«Мы на край земли придем, мы заложим первый дом»: первостроители Волжского жили в палатках и мечтали о благоустроенном городе

240
Фото предоставлено Е. Лоскутовой
реклама

«Волжская правда» продолжает цикл публикаций по истории нашего города. И сегодня вместе со старшим научным сотрудником Волжского краеведческого музея Екатериной Лоскутовой мы расскажем о том, что написал о стройке века известный советский поэт, как выбирали название молодого социалистического города и как формировался его жилой фонд.

Что увидел на волжской земле поэт-песенник?

Всем известно, что на сталинградской стройке побывало немало знаменитостей- политических деятелей, зарубежных гостей, артистов и литераторов. Среди них тогда еще молодой, но уже популярный поэт Евгений Долматовский. В своей книге «Рассказы о твоих песнях» он как раз и поведал о своем знакомстве с Федором Логиновым и становлении Волжского.

«Однажды я присутствовал при закладке города. Могучий человек, врезавший в природу каналы, соединяющие великие реки, построивший немало плотин и электростанций, шел по сухой и пыльной земле, держа в руках белый силикатный кирпич. Он шел по заволжской степи широким шагом, за ним едва поспевали инженеры, землекопы, пионеры. На дощечке в пересохшей степи было написано странное слово: «Набережная».

В пыльную землю положили белый кирпич… Мне самому странно, бывая в городе Волжском — с двухсоттысячным населением, заводами, аллеями и театрами, — вспоминать, что я видел будто только вчера пыльную степь и слышал свиристение сусликов именно на этом месте. С некоторой осторожностью привел я цифру населения города — 200 тысяч. Ведь пока эта книга будет печататься, цифра устареет, обязательно устареет…»

36-й квартал г. Волжского (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

Книга были издана в 1973 году, и ее автор почти угадал. В середине 1970-х годов население Волжского, действительно, перевалило за 200 тысяч человек. А двадцатью годами раньше Евгений Долматовский в своем «путевом дневнике от Москвы и дальше до Сталинграда», который он назвал «Первый рейс» поделится впечатлениями от увиденного на стройке века. Вот таким в 1952 году Волжский предстал перед пассажирами теплохода «Иосиф Сталин»:

«…Вот уже на левом берегу Волги, за желтеющими холмами, сверкнули на солнце белые кварталы жилых домов. Это город Сталинградской ГЭС; не поселок строителей, а именно город. Он состоит из красивых двухэтажных домов, расположенных целыми кварталами. Дома украшены балконами и арками. Вдоль улиц (здесь только улицы, переулков нет!) идут ряды деревьев. Откуда они появились? Ведь, бывало, на этом месте кустика не найдешь! Да эти деревья привезены со дна будущего Сталинградского моря — из районов, подлежащих затоплению.

Рытье траншеи для укладки труб, октябрь 1952 г. (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

С верхней палубы теплохода любуемся новым городом. Пятнадцать-двадцать лет назад города строились одновременно с заводами, а иногда и позже заводов. Строителям приходилось жить в бараках и палатках. (Как давно это было! Ведь уже в Комсомольске-на-Амуре было два выпуска школы-десятилетки, в них обучались дети, родившиеся в этом новом городе.)

Теперь на стройке еще до того, как начинают класть плотину или возводить здание электростанции, поднимается красавец-город. У этого города еще нет названия, но он существует, в его квартирах отпраздновано уже не одно новоселье. Он растет, действительно, не по дням, а по часам. На постройку 12-квартирного двухэтажного дома затрачивается меньше месяца.

Конечно, здесь уже построена школа. Впрочем, школа всегда является одним из первых зданий, возводимых в новом советском городе…»

На стройку — через суд

Волжский строился как молодой социалистический город. Пожалуй, каждый волжанин знает, кому и чему обязан город своим появлением. Но то, что институт Гидропроект изначально не предусматривал возведение города на левом берегу Волги, вблизи стройплощадки гидроузла, известно немногим.

Строительство дома в 23квартале, 1957 г. (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

Но Фёдор Георгиевич Логинов упорно называл строящийся левобережный посёлок гидростроителей городом. И спустя три с половиной года, в июле 1954-го Волжский официально получил этот статус и даже сохранил свое название. Хотя предлагались и другие варианты, например, Сталинск-на-Волге или Пятиморск.

Причём, последнее название было известно далеко за пределами посёлка строителей ГЭС. Так, ещё в мае 1951 года две уральские комсомолки из Челябинска по фамилиям Рябухина и Сорокина написали на имя секретаря парторганизации Сталинградгидростроя Левобережного района Дмитрия Репина заявление с убедительной просьбой принять их на стройку коммунизма, ведь «в городе Пятиморске будут построены школы, куда потребуются педагогические кадры…». Но пока школы ещё не построены, комсомолки соглашались на любую работу.

Иногда желание быть участником стройки века доводило до крупных скандалов. Будущему главному диспетчеру Сталинградгидростроя Рафаилу Дорогову пришлось обращаться в суд, чтобы его отпустили с прежнего места работы, чтобы уехать из родной Сибири в Сталинград.

В комнате женского общежития, поселок Волжский, 1953 г. (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

В первые годы стройки людям приходилось несладко. Первопроходцы — заключённые Ахтублага, созданного осенью 1950 года, жили в палатках и бараках. Их руками возводились первые дома Каменного городка, как тогда назывался будущий Волжский, и шло благоустройство посёлка. Они разгружали вагоны с щебёнкой, бутили берега камнем и обеспечивали всю подготовительную работу.

Некоторые зэки, в основном, из «политических», писали руководству Сталинградгидростроя заявления с просьбой предоставить им возможность трудиться по специальности. Кто-то из них был техником-строителем, кто-то имел высшее инженерное и конструкторское образование. «Везунчикам» на заявлении ставили резолюцию спецотдела «Направить на левый берег».

По льду через Волгу с чемоданом и узлом

Строители тоже жили в палатках, а также квартировали в местных сёлах. Тех из них, кто поселился в райцентре, на работу возили в самосвалах. После амнистии 1953 года многие семьи поселились в освободившихся бараках, где раньше жили заключённые. Их продезинфицировали, подремонтировали, разделили на комнаты и распределили среди семей строителей.

Фрагмент интерьера комнаты, конец 1950-х — начало 1960-х гг. (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

Железнодорожники жили в вагонах. Позже для них тоже начали строить двухэтажные деревянные дома без удобств, по сути, те же бараки. Плиты топили углём, «удобства»- на улице. Воду к домам первое время привозили в бочках, на верблюдах.

Так или иначе, но руководство Сталинградгидростроя старалось быстрее обеспечить людей постоянным жильём, хотя бы расселять в общежития. Правда, нередко молодая семья какое-то время жила в разных общежитиях — муж в мужском, а жена — в женском.  Но чаще всего молодожёны снимали угол где-нибудь в частном доме или на квартире, ожидая свою заветную жилплощадь в новостройке.

Чтобы ситуация с жильём была чуть лучше, Логинов разрешил людям самим строить дома в частном секторе из стройматериалов, которые выписывались желающим после соответствующего заявления. Так вблизи города появился посёлок Рабочий.

С рабочих, ИТР и служащих-одиночек, проживавших в общежитиях, взымался ежемесячный коммунальный платеж. При этом учитывался и размер зарплаты, и тип дома -капитальный или нет. Так, при заработке до 200 руб. за общежитие в домах капитального типа в месяц платили 17 руб. Если заработная плата превышала 450 руб, то — 29 руб.

Детский сад-ясли, декабрь 1952 г. (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

Кстати, при дефиците жилья малыши находились в детском саду-яслях практически круглосуточно. Там за ними и присмотрят, и накормят, и спать уложат в тепле. Ясли появились в Волжском в 1952 году. В том же году, 1 сентября, распахнула свои двери в средняя школа № 1, построенная на ул. Комсомольской. А на ул. Московской заработал новенький магазин «Гастроном».

О том, как жили первостроители, рассказывала Раиса Вельможина. Она работала в библиотеке постройкома. Её семья приехала на «стройку коммунизма» в 1950 году по комсомольской путёвке. Поначалу жить было негде, приходилось и работать, и ночевать в библиотеке. Позднее дали общежитие. Она жила в одном, муж – в другом, питались в одной столовой. Иногда не было света, воды, тогда приходилось бегать умываться к колодцу, который находился там, где сейчас стадион им. Логинова. Оттуда приносили и воду для питья. Иногда подводило снабжение продуктами, особенно в распутицу. Не было хлеба, поэтому приходилось есть селёдку с пряниками.

Дошколята за обедом, 1952 г. (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

Мария Мартыненко работала в Управлении железнодорожного транспорта. В 1952 году она перебралась на левобережье и стала жить в Каменном городке. Добиралась до него пешком по льду через Волгу с чемоданом и узлом. В то время в посёлке было построено только три дома, а рядом находился участок, огороженный проволокой, где строили дома заключённые. Кругом лежали стройматериалы: камень, кирпич, лес.  Мария видела, как на будущей ул. Горького как заключённые под конвоем укладывали щебень, прокладывали дорогу. Первое время продукты и хлеб покупали в Сталинграде. Зимой ходили через Волгу по льду, а летом – на пароме. Выручало и село Безродное, ходили в магазинчик туда тоже. Основной пищей были макароны, горох, маргарин и сахар – это то, что можно было купить на ту зарплату молодого специалиста.

Помнит Мария Ивановна, как строились литерные кварталы, хлебозавод, ЖБИ, бетонный завод, больничный городок, магазины.  

Про хрущевки на улице Энгельса

В 1955 году Совмин СССР, наряду с ЦК КПСС, пригрозил архитекторам постановлением «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Их обвиняли в том, что они не думали об экономии и украшали здания всякими ненужными башенками, колоннами, архаичными карнизами и прочей ерундой. Строительство жилья получило новый вектор – внедрение передовых технологий.

Здание школы № 1 на улице Комсомольской (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

В 1955 году положено начало крупноблочному строительству домов. В декабре 1956 года в Волжском было построено первое в СССР здание из крупных керамзитобетонных блоков – книжный магазин на проспекте Ленина, переоборудованный позже в кафе «Встреча». А в 1957 году был заселён первый 3-этажный жилой дом, целиком собранный из керамзитобетона.

К концу 1950-х гг. в Волжском действовал единственный в стране керамзитовый завод. Из изготовленных на нём панелей и блоков полностью построен 23 квартал города. Таким же образом застраивались 22-й, 37-й и другие.

В Волжском, как и по всей стране, началась эпоха строительства хрущёвок с тесной передней, крохотными кухнями, совмещёнными санузлами, проходными комнатами, низкими потолками. По мнению руководства страны, это давало возможность быстрее решить жилищную проблему. В молодом Волжском она стала ещё актуальнее после того, как в конце 1950-х гг. в стране решили развивать химическую промышленность.

Ресурсы Сталинградгидростроя были брошены не только на завершение строительства ГЭС, но и возведение химкомбината в Волжском, включавшего в себя 9 заводов. Большой приток комсомольцев и прочих добровольцев на стройку способствовал дальнейшему расширению города за счёт массового строительства жилья. Причём жилой фонд состоял преимущественно из хрущёвок.

В гастрономическом отделе магазина, 1952 г (Фото предоставлено Е. Лоскутовой)

Если дома строились из панелей или блоков, то они собирались на строительной площадке как конструктор из уже готовых деталей, изготовленных на комбинатах объёмного домостроения или ЖБИ. В целом на это уходило полтора-два месяца.  Конечно, небольшая площадь квартир уступала в комфорте по сравнению со «сталинками», но отдельная квартира была всё же лучше, чем общежитие или коммуналка. Не говоря уже о палатках и бараках. Поэтому люди с удовольствием праздновали новоселье в хрущёвках.

Наряду с «химией» строились ТЭЦ, подшипниковый, абразивный заводы. В 1959 году численность населения Волжского подошла к 67 тыс. человек. Вместе с новыми корпусами заводов поднимался в степи и молодой город. С 1963 по 67-й годы в нём выросли новые кварталы: 36-й, 37-й, 38-й, 40-й, 41-й, 42-й. Началось строительство микрорайонов №№ 5, 7, 8.

Самая распространённая серия хрущёвок в те годы — 1-447, с разными модификациями — кирпичные, панельные, четырёх- и пятиэтажные, потом появились девятиэтажные «брежневки» этой серии. Первые такие дома построили в 42-м квартале в конце 1960-х — три девятиэтажки на ул. Энгельса.

Жили все почти одинаково, верили в лучшую светлую жизнь, которую, как люди считали, они обязательно построят, ну если не для себя, то для своих детей и внуков. Ведь ещё на XXII съезде партии в 1961 году Никита Хрущёв заявил, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Правда, обещал, что коммунизм настанет где-то к 1980 году.  Так что время у романтиков 1960-х ещё было…

Публикация подготовлена по материалам научных исследований Екатерины Лоскутовой