Возмездие неотвратимо: как складывалась жизнь предателей и гитлеровских полицаев после войны

0
3213

Великая Отечественная война стала одним из самых тяжёлых испытаний, выпавших на долю жителей нашей страны, мощной стеной ставших на пути врага. Правда, среди населения СССР оказались предатели, решившие перейти на сторону фашистов. После окончания Великой Отечественной войны большинство из этих людей попыталось затеряться среди миллионов советских людей. Для их выявления проводились специальные оперативно-розыскные мероприятия контрразведки, СМЕРШ и НКВД, а в более позднее время – КГБ СМ СССР и МВД СССР, а в настоящем ФСБ и МВД России. Благодаря умелым действиям чекистов, а также военнослужащим и сотрудникам милиции было выявлено большое количество пособников гитлеровской Германии и её союзников из числа местного населения.

Сейчас уходят из жизни последние ветераны Великой Отечественной войны, уже очень пожилые люди —  и те, на чью долю в детские годы выпали страшные испытания быть пострадавшими от нацистских военных преступлений. Конечно, очень стары и сами гитлеровские полицаи – самые младшие из них являются ровесниками самым младшим ветеранам войны. Но даже столь почтенный возраст не освобождает их от привлечения к уголовной ответственности.

В январе 2015 года на Первом канале был показан многосерийный фильм «Палач» — продолжение сериала «Мосгаз», лауреата премии «Золотой орёл». В настоящее время цикл ретро-детективов состоит из шести многосерийных телевизионных фильмов: «Мосгаз», «Палач», «Паук», «Шакал», «Операция Сатана», «Формула мести» — последнее дело майора Черкасова. Данная телевизионная антология будет продолжена по заявлению продюсеров сериала Константина Эрнста и Дениса Евстигнеева.

            В основу сюжета сериала «Палач» положена подлинная история разоблачения Антонины Макаровой, известной как Тонька-Пулеметчица — палача Локотской республики, которая во время Великой Отечественной войны состояла на службе у немецких оккупантов. Тонька-Пулеметчица собственноручно расстреляла более 1500 человек: пленных, партизан и местных жителей. При написании сценария создатели сериала исходили из настоящих материалов дела Антонины Макаровой, однако изменили время действия. В фильме события разворачиваются в 1965 году, тогда как в реальности Тонька-Пулеметчица успешно скрывалась от правосудия вплоть до 1978 года.

Москва, 1965 год. 9 мая, в День Победы, на окраине Москвы происходит зверское убийство семнадцатилетнего выпускника школы Пети Яковлева. Убийца прострелил своей жертве оба глаза. Расследование дела поручают вести Ивану Черкасову.

Первым подозреваемым становится друг убитого молодого человека, который соперничал с ним из-за девушки. Черкасова, как опытного оперативника, поражает жестокость совершенного преступления — убийца прострелил своей жертве глаза. Подобная картина убийства не увязывается с обычными подростковыми разборками. Вскоре за убийством подростка следует целая серия новых убийств с похожим почерком, что заставляет следователей задуматься об иных возможных мотивах преступления и начать активно искать другого подозреваемого.

Простреленные глаза жертв заставляют Черкасова вспомнить дело «Тоньки-Пулемётчицы», Антонины Малышкиной — советской девушки, печально прославившейся своей патологической жестокостью, которая во время Великой Отечественной войны работала на оккупированной территории палачом у фашистов. Она проводила массовые расстрелы из пулемёта пленных партизан и мирных жителей. Казни Тонька совершала в состоянии опьянения. Лица девушки никто не видел, потому что во время расправ она всегда надевала детскую карнавальную маску. Известно только, что после казней Тонька добивала своих жертв, простреливая им глаза из пистолета, боясь, что в глазах убитых останется её лицо. Увидеть настоящее лицо девушки означало подписать себе смертный приговор. Наутро после своих зверств Антонина появлялась уже без садистской маски и продолжала спокойно жить среди обычных мирных жителей, поэтому свидетелей её преступлений практически не было.

Черкасова и его соратницу Соню Тимофееву ожидает сложное и запутанное расследование. В их распоряжении имеются лишь косвенные улики и показания немногочисленных выживших свидетелей.

В 2016 году телесериал «Палач» получил три премии «Золотой орёл». Проект был признан победителем в номинации «Лучший телефильм или мини- сериал (до 10 серий)», исполнитель роли майора Черкасова Андрей Смоляков стал лауреатом премии в номинации «Лучшая мужская роль на телевидении», а Виктория Толстоганова выиграла в номинации «Лучшая женская роль на телевидении».

По мнению автора этой статьи, роль палача – Антонины Малышкиной- актрисы Виктории Толстогановой – лучшая в кинобиографии этой талантливой киноартистки.

Здесь будет очень уместно для оценки историчности телесериала «Палач» привести интервью новгородского учёного, доктора исторических наук Бориса Ковалева, который очень хорошо изучил уголовное дело и события военной поры, связанные с Тонькой-пулемётчицей, с которыми он впервые познакомился в 1995 году, когда был допущен в архивы областного управления КГБ СССР по Брянской области.

Стенограммы допросов Антонины Макаровой, от рук которой погибло, по некоторым данным, 1500 человек, он прочел от корки до корки. В 2002-м Ковалев защитил докторскую о нацистском оккупационном режиме в годы войны.

— Борис Николаевич, можно ли сказать, что у Тоньки-пулеметчицы был «сдвиг по фазе»? Что она маньяк — скажем, как Чикатило?

— Знаете, в чем главное различие сериала и исторических фактов? Это дело — я вчера его только перечитал — было намного страшнее фильма. Своей обыденностью прежде всего. Ужас в том, что Макарова была нормальной в плане психики.          

— Как она объясняла то, чем занималась?

— Говорила, что «жизнь так сложилась». Молодая была, глупая — хотелось пожить. Якобы вступила в любовную связь с начальником тюрьмы и увязла. Встала, покушала, встала к пулемету, расстреляла. Потом подошла, добила тех, кто не умер сразу. Убивала, по ее признанию, «из милости». Ну чего пленный солдатик мучиться будет? Лучше его расстрелять. В общем, «добрая» женщина.

— Она ведь не одна была такая?

— Она выделялась. Тем, что женщина. Количеством убитых. Макарова — страшное исключение из правил. Но с нацистами сотрудничала не она одна/Был такой случай: другая женщина продала трех человек буквально за кулек с конфетами. А в 1991-м предательница была реабилитирована как жертва сталинских репрессий. Что такое Брянщина в годы войны? Сильнейшее партизанское движение. И фашистам надо было, чтобы с партизанами воевали свои же, они всячески поощряли коллаборационизм.

— В итоге Макарова раскаялась?

— В суде она признала свою вину. Но… попросила ее помиловать. Мол, ей нужна операция на глаза и это, по ее мнению, основание для снисхождения.

— Сериал вам понравился или, скорее, нет?

— Авторы «Палача» молодцы. Они сделали сериал, а не документальный фильм. По большей части все в нем художественный вымысел — с вкраплениями истины, так что вряд ли стоит относиться к нему слишком критически. Определенным недостатком я считаю образ журналистки «Советской трибуны». В те годы ее близко не подпустили бы к расследованию. Подобные статьи были возможны только с ведома КГБ. А у нее стиль поведения репортера желтого издания 1990-х. Все остальное в сериале в рамках приличий.

            Кстати,  что еще в сериале не так, как было на самом деле?

1. В «Палаче» героиню зовут Раиса Ивановна Сафонова, по фабуле в годы войны она действовала в Витебской области Белоруссии. В реальности Антонина Макарова орудовала в Орловской области (сейчас это территория Брянщины).

2. Действие «Палача» развивается в середине 60-х годов в неназываемом городке явно недалеко от Москвы. На самом деле арестовали Макарову в белорусском городе Лепеле в 1978 году.

3. В сериале у героини есть дочь и был приемный сын (племянник мужа). В реальности у Макаровой было две дочери.

4. Следствие в «Палаче» ведет следователь МУРа по личному поручению товарища Брежнева Но делом такого уровня просто не могла заниматься милиция — это сфера деятельности КГБ, как и было в реальности.

5. Маску зайца настоящая Тонька-пулеметчица, конечно, перед расстрелами не надевала.

ДОСЛОВНО «Я не знала тех, кого расстреливаю. Они меня не знали. Поэтому стыдно мне перед ними не было. Бывало, выстрелишь, подойдешь ближе, а кое-кто еще дергается. Тогда снова стреляла в голову, чтобы человек не мучился», (из протокола допроса Антонины Макаровой).

Если обратиться к историческим фактам – биографии Тоньки-пулемётчицы, то в действительности много схожего у неё с главной героиней телесериала «Палач».

Родилась Антонина Maкарова в 1921 году в деревне Малая Волковка на Смолен­щине в большой семье Мака­ра Парфенова. Когда девочка поступила в первый класс сельской школы, она была очень стеснительной. На­столько, что на просьбу учи­тельницы назвать свою фа­милию промолчала. Зато ее одноклассники сразу же за­кричали: «Это Тонька Мака­рова, у нее отец Макар». Так и появилась с легкой руки учи­тельницы в семье крестья­нина Парфенова Макарова Тоня. Антонина училась хо­рошо, и у нее даже был свой кумир — Анка-пулеметчица, которая не побоялась взять в руки пулемет, когда погиб  пулеметчик. У нее была мечта: строчить из пулемета, как Анка. После школы девушка решила продолжать учебу в Москве. В столице ее и за­стала война. И как многие молодые люди, Тоня запи­салась на фронт доброволь­цем.

Осенью 1941 года Анто­нина, тогда совсем еще де­вочка, оказалась в одном из самых страшных мест бое­вых действий, в Вяземском котле. Немцы организовали операцию «Тайфун» и насту­пали на Москву. Советские военачальники не щадили солдат, бросая их в самое пекло. Война есть война. Вяземский котел за 6 дней унес более 500 ты­сяч жизней, а еще 600 тысяч солдат попали в плен.

Когда 19-летняя санитарка Мака­рова после контузии пришла в себя, она увидела рядом с собой молоденького сол­дата, который представился Николаем Федчуком. После пекла, из которого ей удалось выбраться, девушка была рада любой живой душе. Она безропотно принимала бес­церемонное отношение Ни­колая, сделавшего ее своей фронтовой женой. Антонина просто хотела выжить. Три месяца они бродили по ле­сам и полям, не понимая, ни куда им идти, ни где свои, а где враги. Ели что придется, делили на двоих ворованный хлеб, пря­тались от во­енных обозов. Девушка обсти­рывала себя и спутника, готовила на костре обед, если было из чего.

Только в начале 1942 года Антонина и Николай добра­лись до деревни Красный Колодец. Тут Тоню ждал еще один удар: Николай объявил, что у него здесь жена и дети, поэтому он остается с ними. А своей походной жене он ве­лел дальше идти одной.

Но она осталась в дерев­не, побиралась, просилась на ночлег. И ее поначалу пу­скали, пока не заметили, что она пристает к тем немногим мужикам, которые не ушли на фронт, тащит в укромное место и просит отогреть.

Возможно, тогда девушка действительно временно потеряла рассудок, не вы­держав испытаний. И эти ее приставания к мужчинам были продиктованы страхом остаться одной. Но каждый выживал как мог. Поэтому вскоре местные жители вы­нудили пришлую покинуть деревню.

Так оказалась Антонина в поселке Локоть Брянской области, где во время войны местные жители создали Локотскую республику, жившую по своим законам и активно сотрудничавшую с немцами. Собственно, это были те же полицаи, только узаконен­ные.

На подходе к Локтю Мака­рову задержал патруль, прав­да, в связи с подпольем или партизанами ее не заподо­зрили, просто полицаи заин­тересовались симпатичной девушкой. Привели к себе, угостили едой и водкой, а по­том по очереди изнасилова­ли. Впрочем, она и не сопро­тивлялась, ей опять же надо было выжить. Какое-то время она служила для сексуальных утех, но однажды ее, пьяную, вывели во двор, положили за пулемет и велели стрелять. Тогда она не понимала, что делает, стреляла и стреля­ла. Зато на следующий день ей официально объявили о новой должности — палач с окладом 30 марок и полным довольствием.

Локотская республика истребляла врагов, которых у нее было много: коммунисты, партизаны, подпольщики и их семьи. Приговоренных с вечера приводили в сарай, служивший тюрьмой, а утром вели на расстрел. Посколь­ку там помещалось только 27 человек, расстреливали часто, чтобы освободить ме­сто другим. Дело в том, что мараться никто не хотел: ни немцы, ни тем более местные жители. Антонина пришлась как нельзя кстати. При этом она не лишилась рассудка от ужаса, она считала новую должность осуществленной мечтой. Неважно, что ее ку­мир Анка-пулеметчица рас­правлялась с врагами, а Тоня убивала женщин и детей, зато жизнь ее наладилась. Потом на допросе она гово­рила, что если эти люди были ей незнакомы, то и стыдно ей за свои деяния не было: «Бы­вало, выстрелишь, подой­дешь ближе, а кое-кто еще дергается. Тогда снова стре­ляла в голову, чтобы, человек не мучился».

Рассказывали, что на рассвете Антонина часто приходила в сарай-тюрьму и внимательно разглядывала тех, кого утром предстояло убить.

Каждый день, Макаровой шел по одному и тому же сценарию. Утром расстрели­вала, днем чистила пулемет, вечером пила шнапс и танце­вала в клубе с немцами, а но­чью занималась с ними лю­бовью. Гардероб Антонины был по тем временам очень богат: ей разрешали забирать себе вещи расстрелянных. Что-то она застирывала от крови, зашивала дырки от пуль и носила, а что-то про­давала.

Может быть, о ней бы и не узнали, ведь те, кто мог сказать, были мертвы. Но нескольким детям во время расстрела удалось уцелеть, так как пули прошли выше их головы. Местные жители, в обязанности которых входи­ло хоронить убитых, вывез­ли детей вместе с трупами и передали партизанам. Тогда-то и пошли по округе слухи о Тоньке-пулеметчице. Парти­занские формирования объ­явили на нее охоту, но она для них была недосягаема. И Ма­карова продолжала свое кро­вавое дело, на ее счету уже было 

1 500 убитых. Страшно только первое убийство, а когда счет идет на сотни — это уже трудная работа.

Летом 1943 года началось освобождение Брянщины, Локотская республика nepeстала существовать. И тут Тоньке несказанно повезло: она подцепила сифилис и была направлена немцами в тыл на лечение. Это ее и спасло от возмездия.

Советские войска от­воевывали все новые тер­ритории, добрались и до тыла. Тогда Антонина ре­шила сбежать из госпиталя. Оказавшись снова в окру­жении, только советском, Макарова смогла сделать новые документы, в которых было указано, что она рабо­тала санитаркой в госпитале. И на самом деле ей удалось туда устроиться. В 1945 году в госпитале у нее начался роман с раненым солда­том, который предложил ей выйти за него замуж и увез Тоньку в Белоруссию, в го­род Лепель. Большие Тоньки- пулеметчицы, Антонины Ма­каровой, не существовало, она стала Антониной Гинз­бург, заслуженным ветера­ном войны.

Антонина Макарова –Гинзбург

Военные преступления Макаровой всплыли сразу же после освобождения Брян- щины, когда в братских моги­лах были обнаружены остан­ки расстрелянных ею людей. Правда, идентифицировать удалось лишь 200 из 1 500. Несмотря на имеющиеся показания свидетелей, органам не удалось напасть на след Антонины.

А она тем временем жила обычной жизнью, воспиты­вала двух дочерей, на уро­ках мужества в школах, куда ее приглашали, рассказы­вала детям о своем герои­ческом прошлом. Работа у Макаровой-Гинзбург тоже была самая обыкновенная — контролер на швейной фа­брике, где она была на хо­рошем счету, ее портрет не сходил с доски почета. Как потом рассказывали сотруд­ники фабрики, Тоня была замкнутой, практически не выпивала во время празд­ничных застолий, да и разго­варивала мало.

Семью Гинзбург уважали в городе, и им были предо­ставлены все полагающиеся льготы как фронтовикам. Ни муж, ни знакомые не знали о том, что Антонина и есть та самая Тонька-пулеметчица, которую продолжали искать органы.

Прошло 30 лет, пока у следователей появилась зацепка. Все усложня­лось тем, что дело Тоньки- пулеметчицы имело гриф «секретно», поэтому ее фотографий сохранилось мало. В 1976 году на одной из площадей города Брянска мужчина набросился с ку­лаками на некоего Николая Иванина. Якобы он служил начальником тюрьмы в Локотской республике. Иванин, как и Тонька, прятавшийся от наказания, на этот раз не стал отпираться. На допро­се он рассказал все, заодно и про Антонину, с которой у него тогда был кратковре­менный роман. Он-то и на­звал следователю ее фами­лию. Сотрудники КГБ сразу же занялись проверкой всех женщин по имени Антонина Макарова в девичестве. Но безуспешно, так как Тоня была зарегистрирована при рождении как Парфенова.

Правда, одну тезку все же нашли в Серпухове. Для опо­знания туда отправили Ива­нина, но тот, не дождавшись встречи со своей любовью, покончил с собой в гости­ничном номере. Другие сви­детели, видевшие Тоньку- пулеметчицу, не признали ее в Антонине Макаровой из Серпухова.

А нашлась преступница почти случайно. Настоящая фамилия Антонины Гинзбург – Макаровой стала известна лишь в 1976 году, когда ее брат, проживавший в Тюмени, заполнял анкету для выезда за границу и указал фамилию сестры – Гинзбург, в девичестве – Макарова. Этим фактом заинтересовались органы государственной безопасности СССР. Наблюдение за Антониной Гинзбург продолжалось более года.

Сотрудникам КГБ пришлось действовать очень осторожно, ведь нельзя было бездоказательно обвинить уважаемого всеми человека, фронтовичку, пре­красную мать и жену в кровавых преступлениях. В Лепель привозили свидетелей и показывали им Антонину Гинзбург, при этом стараясь, чтобы она не заметила, что ею интересуются. Так, одну женщину, видевшую Макарову, привезли на фабрику, где та работала. Под каким-то предлогом Тоню попросили выйти на улицу, а свидетель­ница наблюдала за ней из окна и узнала ее. Другая сви­детельница, представившись работником собеса, под­твердила показания. И толь­ко после того, как женщину-палача опознали несколько людей, Тоньку-пулеметчицу арестовали по дороге с ра­боты в сентябре 1978 года. Она не сопротивлялась, так как сразу все поняла. Арестованную достави­ли в Брянск. У следователей имелись опасения, что Антонина не выдержит мук совести и покончит с собой. Чтобы предотвратить попыт­ку суицида, к ней в камеру посадили женщину, которая должна была докладывать о состоянии Макаровой. Но, как потом рассказывала сокамерница, Тоня была спо­койна и уверена в том, что ей дадут года 3, да и то условно, ведь война все спишет.

Так же хладнокровно она держалась на допросах и даже во время следствен­ных экспериментов в Локоте. Когда чекисты вели ее к яме, возле которой она расстреливала людей, местные жители плевали ей вслед и шарахались как от прока­женной. А она тем не менее шла спокойно и рассказыва­ла следователям о своих чу­довищных злодеяниях как о чем-то будничном.

Создавалось полное впе­чатление, что она действи­тельно не понимала, что та­кого страшного совершила. Будто бы в голове у нее стоял некий блок, чтобы с ума не сойти. Она помнила каждый проведенный за пулеметом день, но ни о чем не жалела. Да и психиатрическая экс­пертиза признала Макарову вменяемой.

Со своей семьей  Макарова-Гинзбург общаться отказалась. А ее муж, герой- фронтовик, не подозревая ни о чем, долго обивал пороги инстанций, требовал осво­бождения жены, грозя пожа­ловаться Брежневу. Это про­должалось до тех пор, пока он не узнал правду. Прошедший войну ветеран сдал и поседел за одну ночь и больше жалоб не писал. Семья Антонины от­реклась от нее и переехала жить в другое место.

Суд состоялся 20 ноя­бря 1978 года в Брянске. Это был самый большой и шумный процесс над из­менниками. Кроме того, это был единственный в СССР судебный процесс по делу женщины-палача. Макарова до последнего была уверена в том, что получит условный срок, и сожалела только об одном: чтобы избежать по­зора, ей придется сменить работу и место жительства. Даже расспрашивала ра­ботников СИЗО о зарплате, рассчитывая получить там должность после освобож­дения: «А что? Работа-то знакомая!» Кстати, и следо­ватели думали, что, учиты­вая послевоенные заслуги Антонины, она получит сни­схождение. Да и 1979-й был объявлен Годом женщины.

Вопреки всем ее на­деждам суд приговорил Макарову-Гинзбург к высшей мере наказания — расстре­лу. Приговор был приведен в исполнение 11 августа 1979 года. 

Примечательно, что искать пособников фашистам спецслужбы СССР начали еще во время войны, сразу после окончания битвы под Москвой. Как только та или иная территория освобождалась от немцев, в ее населенные пункты тут же пребывали следователи НКВД, организуя тщательную проверку всех переживших оккупацию граждан. Опрашивалось большое количество свидетелей, для определения точного круга лиц работавших на немцев. В данной работе большую помощь оказывали захваченные немецкие архивы с подробными списками предателей.

В годы войны предатели, перешедшие на сторону врага, как правило, делились на три группы. Одни воевали на стороне немцев, вторые работали полицаями на оккупированных территориях, а третьи обслуживали немцев в обычной жизни. После окончания боевых действий судьба каждой из этих групп людей сложилась по-разному. В зависимости от этого советскими органами государственной безопасности предпринимались попытки к выявлению бывших предателей, которых выявляли по нескольким принципам. Бывшие советские граждане, которые воевали на стороне немцев в частях Вермахта, после войны составляли костяк многочисленных лесных банд. Для их обнаружения и уничтожения проводились специальные войсковые операции. Тем не менее, поскольку данные лица не скрывали свою службу у немцев, выявить их не представляло большого труда. Похожим образом обстояло дело с теми, кто обеспечивал фашистам комфортный быт на оккупированных территориях. Многие из этих людей ушли вместе с немцами. Тех же, кто остался, хорошо знали в лицо соседи. Как правило, подобные пособники фашистов получали различные сроки, отправляясь в лагеря. Сложнее всего обстояло дело с полицаями и бывшими карателями. Большинство из них осталось на советской территории, постаравшись затеряться в многомиллионной стране. Поскольку в родных местах жить они не могли, такие люди переезжали в другие области страны, обычно выдавая себя за партизан. Известны случаи, когда бывшие полицаи, сменив маску, становились весьма уважаемым людьми и даже руководителями ветеранских организаций. Для их обнаружения СМЕРШЕМ и органами НКВД, проводились сложные фильтрационные мероприятия, по выявлению предателей среди людей, представляющихся партизанами или вышедшими из окружения.

Бывшие полицаи получали уголовные судимости по статье 58 УК СССР и приговаривались к различным срокам лишения свободы, обычно – от десяти до пятнадцати лет. Поскольку разоренная войной страна нуждалась в рабочих руках, смертная казнь применялась лишь к наиболее отъявленным и одиозным палачам. Многие полицаи отсидели положенное и вернулись домой в 1950-е – 1960-е годы. Но кому-то из коллаборационистов удалось избежать ареста, выдавая себя за мирных жителей или даже приписывая героические биографии участников Великой Отечественной войны в составе РККА.

Например, Павел Алексашкин командовал карательным подразделением полицаев в Белоруссии. Когда СССР победил в Великой Отечественной войне, Алексашкин смог скрыть личное участие в военных преступлениях. За службу у немцев ему дали небольшой срок. После освобождения из лагеря Алексашкин переехал в Ярославскую область и вскоре, набравшись смелости, стал выдавать себя за ветерана Великой Отечественной войны. Сумев получить необходимые документы, он стал получать все положенные ветеранам льготы, периодически его награждали орденами и медалями, приглашали выступать в школы перед советскими детьми – рассказывать о своем боевом пути. И бывший гитлеровский каратель врал без зазрения совести, приписывая себе чужие подвиги и тщательно скрывая свое подлинное лицо. Но когда органам безопасности потребовались показания Алексашкина по делу одного из военных преступников, сделали запрос по месту жительства и установили, что бывший полицай притворяется ветераном Великой Отечественной войны.

Федор Федоренко

Еще в 1974 году, спустя почти тридцать лет после Великой Победы, в Крым приехала группа туристов из Соединенных Штатов Америки.  Среди них был и американский гражданин Федор Федоренко. Его личностью заинтересовались органы безопасности. Удалось выяснить, что в годы войны Федоренко служил охранником в концентрационном лагере Треблинка на территории Польши. Но охранников в лагере было много и далеко не все из них принимали личное участие в убийствах и пытках советских граждан. Поэтому личность Федоренко стали изучать более подробно. Выяснилось, что он не только охранял заключенных, но и убивал и пытал советских людей. Федоренко был арестован и выдан Советскому Союзу. В 1987 году Федор Федоренко был расстрелян, хотя на тот период ему уже было 80 лет.

Заканчивая статью, я вспомнил жизненные эпизоды, относящиеся к теме нашего повествования. В 2000 году, после проведения торжественных мероприятий в городе Волжском Волгоградской области, посвящённых Дню Победы, направился в гости к своим пожилым родителям, с целью поздравить отца – фронтовика, подполковника запаса Варавина Алексея Борисовича, кавалера орденов «Александра Невского» и «Боевого Красного знамени» с праздником. Подойдя к подъезду неожиданно встретил пожилого соседа с близлежащего дома, который знал меня заочно, но я с ним знаком не был. Так как я был в парадной милицейской форме, с наградами, он начал шумно меня приветствовать, громко крича, что сегодня наша Великая Победа. Я даже немного опешил от такого бурного проявления радости праздника. Этому человеку было за 80 лет и естественно он мог быть ветераном войны. Поблагодарив его и поздравив в ответ я зашёл к родителям, и сразу же получил от моей матери Варавиной Розы Тимофеевны — нагоняй, так как этот человек в годы войны был полицаем. За свои преступления в годы войны был осуждён на 15 лет лишения свободы и отбыл их от звонка до звонка. Но я этого не знал, хотя все соседи в возрасте и мои родители, знали о его жизненном пути и сторонились общения с ним. 

После поздравления родителей мой отец сообщил, что недавно умер его однокашник по средней школе № 1 города Ленинска, Волгоградской области – Горохов Борис Александрович. Мой отец закончил школу в 1939 году и сразу был призван в ряды Красной Армии Ленинским райвоенкоматом Сталинградского края, а Горохов Б.А. закончил её в 1938 году, он также законом о всеобщей воинской обязанности 1939 года был призван на воинскую службу и попал на учёбу в Военно-Фельдшерское училище РККа. После окончания учёбы, получив первое офицерское звание Борис Александрович был направлен для прохождения военной службы во 2-ю ударную армию, которой командовал печально известный потом генерал А.А. Власов. После окружения в июне 1942 года 2-й ударной армии Б.А. Горохов попал в плен, и прошёл несколько немецких лагерей смерти, в том числе был в Маутхаузене. В мае 1945 года он был освобождён Советской армией и был направлен в фильтрационный лагерный пункт, где долгое время проверялся оперативниками контрразведки «Смерш», но фактов предательства и сотрудничества с врагом установлено не было. Но тем не менее он был направлен в ссылку на 5 лет, в город Ленинск Сталинградского края, по месту своего постоянного жительства. Он был лишен избирательных прав и права продолжить образование в Сталинградском медицинском институте, так как он был в плену. После окончания ссылки Борис Александрович закончил мединститут и до пенсии проработал в Ленинской районной больнице — врачом офтальмологом. 

Когда я мальчишкой приходил к отцу на работу — он работал врачом хирургом в этой же больнице, то часто встречал дядю Борю Горохова, который всегда был не только скромным человеком, но вёл себя так, чтобы люди его как бы не замечали. Меня всегда это удивляло, И став постарше я спросил у отца, почему врач «глазник» Б. Горохов такой не заметный. На что отец, тихо мне ответил, сынок он был в плену. Таково было отношение к фронтовикам которые волею военной судьбы попали в плен. В 2000 году Борис Александрович Горохов перенёс тяжелый инфаркт и инсульт и был прикован к постели. В этот момент ему нанёс торжественный визит районный военный комиссар и о вручил удостоверение ветерана Великой Отечественной войны, которым он был законно признан Министерством обороны и памятные медали к годовщине Победы. После такого потрясения  тяжело больному ветерану войны  стало хуже и на следующий день он умер. Это можно понять, потому что признания его ветераном Великой Отечественной войны он ждал всю свою жизнь. Он не предавал Родины- воевал, но попал в плен.

По данным Министерства обороны РФ и из книги Ф.Свердлова «Советские генералы в плену», во время Великой Отечественной войны в плен попали 4 559 000 советских военнослужащих, вернулись из плена 1 836 562 человека. 78 советских генералов попали в плен: 26 человек их них погибли в плену; 6 человек бежали из плена, 22 человека после освобождения восстановлены в правах; 22 человека арестованы и осуждены, судьба 2 человек не выяснена до сих пор. 

Условия содержания советских военнопленных были наихудшими по сравнению с военнопленными других стран, а жестокость оккупационного режима стала причиной смерти миллионов граждан СССР – мирных жителей.

За годы Великой Отечественной войны в советском плену оказались примерно три с половиной миллиона немцев и их союзников. Учитывая все ими содеянное, эти люди не рассчитывали на радушный приём. Но условия их содержания всё же были несравненно лучше, чем в нацистских лагерях.

Назвать точную цифру немцев, побывавших в советском плену, вряд ли возможно. Цифра 3 486 000 встречается наиболее часто. Из этого числа 750 000 не были германскими подданными, но попали в плен с оружием в руках.

Всего в советском плену умерло по­чти 520 000 (или 15 процентов) солдат и офицеров врага, переданных в систему ГУПВИ НКВД СССР. Чтобы понять, насколько гуман­но относились к пленным гитлеровцам в СССР, достаточно сказать, что в фашист­ском плену умерло почти 50 процентов советских военнослужащих, а всего их попало в плен в годы Великой Отечественной войны по различным подсчётам от 4,5 до 6 миллионов человек.

Николай Варавин, историк, ветеран МВД РФ и боевых действий, Член Союза Писателей города Волжского Волгоградской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here