Какие преобразования помогут спасти Волго-Ахтубинскую пойму

0
632
реклама

О том, что наша пойма испытывает нехватку воды, учёные говорят давно. В последние годы в половодье сбросы воды через Волжскую ГЭС являются недостаточными. Каким стала нынешняя весна для междуречья, мы решили узнать у эксперта-эколога, заведующего лабораторией экологических и социальных исследований Волжского филиала ВолГУ Олега Филиппова.

Этот участок совсем было деградировавшего русла ниже плотины впервые за несколько десятилетий встретил такой мощный поток

Половодье-2021

В нынешнем году половодье в нашем регионе началось 20 апреля. В это время сброс воды составлял 8 000 м3/с, а уже к 28 числу Волжская ГЭС стала работать в режиме максимально установленных значений. Тогда среднесуточные расходы воды составляли 25 000 м3/с, а с 5 мая показатели стали снижаться. С 8 мая по 1 июня среднесуточные сбросные расходы держались на отметке в 17 000 м3/с.

Олег Филиппов, заведующий лабораторией экологических и социальных исследований Волжского филиала ВолГУ

– Сброс на «пике» половодья в объеме 25 000 м3/с соответствует проектным установкам гидроузла и нормам его эксплуатации, – рассказал Олег Филиппов журналисту «Волжской правды», – но, на мой взгляд, пиковая полка была короткой. Дело вот в чём. Да, очень важен сам по себе объём сброса через плотину – это определяет уровень подъема воды и насколько будет наполнена пойма. Тут связь практически прямая. Но есть и другое требование – продолжительность периода, в течение которого удерживается этот сброс.

В пойме воде нелегко дойти до самых дальних ее уголков, потому что от главных ериков отходят второстепенные, а от них – третьего порядка, помимо того, есть ложбинки и так далее. Чтобы всё это заполнить, нужны не только объём попуска, но и время. За последние годы лучшим в этом плане было половодье 2016 года, когда пиковая полка держалась на уровне 27 000 м3/с на протяжении 25 дней. Ну а семь дней, как это было в нынешнем году, по мнению волжского эколога, недостаточно. Именно в период половодья пойма наполняется водой, а когда идёт период межени — время самого низкого уровня воды в реке и самых минимальных сбросов — вода в междуречье не заходит.

Термический удар

Опасна для экосистем, по мнению местного учёного, и скорость, с которой значения сбросов росли до пиковых. Ежедневно они увеличивались на три тысячи кубометров.

– Это агрессивный подъём, ведь вода, попадающая в ерики, очень холодная, – отмечает Олег Васильевич. – В апреле мы с сотрудниками нашей лаборатории выезжали перед половодьем в пойму и на некоторых озёрах фиксировали температуру в 13, 15 и даже 20 градусов. А с поступлением новой воды она резко опускается до девяти, а то и шести градусов. Это термический удар, который не очень хорошо отражается на обитателях водоёмов и их растительности.

Биологическая жизнь, конечно, устойчива, но если абиотические факторы становятся неблагоприятными, то ухудшается питание гидробионтов – обитателей водоёмов. Появляются замедления в развитии живых организмов – тугорослость, что свидетельствует о том, что условия не подходят для них. Следствием являются задержки во всём остальном, в том числе и в воспроизводстве, что нарушает популяционные цепочки, а отдельные виды просто выбиваются из экосистемы.

– Если водоёмы заиливаются и теряют свою глубину, то зимой в них гидробионтам приходится тяжело, – продолжает волжский эколог. – Чтобы определённый вид рыб выжил в условиях поймы, должны быть зимовальные ямы глубиной хотя бы 2,5–3 метра. Зачем они нужны? Летом вода теплее ближе к поверхности, а зимой – наоборот, ближе ко дну. Мелкие водоёмы в суровую зиму быстро теряют теплозапас. В глубоких же акваториях его хватает на всю зиму. И именно в холодное время года рыбе нужны условия, когда она в состоянии покоя – совершенно необходимом в ее жизненном цикле – восстанавливает свой жизненный потенциал. Это происходит в том случае, когда температура воды близка к четырём градусам тепла. Только тогда организм гидробионта – обитателя водной среды – получит тот самый, необходимый для него, покой и войдет в следующую жизненную фазу – фазу нереста – в нормальном, жизнеспособном (и никак не в тугорослом) состоянии.

Озеро Большая Невидимка

Естественная чистка

Пойме не просто нужно много воды, она должна быть проточной. Когда поток идёт через пойму, формируется достаточно сложный естественный баланс веществ и энергий. Это природный закон, норма, сформировавшая всю природную среду нашей поймы.

Вот только один пример действия такого баланса, маленькая его частица. Регулярно отмирающие микро- и макрорастения, находящиеся в водной среде, превращаются в органический ил, который остаётся на дне. Когда в половодье пиковые значения держатся на нужной отметке, вода, формируя сильные потоки, проходит через пойму и выносит из озёр и ериков избыток ила, тем самым освобождая озёрные котловины и русла ериков от балласта. Таким образом поддерживаются в том числе и зимовальные ямы. А в маловодье потоки ослабевают и не справляются с отложениями илов. Озёра мелеют, начинают зарастать еще более ускоренно, теряют свои котловины и превращаются порой в болота.

– У нас уже много лет наблюдаются маловодные половодья, а строительство дамб и плотин с целью задержания воды в пойме ухудшает с каждым годом условия проточности, – считает волжский учёный. – Уменьшается объём стока по пойме, что ведёт к нарушению естественного баланса.

Сотрудники вуза измеряли в начале мая уровень воды в пойменных ериках, сравнивая с показателями 2017 года, когда в половодье наблюдались аналогичные пиковые значения, и констатировали снижение показателей.

Момент наблюдений (измерение уровня воды) на рук. Ахтуба у г. Ленинск

– В направлении верхней трансекты, от Средней Ахтубы к Краснослободску, уровень оказался меньше на 10–12 сантиметров, а на Ленинской трансекте (от Ленинска до Покровки) он убавился на 20, а местами и на 60 см, – констатирует Олег Филиппов. – Что говорит об ухудшения наполнения пойменной ёмкости. Это ведёт к изменению экосистемы, ландшафта поймы, с последующей его деградацией.

По мнению представителя Волжского филиала ВолГУ, нужно минимизировать негативное влияние антропогенного фактора. Выход из сложившейся ситуации Олег Васильевич видит в поиске альтернативных гидрологическим ресурсам источников энергии – атомной, солнечной, ветровой, геотермальной, приливной. А работу ГЭС надо подчинить экологическому графику.

Озеро Чичёра — одно из крупнейших озёр Волгоградской поймы

Изучив данные многолетних наблюдений, Олег Филиппов говорит, что половодье с пиковыми значениями в 30 000 – 34 000 м3/с было и после строительства ГЭС. Но до её возведения показатели достигали более высокого уровня.

Например, в 1926 году при наблюдениях за стоком Волги на «пике» половодья был зафиксирован расход воды, равный 59 000 м3/с. А в последнее время более 28 000 он не бывает. В антирейтинге значится 2008 год, пик половодья тогда составлял всего 18 300 м3/с, а также 2015-й, когда наблюдалось и того меньше — 16 400 м3/с.

– Надо понимать, что если пиковые цифры в паводок составляют менее 24 000 м3/с, это означает, что до поймы вода практически не доходит, – убеждён эколог. – Если говорить о среднем многолетнем максимуме расходов воды на пике половодий, то в естественный период (до возведения ГЭС) он составлял порядка 35 000 м3/с, а начиная с 60-х годов прошлого века — 26 500 м3/с. Именно эта разница в 8 000 м3/с и определяет деградацию природного комплекса, а также экосистемы в целом. Да, когда Волга текла своим чередом, случались маловодные годы, когда фиксировалось даже менее 20 000 м3/с. Но они чередовались с половодьями больших показателей, поэтому ландшафт не страдал.

Пребывать в более или менее нормальном состоянии пойме, по мнению учёного, помогут половодья с пиковыми значениями не менее чем в 28–30 тысяч. Такими они должны быть пусть не каждый год, но хотя бы раз в несколько лет.

– Необходимо держать сбросы воды в 30 000 м3/с хотя бы два-три дня, и ещё несколько дней – на уровне 28 000 м3/с, насколько это позволит приточность, – говорит заведующий лабораторией. – Если пиковая полка продолжается порядка 22–24 дней, то за это время вода успевает пройти до самых дальних уголков поймы. Даже продолжительность в 18 суток уже была бы неплохой. Но 5–7 суток сельскохозяйственной полки — этого недостаточно.

Олег Филиппов считает, что сейчас все усилия необходимо направить на корректировку графика расходов воды. Его можно изменить в том числе и за счёт рыбной полки. Её не обязательно держать 25 дней, как это было в нынешнем году. То, что это возможно, показывает 2016 год, когда в течении двух с половиной десятков дней держали сброс на Волжской ГЭС на уровне 27 тысяч. Пусть так будет не каждое половодье, а хотя бы иногда, в зависимости от приточности в бассейне.


Каширинский водный тракт. Тутовская переливная бетонная плотина

Тем временем

В Волгоградской области реализуются региональный и федеральный проекты «Оздоровление Волги» в рамках нацпроекта «Экология». До 2024 года на территории Волго-Ахтубинской поймы планируется построить 72 водопропускных сооружения, 17 из них уже возведены. Они призваны обеспечить максимальный пропуск паводковых вод по всей гидрографической сети поймы. Строительство водопропускных сооружений и расчистка ериков – первый этап комплекса мероприятий по сохранению Волго-Ахтубинской поймы. Максимальный эффект будет достигнут после реализации масштабного губернаторского проекта по дополнительному обводнению этой территории за счет строительства комплекса гидротехнических сооружений на реке Ахтубе

Ерик Песчаный принимает половодье-2021

Материал подготовлен в рамках грантового проекта «Пойма: стратегия спасения»

Фото из архива Олега Филиппова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here