За коммунистов али за большевиков?

2
278
реклама

В 1918 году выборы в местный совет привели к внутрипартийному мятежу

Недавно в областном госархиве было рассекречено очень любопытное уголовное дело. Документы попали в руки известному краеведу, автору книг по истории региона, журналисту, кандидату филологических наук Вячеславу Ященко. Исследователя этот документ очень заинтересовал, ведь речь в нём шла о первых выборах при новой власти. Как оказалось, и в прошлом веке на этом фронте кипели нешуточные страсти. Сейчас Вячеслав Григорьевич готовит большую публикацию, но перед этим он решил поделиться с читателями «ВП» некоторыми подробностями тех далёких событий, произошедших в Пришибе (совр. Ленинск).

ЧП уездного масштаба

Вячеслав Ященко

– Меня эта тема тронула, поскольку она актуальна и в веке нынешнем, – говорит исследователь. – Оказывается, электоральные скандалы происходили даже тогда, на заре Советской власти. Об этом свидетельствует уголовное дело, заведенное чекистами Царёвского уезда в отношении коммунистов села Пришиб (папка № 382 хранится в Государственном архиве Волгоградской области: Ф-Р. 141с. Оп. 1с. Д. 345). Оказывается, осенью 1918 года фигуранты дела пытались переиначить результаты выборов военкома и членов сельского совета. Их попытка не увенчалась успехом, и они затеяли заговор, который чуть было не закончился «варфоломеевской ночью» в Царёве. Во время описываемых событий именно этот городок был уездным военным и административным центром.

Победила молодость

События, предшествующие инциденту, описал 25-летний военный комиссар села Пришиб Иван Чистяков. Сохранилась его докладная в ЧК, где он поясняет причины конфликта с шестью старыми коммунистами Пришиба. В июне 1918 года, как раз когда проходили выборы сельского военкома, они вступили в борьбу за власть с новым поколением ленинцев, поддерживаемых уездным начальством. 
– В голосовании участвовали все члены поселковой ячейки РКП(б), – рассказал «Волжской правде» Вячеслав Ященко. – На пост военкома претендовали два кандидата – молодой и ретивый Чистяков и матерый коммунист, член уездного «чрезвычайного комиссариата» Вологин. Выбрали молодого. Проигравшему предложили менее престижное назначение – возглавить отряд местной боевой дружины. Однако Вологин, опираясь на авторитет поддержавшего его сельсовета, заявил молодому конкуренту, что более достоин быть военкомом. Узурпатор сам попытался занять эту вакансию, но партячейка этого произвола не допустила: «Товарищ Вологин, мы выбрали не тебя, а товарища Чистякова». 
Так в пришибинской власти наметился раскол. Сельсовет выступил в защиту Вологина, а партячейка же в ответ провела переизбрание этого органа, объяснив это тем, что «там сидели все буржуи и кулаки». Судя по всему, Чистяков был ставленником уездных властей, и все молодые коммунисты это знали. 

Призрак Варфоломеевской ночи


К концу лета шестеро несогласных с результатами выборов вознамерились апеллировать непосредственно в Чрезвычайный штаб обороны Царицына. Судя по документам уголовного дела, Чистяков все же уступил должность военкома представителю старой гвардии коммунистов Буланову. Видимо, уездные власти в стремлении замять конфликт пошли на некоторые уступки пришибинской оппозиции. Но это не помогло. В сентябре Вологин и компания предприняли первую попытку устроить разборки в Царёве. 
«Вологин зашел ко мне и попросил пару лошадей в Царёв в ночь. На мой вопрос «зачем» ответил: «Хотим устроить Варфоломеевскую ночь». «Кому?». «Уездным чиновникам Симонову и Коростелеву».  «Как?». «Отвезем их, и пусть ищут». Сказал ему, что лошадей не дам», – вспоминал Чистяков свои препирательства с конкурентом.


Ленинцы против ленинцев

– По сути это была борьба за власть между представителями одной партии, а в этой схватке, как известно, все средства хороши, – констатировал Вячеслав Ященко. – 12 ноября состоялось ночное заседание шести заговорщиков. Они собрали в народном доме всех коммунистов и «под угрозой Царицынского фронта», то есть вооруженной силой 10-й армии, заставили их голосовать о полном самороспуске Пришибинской партийной ячейки. «Партию как таковую распустить и боевую дружину разоружить», значилось в решении собрания.
Утром Петр Буланов отдал военный приказ дружине к полудню сдать оружие. На слабые протесты рядовых коммунистов старые партийцы давали издевательские пояснения, называя волостную парторганизацию «базаром и толпой». В тот же день совершенно случайно в Пришиб заехали уездные бонзы Варфоломеев и Сидоренко. Прибывшую власть тут же обступили распущенные коммунисты. «Со слезами на глазах упрашивали нас. Мы ответили: никто партию распускать и обезоруживать не может, только сама партия это может сделать», вспоминал позже у следователя Варфоломеев. 
К уездным чиновникам подошел председатель исполкома сельсовета Силаев и уведомил их о роспуске партячейки, вновь обозвав ее «базаром». Он заявил, что запрещает проводить собрания. «Не мешайте нам обезоруживать дружину», прикрикнул председатель. Уездные гости отправились в телеграфную контору для вызова из Царева подкрепления. Но на почте служащие отказались допустить их к аппарату, сославшись на запрет Силаева. После недолгих препирательств и угроз Варфоломееву все же удалось вызвать подмогу.


Чистка партрядов


В два часа дня в Пришибе «при полном кворуме» и под присмотром уездных товарищей началось заседание местного комитета партии. Была избрана комиссия, которая провела беспощадную чистку партийных рядов: из 600 коммунистов с партбилетами остались лишь 164 человека.
Силаеву и другим заговорщикам были заданы прямые вопросы: зачем распустили партячейку и разоружили боевую дружину? Оппозиционеры дали «непонятные ответы». В результате все шестеро смутьянов лишились своих постов. 
Чистякову вновь доверили должность военкома, отстранив подозрительного Буланова. Таким образом, все решения волостного комитета были отменены: партячейка была восстановлена, боевая дружина вновь оказалась на боевом посту. Её столкновение боевой с регулярными частями Красной армии, которым пугали «заговорщики» было предотвращено. Казалось бы, конфликт был исчерпан, но сдаваться раскольники не собирались.


Тайные «квартирники»

– После «чистки» и реорганизации партячейки заговорщики стали собираться на квартирах, вырабатывая новый план действий. Решили использовать волостной комитет бедноты, –рассказывает Вячеслав Ященко. –  Созвали внеочередное собрание комбеда. Председательствовал озадаченный бедняк Смирнов. Буланов сам себя назначил его помощником. По углам зала заседаний встали остальные члены шестерки. Бывший предисполкома стал разжигать страсти. Он раскрыл тайну, которую сам скрывал, будучи в должности, – в исполкоме хранятся 96 000 рублей, которые уездные власти хотят забрать себе.
«Требуйте, чтобы их не сплавили в Царев, в отдел соцобеспечения. Эти деньги всецело принадлежат бедноте, а не совету, потому что вы хозяева советской власти и вам нужно всех выгнать из местного совета», кричал с трибуны Силаев. Беднота продолжала напряженно молчать, ожидая кульминации, и она вскоре наступила. Смирнов достал из портфеля заранее заготовленный список 25 кандидатов в члены совета и предложил голосовать сразу всем списком. «А кто будет говорить против оглашенного списка, отправится в Царицынскую баржу» (см. справку «ВП»), прозвучала угроза Буланова. 
Беднота притихла. Протестовали только коммунисты Воронин и Паршев. Смирнов подошел к каждому из них и повторил угрозу отправки на баржу.  Мужчины не выдержали и толпой ринулись к выходу. Остались одни женщины. Заговорщики растерянно пожали плечами, Смирнов спрятал в портфель ненужный список. 

Чекисты Царевского уезда. Источник ГАВО


Арест и гуманность ЧК

В тот же день последовала реакция партячейки – было решено арестовать заговорщиков «за контрреволюцию». Исполнять это решение поручили вновь назначенному на должность военкома Чистякову. Председатель волостной ЧК Сидоренко отправил протокол заседания партячейки своему уездному начальству. Там решили подвергнуть аресту уже не шестерых, а семерых заговорщиков. 
24 ноября их обвинили в заговоре против советской власти и её узурпации. Партячейка на собрании проявила гуманность: признала аресты законными, но упросила чекистов не арестовывать старейших пришибинских борцов за революцию – Вологина и Буланова. Их взяли на поруки и поместили в категорию «сочувствующих». Остальных пятерых отправили в уездную ЧК, откуда довольно скоро всех выпустили «на поруки».  
Материалы, изложенные в этой статье, войдут в очередную книгу, посвящённую Гражданской войне на территории нашего региона. По словам автора, доктора филологических наук Вячеслава Ященко, он продолжает изыскания в архивах, и этот труд по истории родного края в скором времени будет завершён. 

Факт


Во время описываемых событий Царёв и Пришиб находились в тылу 10-й Красной армии, оборонявшей Царицын. Областной центр в это время был осаждён донскими войсками атамана Краснова, и намечавшийся мятеж в стане местных коммунистов в такой ситуации был крайне опасен.
 

Справка ВП


«Царицынская баржа» – во времена Гражданской войны судно, стоящее на якоре на середине Волги, которое служило тюрьмой. Ужасные истории об узниках ЧК, содержавшихся на этих баржах, нашли своё отражение в рассказах очевидцев и документах той эпохи. Нередко создание «царицынской баржи» приписывают Сталину, но ряд историков, в том числе видный исследователь О. Хлевнюк, не считают этот факт достоверным. 

Фото материалы предоставлены Вячеславом Ященко

2 КОММЕНТАРИИ

  1. очень интересно. пусть вячеслав почаще делится с волжской правдой своими находками в архивах

  2. Интересно, как сложилась судьба этих коммунистов, когда Царев и Ленинск захватила белая армия летом 1919 года. Белые были в нашем Заволжье несколько месяцев. Между прочим будущий командарм Жуков был ранен где-то под Царевым осколком гранаты в боях с белой кавалерией.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here