метров, смонтировать тысячи тонн оборудования, установить тысячи электродвигателей, при этом не останавливая основное производство. Помогала им вся страна, 150 предприятий внесли свой вклад в реализацию проекта.

При этом коллектив завода так был увлечён идеей, что совершил невозможное: за девять месяцев строители и монтажники вынули 90 тысяч кубометров грунта, уложили 50 тысяч кубометров железобетона, смонтировали около шести тысяч тонн металлоконструкций, проложили 160 километров трубопроводов и трубных разводок.

После работы молодёжь, по предложению заводского комитета ВЛКСМ — я был в то время членом комитета — решила устраивать субботники. И вы представить себе не можете: приходилось стоять в очереди, чтобы поработать в свой законный выходной. Не хватало отбойных молотков – и ребята долбили бетон зубилами. Причём, так как работа была тяжёлая, девушек мы решили не привлекать к участию. А они обижались на нас до слёз!

19 марта 1963 года ввели эмбарго, а 25 марта завод выпустил первую трубу. 10 мая завод уже вышел на проектную мощность.

Когда комплекс был построен, на завод зачастили иностранные делегации. Только и говорили о том, что «эти русские опять свершили невозможное», построив в сжатые сроки новый комплекс на миллион тонн.

Но челябинцы это сделали – во многом благодаря Якову Павловичу Осадчему.

Честное слово Владимира Зимовца.

«Ещё одной значимой страницей в промышленном развитии России стало введение в строй электрометаллургического комплекса на Волжском трубном заводе.

И я счастлив, что имею самое прямое отношение к этому проекту.

Директором завода меня назначили в 1981 году. И первое, с чем пришлось столкнуться, — глобальный дефицит металла в трубной промышленности. Я лично ездил по металлургическим предприятиям, собирая сталь: Донецк, Урал, волгоградский завод «Красный Октябрь»… Понимал: нужен свой металл, причём высокого качества. Без него наша трубная промышленность всё равно что колосс на глиняных ногах.

К счастью, не я один так думал: «наверху» было принято решение открыть на одной из площадок: Казахстан, Татарская АССР или один из городов Урала — электросталеплавильный комплекс.

А мне казалось, что оптимальным вариантом будет именно Волжский. С расчётами и выкладками я отправился на приём к первому секретарю обкома КПСС Владимиру Ильичу Калашникову. Разговор получился долгим и обстоятельным. Я рассказал Владимиру Ильичу обо всех сложностях, с которыми сталкиваются в своей работе нефтяники, о том, что они недовольны качеством резьб – и оборудование для этих целей предприятие тоже решило закупить – и о том, что сталь и трубы следует производить в комплексе. Он внимательно выслушал и сказал: «Вы меня убедили. Изложите свои соображения в докладной записке, мы отправим её в Москву».

Уже несколько дней спустя выяснилось: новый комплекс будут строить в Волжском.

«А ты уверен?»

Казалось бы, можно вздохнуть с облегчением: машина закрутилась, стройка вот-вот начнётся. Однако строительных мощностей могло не хватить: помимо электросталеплавильного комплекса, была запланирована реализация ещё нескольких проектов. Среди них были завод в Ленинске, специализирующийся на выпуске сельскохозяйственной техники, новые цеха в Волжском химкомплексе – там простаивало ценное импортное оборудование.

Подливали масла в огонь и «доброхоты».

Они называли проект строительства комплекса авантюрой, убеждали: нам не нужен ещё один сталелитейный завод, есть гордость региона – предприятие «Красный Октябрь».

Калашников забеспокоился и однажды, вызвав меня в кабинет, пересказал мне слова моих оппонентов.

Дословно помню то, что я ему ответил: «У предприятия «Красный Октябрь» совсем другая специфика производства. Что касается нашего проекта, то, благодаря строительству комплекса, Волжский трубный будет на передовых рубежах производства и через 30 лет, и через полвека. Да, строительных мощностей не хватает. Но судите сами: раз в кои-то веки правительство выделяет нам миллиард долларов, привлекает к сотрудничеству иностранные фирмы. Участие в его реализации лучших зарубежных строительных фирм: «Комволчи», «Италимпьянти» — поднимет культуру строительства на небывалую высоту. Специалистов, приехавших из-за рубежа, нужно где-то размещать, кормить – а это деньги в муниципальный и областной бюджет. Вот вам и ещё один плюс».

Калашников рассмеялся: «Убедительно говоришь».

К разговору мы вернулись в 1985 году, когда Владимир Ильич поручил мне сделать доклад о проекте на совещании, в котором принимали участие секретари райкомов области.

Слушали внимательно, а потом первый секретарь Еланского райкома КПСС Павел Чумаков спросил: «Владимир Григорьевич, а ты уверен в том, что мы сможем построить комплекс при недостатке мощностей?» Я ответил: «Уверен. Даю слово руководителя и коммуниста: возложенную задачу решу». Проект единогласно поддержали.

Как привлечь кадры?

И началась работа. О её масштабах даст представление лишь одна цифра: 38 тысяч рабочих, в основном, итальянцев и португальцев, 500 китайцев, трудились на строительстве.

…Как привлечь кадры? Построить многоквартирные дома для молодых трубников мы не могли, а вот индивидуальное жильё могло бы стать выходом. Мы получили разрешение на строительство 1200 домов.

Трубникам стали предоставлять ссуду для строительства. На территории будущего посёлка «Металлург» открыли магазин, в котором отпускали дефицитный в то время строительный материал. Это было новое дело, ещё ни у кого из нас не было опыта в деле индивидуальной застройки. Тем не менее, свою задачу – привлечь на строительство электросталеплавильного комплекса молодёжь – посёлок выполнил.

Как некогда директор Челябинского трубного завода Яков Осадчий дал путёвку в жизнь 11 руководителям предприятий, точно так же и Волжский трубный выпустил в жизнь более 10 директоров, главных инженеров трубной промышленности. А сколько наших бывших молодых специалистов сегодня трудятся на ответственных государственных должностях! Например, глава Волжского Игорь Воронин.

Сейчас совсем другая эпоха, практически вся трубная промышленность модернизировалась, почти на всех предприятиях отрасли построены и работают электросталеплавильные цехи. А кадрами их обеспечил Волжский трубный. Мы были первыми.

А Владимиру Ильичу Калашникову мы благодарны за то, что он поверил в наш проект. Кто знает, если бы не увлёкся он идеей построить современный сталеплавильный комплекс на ВТЗ, и история предприятия, история всего нашего города была бы совсем иной».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here