Волжский учитель преподаёт историю в родной школе

1
456
реклама

«Я не боюсь плакать на глазах у детей»

Вениамин Гончаров преподает историю и обществознание в родной 35-й школе, откуда он выпускался, уже семь лет. Ему 29, и в педагогику Вениамин Анатольевич пришёл не сразу. В 2012-м окончил Волжский гуманитарный институт по специальности «юриспруденция» и отработал 3 года в федеральной миграционной службе. Ушёл оттуда без особого сожаления и встал перед сложным выбором — куда дальше?

Вениамин Гончаров, преподаватель истории и обществознания школы №35

Вариантов перебрал множество, вплоть до продавца в «Читай-городе», куда его зазывали, памятуя о горячей любви к книгам. «Но я всё чего-то искал», — рассказывает Вениамин Анатольевич.

«Здравствуйте, дети!»

— В 2016-м году моя мама, заведующая детским садом, педагог с сорокалетним стажем Галина Ивановна Гончарова взяла меня в Тбилиси на Международные педагогические чтения. Там я встретил человека-легенду, Шалву Александровича Амонашвили, исповедующего гуманную педагогику. Это принципы Яна Амос Каменского, Януша Корчака, Василия Александровича Сухомлинского.

Я попросил Клару Шарафовну Мансурову, помощницу Амонашвили, познакомить меня с ним. А его все «терзали», хотели прикоснуться как к святому Граалю, но мы проговорили тет-а-тет около получаса. Я спросил: «Шалва Александрович, а к детям страшно идти?»

Шалва Амонашвили

И он мне рассказал, как стоял за дверью и не мог войти в свой первый класс. «Почему вы не заходите?» — удивилась проходящая мимо завуч. «Я не знаю, какие слова подобрать», — растерялся Шалва.

«Здравствуйте, дети!» — подсказала завуч. Это приветствие стало лейтмотивом его жизни. Он так и назвал свою первую книгу —«Здравствуйте, дети!» Амонашвили напутствовал меня: «Иди в класс, если тебя ждёт хотя бы один ребёнок. Ты не имеешь права его предать».

Контрольная по экономике в 10-м классе

И я вхожу в класс и знаю, что там есть один, двое, трое, пятеро детей, которые меня ждут. Я прихожу в первую очередь к ним, и пусть на меня не обижаются другие, которых я равно также рад видеть.

«Полюбите ребёнка — у него вырастут крылья»

— С теми, кто помладше, наладить контакт легко. Ты влюбляешь в себя детей, очаровываешь и ты с ними в союзе.

Я в прошлом году вел пятый класс, а в этом году у них преподает моя коллега. Сейчас эти шестиклашки бегут ко мне, обнимают: «Ой, как нам вас не хватает». Я говорю, ребята, у вас очень хороший учитель, просто вы пока не привыкли.

В этом году мне дали старший класс, где мой обожаемый двадцатый век. Но со старшеклассниками сложнее. Надо чётко понять, на каком уровне требуется моя история? Я могу давать элементарную работу, но в аттестате будет 3. А если ему и родителям нужны 4 и 5, тогда необходимы усилия.

Если я вижу, что ученик не справляется, даю задания на карточках или по учебнику. И если он написал и что-то сдал —какое счастье! И таких детей нельзя отталкивать.

Я помню реакцию девочки, колючей, как ёжик, когда я просто похвалил её за сданную работу, назвав умницей. Она удивленно подняла глаза — «Меня первый раз в жизни назвали умницей».

И она начала готовиться к истории, наводить порядок на уроке, у неё возникла масса вопросов. Как говорит Шалва Александрович: «Полюбите ребёнка, и у него вырастут крылья». А мы за нашей загруженностью иногда об этом забываем.

Любовь и честность

— Дети всегда готовы простить, если ты не всё знаешь. Приходя на любой урок, я могу что-то не вспомнить. Честность для педагога — самое главное. Не заходить к ребятам с позиции всезнайки, с короной: они тебя не примут.

Совсем маленькие, 5 класс, они пугаются, когда я с ними работаю «методом на ушко», который подсмотрел на семинаре Амонашвили.

Ребёнок руку тянет, а ты к нему подходишь, и он шепчет тебе на ухо ответ. Если он правильный, отвечаешь ему на ушко: «Ты молодец, но пусть до этого додумаются другие. Пусть они совершат это же чудо». А если он в чём-то некорректен, говоришь: «Ты молодец, но ещё немножечко подумай, доведи свою идею до совершенства».

Это такую энергетику вызывает, такой бешеный драйв, им так интересно — учитель подошёл лично ко мне! Этот контакт «глаза в глаза» я обожаю.

Важно не уходить от ребёнка, не убегать от его вопросов, а есть такие, что ставят меня в тупик. Я говорю, подожди, мне надо почитать и посмотреть, я не знаю и не хочу тебе врать. Потому, что дети это всё тонко чувствуют, и если ты единожды солжешь, они тебя уже не примут.

«У меня на уроках звучит музыка»

— Я приобщаю их к музыке, и часто ставлю не только банальную классику, которую люблю и уважаю. На днях была тема — февраль 1917 года. Я долго мучился, какую композицию подобрать на музыкальный пролог. И нашёл песню Жанны Бичевской «Россия, была державная Россия…» Я говорю, вслушайтесь, вот об этом пойдет речь.

Первая мировая война — это «Прощание славянки». Они подмечают «а там текст другой»… Там ведь три варианта: оригинальный текст Первой Мировой, времён гражданской и Великой Отечественной войн. И мы начинаем искать, сравнивать и выходим на совершенно иной уровень.

Я люблю на переменах не прятаться в кабинете, а зайти в класс и спросить у ребят: «Как дела, всё ли хорошо?» Всю перемену мы общаемся на разные темы. И друг другу взахлёб рассказываем, какие фильмы посмотрели, какую песню новую услышали.

«Мне нужны динамика, драйв, эмоции»

— А Вы заметили, что под постами про учителей почти исчезли негативные комментарии? Это произошло после перехода на дистант, когда родители поняли, насколько сложен труд учителя.

Я даю что-то сверх программы, но прошу, чтобы был выучен обязательный материал. На каждом уроке — презентация, фрагменты из художественных и документальных фильмов.

На моей странице в ВК есть все демонстрационные материалы к теме. Можно спокойно разобраться дома, если что-то не усвоил в школе.

Когда дети ушли на дистант, многие мне говорили: «На ваши уроки приходили родители, сидели, слушали». Меня поразило, что стали писать незнакомые люди: «Благодаря Вам мы начали интересоваться историей».

Я веду лекционный урок. Рассказываю, переключаюсь, показываю. Конспекты приветствую, разрешаю подсматривать в них на контрольной — это их труд.

Но мне самому неинтересно: «Февральская революция, её причины. Записываем — первое, второе…» Я сам на таком уроке буду чахнуть.

Урок — это маленький спектакль, а учитель — актер. Ты вышел и у тебя рубашка взмокла, значит, ты выложился. А если провел безэмоционально, урок ушел в пустоту.

Совесть, Благородство и Достоинство

— Мне дети пишут «пойдемте погуляем». И я иду, с одним, или втроем, вчетвером. Они делятся со мной любовными переживаниями или ситуацией в семье, чтобы я что-то посоветовал. Педагог это не профессия, это призвание 24 на 7.

Сухомлинского как-то хотел нанять гувернёром состоятельный человек. Василий Александрович сказал, что не может уйти из школы. «Но ты получаешь копейки. Я буду платить вдвое больше». «Когда я пойму, что в школе мне научиться и удивиться нечему, я уйду», — поставил точку педагог.

Я привожу детям высокие моральные авторитеты, учу не бояться своих эмоций, ставлю ролики, которые у меня вызывают слёзы… И я не боюсь плакать на глазах у детей, потому что они тогда открываются. Подходят и доверяют тебе свои тайны.

Им известны имя и подвиг Корчака, они читали его книгу. Мои дети знают, кто такие Сухомлинский и Песталоцци, Амонашвили.

Когда я провожу последний урок в выпускных классах, это урок-сюрприз. Я прошу обратную связь, и ученики пишут мне письма. Это тоже методика Амонашвили. Я не прошу подписываться. Они могут покритиковать меня, поругать, похвалить, посоветовать.

И у меня дома большой файл с этими письмами, перед каждым учебным годом я их перечитываю. Это моё место силы. И когда я прощаюсь с учениками, я говорю: «Мне важно, чтобы вы помнили строчки Булата Окуджавы

Совесть, Благородство и Достоинство —

вот оно, святое наше воинство.

Протяни ему свою ладонь,

за него не страшно и в огонь.

Лик его высок и удивителен.

Посвяти ему свой краткий век.

Может, и не станешь победителем,

но зато умрешь, как человек».

Продолжатель династии

— Бесспорно, на меня повлияла встреча с Шалвой Амонашвили. Второе — опыт моей мамы, да и по материнской линии у нас династии 100 лет педагогической. Дед Иван Калистратович Яменсков был директором сельской школы, вёл историю и обществознание. Дядя преподает биологию и географию в сельской школе Алексеевского района.

Тётя — учитель ИЗО и технологии в посёлке Надым Ямало-Ненецкого округа. Сестра 10 лет работала воспитателем в детском саду.

Я с огромной теплотой вспоминаю первого учителя из школы №30, Веру Ивановну Кушакову. Она открыла нам своё доброе сердце, всегда в нас верила и говорила, что мы самые лучшие.

Ещё один педагог, которая меня покорила, — Елена Анатольевна Комиссарова, учитель русского языка и литературы в школе №35. Если есть звание народный учитель, то именно она его достойна.

Я горжусь тем, что учился у неё, и пусть на меня не обижаются другие — лучшего педагога я в своей жизни не встречал.

И третий учитель, которому я безмерно благодарен. Это мой наставник в профессии, сейчас она тоже на заслуженном отдыхе. Завуч 35-ой школы — Вотякова Ирина Алексеевна, её знает всё педагогическое сообщество Волжского.

В этой школе работают преподаватели, которые меня учили. Теперь мы коллеги, общаемся профессионально и абсолютно на равных.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Наконец-то Вотякову свергнули молодые и перспективные кадры! Столько нервов потрепала и детям, и их родителям

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here