Волжская медсестра два с половиной года помогала появиться на свет йеменским малышам

0
672
реклама

12 мая в России отмечают день медицинской сестры. Это ответственная и добрая профессия. Медсестрички выхаживают больных, спасая жизни, ассистируют хирургам во время операций, занимаются профилактикой. Волжские медики трудились и за рубежом – и каждый раз принимающая сторона говорила о высоком профессионализме наших специалистов.

Операционная медсестра ГКБ №3 Елена Горбанева два с половиной года отработала по контракту в Республике Йемен. И вот о чём она рассказала.

Первый рабочий день в Сане

-В 2000 году, когда я трудилась в волжском перинатальном центре №1, вызвал меня главврач Михаил Кириченко и сказал, что можно поработать по контракту в Йемене. «Есть острая необходимость в медсёстрах и акушерках. Поедешь?» — «Да».

Помню, меня мучил один вопрос, я даже у коллеги интересовалась, которая как раз вернулась из Йемена: «Что мне делать, если привезут темнокожего малыша с патологией? Как я определю, есть ли у него  синюшность носогубных складок?» — это необходимо для постановки диагноза. Коллега смеялась: «Вот поработаешь и узнаешь!»

 Из Москвы нас отправили 10 мая 2001 года группой из шести человек – кроме меня, были девочки из Мордовии, Дагестана, с Украины… Добирались сутки, 12 мая нам дали выходной, а 13-го вышли на работу.

Позже я узнала, что контрактников из России и стран СНГ было около трёхсот, нас распределили в госпитали разных городов. Я попала в отделение новорождённых госпиталя «Аль-Таура» – это главный гуманитарный госпиталь в Сане, столице Йемена.

Первый  день запомнился тем, что пришлось принимать сиамских близнецов – девочек, сросшихся в области таза. Местные медики боролись за их жизнь отчаянно, они говорили: «У вас в России есть Маша и Даша, сиамские близнецы, мы хотим, чтобы и в Йемене была такая пара». Увы, случай был сложный, малышки не выжили.

В тот же день нам объявили: «Испытательный срок у вас три месяца. Не справитесь – покупаем вам билеты и отправляем домой».

Но уже через десять дней я работала без проверяющих.  В отделение – нессери-1 – где работали контрактники – поступали самые «тяжёлые» дети. Позже мы поняли, что дело и в нашем профессионализме, и в  менталитете: мы до последнего боролись за жизнь  и здоровье ребёнка. А у местных в ходу поговорка: «Мафишь мушкиля» — «нет проблем, бог дал, бог и взял». Плюс религиозные обычаи: молиться в Йемене положено шесть раз в день. Услышав призыв муллы, местные бросали работу и шли молиться, а мы оставались заботиться о новорождённых. В первые дни мне пришлось самостоятельно принимать малыша из родзала:  не могла дозвониться до врача, ушедшего в мечеть. Страха натерпелась – ещё бы, такая ответственность, чужая страна. Но всё сделала правильно. А врач потом только и сказал: «Мафишь мушкиля»

Об отношении к детям

В Йемене распространено многожёнство, большинство семей – многодетные, считается, что это благо. Так что работа наша напоминала конвейер. Если в Волжском мы за сутки принимали 10-15 родов, в Йемене за 5-6 часов их было 25-30.

К слову, у главврача госпиталя было пятеро детей и одна жена. Однажды мы спросили, почему он не хочет привести в дом вторую супругу. Он ответил: «У моего отца пять жён и 38 детей. Мы практически не общаемся, потому что не знаем друг друга. Я так не хочу».

В стране распространены родственные браки, что приводит к различным  патологиям.

Однажды принесли ребёнка, у которого всё лицо было словно обожжённое, мы его выходили. В другой раз в браке двоюродных брата и сестры родилась девочка с большой опухолью на голове, пришлось даже оперировать малышку. Но отец всё равно был рад, что у него дочка родилась, старался нас отблагодарить. Сначала деньги совал – естественно, мы их не взяли. Тогда всем медсёстрам, а нас было восемь человек, подарил по паре сандалий.  

Запомнилась и совсем молоденькая роженица, беременная пятернёй. Родила благополучно, дети все были здоровые, а медсёстёр, принимавших их, даже фотографировали для журнала.

Был и другой случай. Горе-папаша отказался забирать дочку: «У меня сын родился,  я знаю, вы его спрятали». «Дочка у тебя», — говорю. Не верит. Пришлось звать на помощь медсестричек-арабок из другого отделения, чтобы поговорили с ним на родном языке. Убедили.

Отказываются от детей в Йемене редко – на моей памяти было всего два случая, да и то потом этих отказников усыновили.

О климате

Сана – огромный город, больше Волгограда. Расположена она в кратере бывшего вулкана. Весной и летом жарко – градусов сорок. Зимой мы ходили в ветровках, температура +15, как весной. Единственное, что докучает, пыльные бури. Местные мужчины, чтобы спастись от них, носят головные платки, закрывая тканью рот и лицо.

Я, едва прилетев, попала в сезон дождей. Ливень идёт ровно две недели, начинаясь в одно и то же время дня – часы можно сверять. Но потом прекращается, и снова начинаются жара и сушь.

Об арабской одежде

В магазине я сразу купила абайю – это национальная одежда, халат из чёрного шёлка. В них ходили и местные жители, и приезжие. Паранджу европейцам разрешают не надевать.

11 сентября 2001 года, когда в США взорвали высотки и по разным странам прокатилась серия терактов, нас, приезжих, для безопасности из госпиталя забирал специальный автобус. А врачи-арабы взяли над нами шефство, предлагали проводить до магазина, чтобы купить еду.

О продуктах

Приобретать местные продукты на рынке нам запрещали – в Йемене нет санитарной службы, проверяющей их качество. Так что в магазине мы брали мясо и молоко – их привозили из Египта, Саудовской Аравии, рыбу, выловленную в Красном море. С удовольствием ели мороженое производства Иордании.

Алкоголь в Йемене под запретом. Местные блюда мы пробовали, но они показались чересчур острыми. А вот фрукты у них замечательные. Гранат такой сладкий, что ладони слипаются от сока, яблоко огромное, не помещается в руках… Покупали мы и папайю, и бананы, и манго – недорого и очень вкусно.

Возвращение на родину

Когда контракт закончился, нам выдали сертификаты на английском языке. Мою работу оценили в пять звёзд – «вери гуд».

Вернувшись в Волжский, поступила на прежнее место работы. В 2004 году мне предложили переквалифицироваться на операционную сестру, что я и сделала.

В прошлом году исполнилось ровно 30 лет с тех пор, как я начала работать медсестрой. Ни дня не пожалела о выборе профессии.

…Да, насчёт вопроса, который так мучил меня перед отъездом: малыши всех национальностей появляются на свет розовыми. Кожа начинает темнеть только несколько дней спустя.

Коллектив редакции поздравляет всех волжских медсестёр с профессиональным праздником! Без вас, добрых, отзывчивых, внимательных, чутких к чужой беде, работа медицинских учреждений попросту невозможна. В будни и праздники вы на посту, одно ваше присутствие рядом подчас становится лучшим лекарством для пациента. Желаем вам счастья, благополучия, лёгких рабочих смен и профессионального долголетия.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here