Девятый вал Юрия Фролова: волжанин плавал с одеялом вместо паруса и спас шхуну в настоящий шторм

1
583

В нынешнем году местный Совет ветеранов спорта отмечает четвертьвековой юбилей. Это событие дало старт совместному проекту общественников и «Волжской правды». Его цель – рассказать о забытых страницах спортивной истории города, которую писали своими делами замечательные, неравнодушные люди. Сегодня мы познакомим читателей с Юрием Фроловым, отпраздновавшим в этом месяце своё 85-летие. Пожелание «семь футов под килем» никогда не было для этого человека пустым звуком.

Вокруг Денежного острова

Интерес к спорту, связанному с водной стихией, у мальчишки-сталинградца Юрия Фролова был предопределён. Его семья жила в районе Красного Октября на самом берегу Волги. Вдобавок здесь же располагалась и «купалка» – так называли речные базы, которые в 50-е года в изобилии содержали местные заводы.

Ребёнок часто видел, как суда бороздили акваторию, и в один из прекрасных дней вместе со своим другом Володей решил тоже отправиться в дальнее плавание. Знакомый сторож дал им лодку и тонкое одеяло – 14-летние подростки смастерили из него парус и взяли курс на остров Денежный.

– До него с южным ветром мы доплыли быстро и легко, а вот когда обогнули остров и собрались возвращаться, пошли волны в метр высотой, – вспоминает Юрий Фролов. – Мы решили спрятаться в затон, но лодку всё равно захлестнуло и выкинуло на берег. Нам пришлось откачивать воду и очищать судно от песка, а затем брать в руки вёсла и грести. Путешествие получилось продолжительным – стартовали около двух часов дня, а дома появились почти за полночь.

О вояже смельчаков узнала мастер спорта, «парусник» Екатерина Белолипецкая и пригласила Юру в свою секцию при Сталинградском Дворце пионеров. В течение трёх лет подросток постигал новое дело от «а» до «я». Его учили не только управлять плавсредствами различных классов, но и чинить их: красить, шпаклевать, варить специальный лак для днища, строить мачты, плести стальные тросы. В будущем эти навыки парню очень пригодились.

Главный такелажник Каспия

Самым мудреным делом было плетение тросов. Без специальных креплений они бесполезны, промышленным способом петли на стальных веревках делают с помощью сварки или опрессовки, но в секции парусного спорта ребятам показывали, как изготавливать их при помощи подручных средств.

Знание этих хитростей очень выручило Юрия, когда он поступил в мореходку. Однажды на принадлежавшем училищу судне, которое доставляло продукты и прочие необходимые вещи из Астрахани, порвались все тросы. Из-за этого оно не могло отправиться в путь, а привезти требуемый товар по суше было нельзя из-за отсутствия дороги. Но Юрий Фролов сделал на 18-миллиметровой стальной верёвке необходимые петли, тем самым выручив всё своё училище.

Видавших виды руководителей учреждения этот талант привел в изумление. А потом, когда Юрий проходил практику на Каспии, и там узнали, что сталинградец может проводить такелажные работы такой сложности, его стали направлять на пароходы, где молодого мастера ждали кучи тросов, требующих починки.

Осколок с войны

Успехи показывал сталинградец и в спорте. Ещё будучи школьником, на Всероссийских соревнованиях в Днепропетровске в самом сложном классе «М» его экипаж занял почетную вторую ступень пьедестала. Пацаны уступили лишь команде заслуженного мастера спорта СССР Дмитрия Чучелова, за которым было просто не угнаться.

При открытии Волго-Донского канала в 1952 году Юрия Фролова пригласили участвовать в показательных соревнованиях. Целую неделю 15 яхт бороздили Карповское водохранилище. Участников тогда поселили в специальные дома, кормили и поили в ресторанах, угощали шоколадом. Вот такое отношение к спорту было в тяжелые годы послевоенного восстановления!

Впрочем, за наградами и званиями Юрий Михайлович не гнался. Главной целью для себя он считал глубокое постижение мастерства яхтсмена. Такую же позицию старался привить и своим ученикам, которые у него появились спустя несколько лет в Волжском.

В наш город Фролов попал в 1957 году после окончания мореходки. Работал судоводителем в Сталинградгидрострое, буксируя различные плавсредства, управлял ледоколом, не давая замерзать майне у плотины.

Но долго заниматься этим делом не позволило здоровье. Осколок мины, засевший в груди мальчишки со времён Сталинградской битвы, постоянно давал о себе знать. В 1966 году Юрию сделали операцию по удалению одного лёгкого, которое из-за полученной травмы даже не смогло развиться. Фролова перевели на более лёгкий труд, определив на должность диспетчера транзитного флота.

Оторвать от улицы мальчишек

Вот тогда-то, видя сколько сыновей водников болтаются без дела на суше, он и решил организовать секцию. Место – 100 метров откоса в районе порта – под неё выделил сам Александров, а потом наш активист добивался приобретения плавсредств, на которых ребята совершали свои первые самостоятельные выходы. В первые два года к педагогу-речнику пришли 35 юных волжан в возрасте от 11 до 14 лет.

– Они учились не только управлять лодками, но и готовить их к спуску на воду, – рассказывает наш земляк. – Для теоретических занятий использовали второй этаж речпорта. Летом я брал катер и возил их на Баррикады и Красный Октябрь, плавали мы и по Ахтубе. Зимой собирались по выходным – ремонтировали лодки и играли в футбол. Один из моих учеников, Миша Кашлак, окончил высшее Ленинградское военное училище, плавал вокруг всего земного шара – начинал с Владивостока, а завершил свой трудовой путь на американском танкере старшим помощником. Ещё семь человек стали капитанами на Волго-Доне. А Владимир Андреев сегодня является директором волжского яхт-клуба.

С ребятами Юрий Михайлович занимался более 10 лет, а когда открылась хорошо оснащённая секция парусного спорта, организованная Трубным заводом, передал своих учеников туда. Сам до начала 90-х продолжал трудиться в порту капитаном рейда – готовил причалы под флот, промерял глубины, ставил и выводил суда, принимал баржи под погрузку, расстанавливал их на зимовку.

«Порт в бурю покидать не стоило»

Свой летний отпуск герой нашей статьи посвящал водным походам, а по вечерам и выходным дням что-нибудь обязательно мастерил. Два года он вместе с помощниками корпел над тем, чтобы превратить списанный катер в двухмачтовую парусную шхуну «Аверс», развивающую скорость до 10 узлов.

В 1978-м её спустили на воду, и экипаж в составе восьми человек отправился по туристическому маршруту из Астрахани до Баку и обратно (весь поход продлился 22 дня). В районе Дербента начался шторм, и судно не хотели выпускать из порта, но волжане оказались настойчивыми. Уже позже они получили радиограмму, в которой говорилось, что волны достигали высоты 8–9 метров.

– С этих «гор» мы спускались вниз и там, между стенами из воды, старались выдерживать курс, потому что они не пропускали ветер, – описывает самый опасный в жизни случай Юрий Михайлович. – Но потом снова взлетали и снова снижались так, что при наблюдении со стороны над водой от 12-метровой мачты виднелось всего 2-3 метра. Все члены команды, вцепившись руками за всё, что только было можно, сидели на палубе и, не отрывая глаз, напряжённо смотрели лишь на меня. По лицам экипажа стало понятно, что порт покидать не стоило, хотя я сам не испытывал страха. Боялся лишь за то, что мог лопнуть корпус «Аверса».

Корпус, к счастью, не лопнул, но оборвался трос, соединяющий штурвал с рулём. Фролову пришлось его тут же снимать и сразу плести – на это ушло 30 минут.

– Да, за это время нас могло накрыть волной, ведь шхуна оставалась неуправляемой, но обошлось, трос прикрепили на место, судно завели, подняли небольшой парус и продолжили борьбу со стихией, – вспоминает Юрий Михайлович.

Позже волжанину случалось попадать в шторма силою 5-6 баллов, но после того похода это казалось несерьезным. Трудился Юрий Михайлович с друзьями и над созданием буеров – парусников на коньках, на которых можно было кататься по реке, когда её сковывал лёд.

А в начале двухтысячных он, в качестве эксперимента, поставил буер на колёса. Испытывал его сначала на среднеахтубинской трассе, затем на грунтовых дорогах Второго посёлка. Ожидаемых результатов техника не дала, поэтому вскоре своё детище автор превратил в тележку, с помощью которой яхтсмены доставали свои суда из воды.

Многое изменилось с тех пор, в том числе и в портовой жизни. Юрию Фролову пришлось столкнуться с несправедливостью и рядом негативных событий, в результате которых он лишился мастерской, находившейся на береговой зоне.

Но не так давно родоначальник парусного спорта в Волжском снова купил вагончик и установил его в том же районе, но уже ближе к шлюзам. Сегодня для Юрия Михайловича это не только мастерская, но и место для задушевных бесед со старыми товарищами. Правда, сейчас в этот распорядок вмешался карантин, но – какие наши годы!

«Волжская правда» желает Юрию Фролову здоровья, долгих лет жизни и новых побед!

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here