Боги войны: как сражались на левом берегу Волги танкисты и артиллеристы

0
617

Сегодня, когда Центральный архив Министерства обороны РФ рассекретил часть военных документов, когда переведены на русский язык журналы боевых действий 6-й армии противника, стало известно:  роль Заволжья  в крупнейшей военной битвы новейшей истории гораздо более значительна, чем думали многие.

Грузовики для «безлошадных»

Максим Опалев

-Летом и осенью 1942 года Левобережье: колхозы, сёла, острова и Волго-Ахтубинская пойма – стало прифронтовой полосой, — говорит заведующий филиалом ВМВК «Музей памяти солдат войны и правопорядка»,  кандидат исторических наук Максим Опалев. — Под прикрытием построек и деревьев здесь располагались артиллерийские  полки и танковые бригады, укрепрайоны и ремонтные базы, в  степях и лиманах разместились аэродромы и штабы ПВО, узлы связи, в откосы крутого глинистого уступа Ахтубы зарывались госпитали.

Окопы, траншеи, огневые точки, минные поля появились и на территории будущего Волжского ─ в прибрежной части села Погромное и хутора Осадная Балка. На участке длиной в 90 километров, от села Верхнее Погромное до населённого пункта Громки, занял оборону 2й танковый корпус под командованием генерал-майора Абрама Хасина.

В корпус входили 140-й минометный полк и остатки восьми (!) танковых бригад, выведенных во вторую линию обороны для отдыха и переформирования. До 10 сентября эти соединения участвовали в кровопролитных боях, потеряв почти всю технику.

Минимум две бригады: 6-я и 169-я — были без танков. В корпусе насчитывалось всего две (!) тридцатьчетверки, а также 72 лёгких танка Т-60 и Т-70. На случай прорыва противника командующий Юго-Восточным фронтом генерал-полковник Андрей Ерёменко приказал лёгкие танки закопать в землю. «Безлошадным танкистам» передали 256 грузовиков. Эти боевые соединения, помимо обороны, помогали перевозить раненых и строили укрепрайоны на островах Сарпинский, Голодный, Спорный, Зайцевский.

Как пехоту карта подвела

Сложности были не только с вооружением. 19 сентября 1942 года часть 254й танковой бригады, выдвигаясь на огневой рубеж, вдруг обнаружила, что карты местности никуда не годятся, дороги на них нанесены неверно. И мотострелки… заблудились, на целых 9 часов опоздав  с выполнением задания. На начальника штаба бригады был наложен арест и взыскание.

Не хватало и снарядов. Тем не менее, поставленную перед ним задачу корпус выполнял. К концу сентября напротив Сталинграда вырос укрепрайон с артиллерийскими и пулемётными позициями, с налаженной службой круглосуточного наблюдения, группами быстрого реагирования и двумя эшелонами обороны. Для линии дополнительных препятствий со склада инженерного имущества фронта, расположенного в селе Верхняя Ахтуба, было выдано 20 тонн колючей проволоки. А по урезу берега поймы и островов к середине октября танкисты оборудовали несколько минных  полей с замаскированными проходами к воде.

6-я танковая бригада, стоявшая в Нижней Киляковке, танков не имела, её превратили в мотострелковый резерв. Отряд на автомашинах и надувных лодках готов был по сигналу контратаковать противника, если тот попытается переправиться через реку. На 571 военнослужащего полагалось 165 винтовок, 37 пистолетов-пулемётов и 5 противотанковых ружей.

Второй корпус регулярно вёл изматывающий артиллерийский огонь по позициям противника, как из миномётов, так и  из стрелкового оружия.

Например, 4 октября реактивные миномёты, стоявшие в Осадной балке, открыли огонь по немецким танкам. 4 танка сгорели, сопровождавшие их пехотные части отступили.

А мельница продолжала работать

С 14 октября танкистов стали отправлять в Татищевские лагеря для получения новых танков и подготовки к боям на других участках советско-германского фронта. На левом берегу их сменили пехотные части 300-й стрелковой дивизии (будущая 87-я гвардейская).

Наблюдательный пост 822-го артиллерийского полка  дивизии, державшего оборону на участке от села Рахинка до Осадной балки, находился на окраине Безродного в паровой мельнице Даммера (ныне здание по ул. Советской, 2). Он  действовал до 24 ноября. По его данным с командного пункта отдавали приказы открывать огонь по противнику в районе Латошинки и Винновки. Интересно, что мельница продолжала работать, снабжая мукой окрестные воинские части.

После того как фашисты отрезали от главных сил фронта 62-ю армию, обстановка на фронте накалилась. Уличные бои показали, что орудиям трудно маневрировать в городе: не было возможности сохранять тягачи  и лошадей, затруднялась и подача боеприпасов. Поэтому дивизии и бригады вели бой в городе, а пушечные и гаубичные полки поддерживали их огнём на расстоянии.

На левом берегу стояли тяжёлые артиллерийские орудия и гвардейские реактивные миномёты – легендарные «Катюши», 250 стволов калибром 76–152 мм, сведенные в 9 полков, которые открывали огонь на уничтожение атакующей вражеской пехоты и техники.

Артиллеристы работали по сигналам наблюдателей с возвышенных точек левого берега, корректировщиков и разведчиков с правого берега. Это они  не дали армии Паулюса пройти последние десятки метров до волжской воды. Атаки гитлеровцев неизменно встречал вал огня и стали с левого берега. И в наши дни в приречных волго-ахтубинских рощах можно увидеть заросшие укрытия для орудий и обвалившиеся землянки.

Бойцов Людникова поддержали огнём

Немалую роль левобережная артиллерия сыграла и в сражении за Нижний посёлок завода «Баррикады»(11-23 ноября). Благодаря орудиям с острова Зайцевский  оставшиеся в строю 138 бойцов смогли сдерживать удары противника.

Слово Василию Чуйкову: «…У нас не было ни танков, ни людских резервов. Как выручить дивизию Людникова? Вот тут-то снова пригодились нам артиллерийские стволы, которые были на левом берегу Волги. Нужно было организовать предельно точный огонь по каждой точке врага, нужны были снайперы-артиллеристы и минометчики. Такие у нас были, но корректировать огонь с правого берега трудно — проводная связь непрерывно рвалась из-за ледохода, а радиосвязь работала слабо».

Выручила смекалка. Участок, который занимали немцы, был отмечен с двух сторон вехами, по которым наши артиллеристы и вели прицельный огонь. Корректировщики на правом берегу уточняли цели, отклонение попаданий и сообщали на наблюдательные пункты, а те передавали на огневые позиции. Договорились и с пехотой: по световому сигналу артиллерия прекращала огонь, а стрелковые подразделения, преимущественно штурмовыми группами, коротким броском с ручными гранатами шли в атаку и захватывали противника в дзотах и в подвалах.

«Небо гремит канонадой»

Начало контрнаступления под Сталинградом, 19 ноября 1942 года, вновь было ознаменовано артиллерийскими залпами. Во время первого огневого налета каждую минуту производилось 5-6 тысяч выстрелов.  Артиллерия усердно перепахивала оборону противника.

Пленные немецкие офицеры говорили, что «огонь советской артиллерии не давал возможности высунуть головы из укрытий и почти сразу же уничтожил всю проводную связь, а также ряд радиостанций».

В воспоминаниях командира сапёрного батальона Гельмута Вельца читаем: «Небо гремит канонадой, все в блиндаже дрожит, гаснут коптилки. Снарядные осколки разрывают в клочья все, что встречается им на пути».

Обстрел не прекращался и ночью 31 декабря 1942 года. Гельмут Вельц вспоминал: «Часа за два до полуночи на всем фронте города протяженностью 30 километров русские начали ураганный артобстрел из тысячи стволов. Пушки, гаубицы, реактивные установки и минометы открыли такой огонь, что мы совершенно ошалели и думали, что началось давно ожидаемое наступление. Но это просто был новогодний привет от противника… Если тысячи стволов непрерывно бьют по нам день и ночь, если у русских столько боеприпасов, то это такое превосходство, перед лицом которого мы бессильны».

Белые флаги

Эффектную точку в наступательной операции снова поставила артиллерия. 31 января фельдмаршал Паулюс отклонил очередной ультиматум, и на 1 февраля советское командование назначило очередную артподготовку, которая должна была предшествовать наступлению наших войск.

Вот что пишет маршал Константин Рокоссовский:  «Утром огненная буря обрушилась на позиции врага. Весь передний край его обороны потонул в разрывах снарядов и мин. По артиллерийским позициям в глубине обороны бомбовые удары наносила авиация. Канонада грохотала долго. Наконец она стихла. И тотчас во многих местах над еще дымившейся черной землей затрепетали белые флаги. Появлялись они стихийно, помимо воли немецкого командования…»..

Как только утих грохот орудий и минометов, к советским войскам потянулись вереницы немецких и румынских солдат — сдаваться в плен. Первый же допрошенный офицер сказал, что во время обстрела  «целые батальоны опускались на колени и молились богу, прося о спасении от огня».

Артиллерия стала молотом, который сокрушал самую сильную позиционную оборону противника. За заслуги в организации артиллерийского щита в обороне и наступления на противника начальник артиллерии фронта генерал-майор Виктор Матвеев весной 1943 года был награждён орденом Кутузова 1-й степени.

Фото и документы предоставлены Музеем памяти солдат войны и правопорядка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here