Кинофильм «Ликвидация» основан на реальных событиях послевоенной Одессы

72
Кадр из фильма «Ликвидация», 2007. Реж.: Сергей Урсуляк
реклама

В 2007 году на экраны вышел сериал «Ликвидация», в котором описаны события, происходившие в послевоенной Одессе. Главным героем полюбившейся зрителям саги стал оперативник Давид Гоцман в исполнении Владимира Машкова. Но мало кто знает, что такой сыщик действительно жил и работал в Одессе. У этого персонажа был реальный прототип.

Его звали Давид Курлянд, но весь город называл знаменитого сыщика «волкодавом». Внук Давида Михайловича уверяет, что актёр Владимир Машков очень точно передал характер деда — сурового, но добродушного и простецкого. Правда, Курлянд возглавлял Одесский уголовный розыск в 1948 году – как раз когда маршал Жуков принял Одессу.

После больших побед, после взятия Берлина и Парада на Красной площади маршала Георгия Жукова назначили командующим Одесским военным округом. Это считалось опалой и ссылкой, хотя округ был огромный по территории и стратегически важный. Там нужно было разминировать порты, восстанавливать уничтоженные военные городки, проводить учения… Маршал Георгий Жуков прибыл в Одессу летом 1946 года. К этому времени его уже сняли с должности главкома Сухопутных войск, и теперь легендарному полководцу предстояло восстановить свою подпорченную «трофейным» делом репутацию. Операция «Маскарад-затмение» — молниеносная и жестокая «зачистка» преступных банд, так и осталась одной из главных загадок в биографии военачальника и «белым пятном» в истории города. Пришлось Жукову столкнуться и с разгулом криминала.

Тот самый трофейный Mercedes-Benz, которым так гордился Жуков, угнали уже на следующий день. Была у бандитов ещё одна веская причина для нападения на военных. Даже в торговом приморском городке в первые послевоенные годы людям жилось тяжело. Зажиточных домов стало меньше. Не хватало всего —   и денег и товаров. Хорошо заработать можно было только на махинациях с дефицитом, и уголовники, конечно, облагали налогами «Экономических» преступников, чиновных воров и спекулянтов. А офицеры получали приличное жалованье. Да и из Германии многие приехали с богатыми трофеями.  В те годы военные стали в СССР высокооплачиваемой кастой, которая выделялась на фоне всеобщей нужды. Воры знали, нападая на них, что у этих людей есть чем поживиться. Вот и рисковали.

Жукова до глубины души возмутили расправы над офицерами. Конечно, это трагедия, когда люди в погонах, прошедшие Великую Отечественную, погибали от рук блатарей — грабителей. И маршал Победы смириться с таким положением дел не мог. Он привык к беспрекословному подчинению в своём окружении. К железной дисциплине. А тут какие-то урки навязывают свои правила, да ещё и в таком кровавом стиле. Жукову не нравились милицейские методы борьбы с убийцами – осторожная работа с осведомителями, медленное внедрение… Какой смысл цацкаться с уголовщиной? С ней нужно говорить только с позиции силы. Убийцы понимают только один аргумент – пулю. Если они потеряли страх – пиши пропало.

Георгий Константинович Жуков в 1946 году был назначен командующим войсками Одесского округа

Мало кто предполагал, что такое событие навсегда поменяет жизнь маленького приморского городка. Сразу после кражи автомобиля Жукова он устроил разнос всему городскому руководству Одессы. Маршал и раньше не отличался уравновешенностью, но в таком гневе его редко кто видел. Уже через полчаса после обнаружения пропажи, перед командующим выстроилось всё городское милицейское начальство. Сыщики только развели руками: одесский уголовный розыск насчитывал менее 100 сотрудников – слишком мало, чтобы навести порядок. Mercedes-Benz, кстати, вернули. На заднее сиденье была подброшена записка, где приводились нижайшие извинения. Не знали, мол, имя знаменитого владельца машины. Но все понимали, что таким образом местный криминалитет давал знать, кто в Одессе хозяин.

Во время войны город находился под румынской оккупацией и не было ничего удивительного в том, что здесь расцвели настоящие рыночные отношения. Его называли черноморским Лас – Вегасом, состоящим из дешёвых ресторанов, шалманов и притонов. «Это был период своего рода НЭПа, когда вся жизнь сосредоточилась на Привозе, в коммерческих магазинах. Но эти магазины были доступны далеко не каждому одесситу. Для обычных рабочих булка хлеба стоила на рынке 100 рублей – месячная заработная плата», — рассказывал полковник в отставке и участник тех событий Исая Бондарев.

На улицах хозяйничали вооружённые бандиты. Порой за одну ночь фиксировалось до 70 случаев ограблений. По словам персонального водителя Сталина Михаила Ильченко, «как только сгущались сумерки, начинались грабежи. Люди уже не выходили на улицы. Одесса вымирала».

«Думаю, Жуков сначала даже не понимал, куда он попал. Здесь все друг друга знают, всегда был определённый слой горожан, которые держали руку на пульсе, контролировали все городские структуры сверху донизу. Можно было позвонить и сказать: «Моня, в чём дело? Давайте выпустим этого товарища». И его мгновенно выпускали», — утверждает одесский историк и писатель Виктор Савченко. В 1946 году от  измученного преступниками населения во все инстанции шли гневные письма. Даже на избирательных бюллетенях люди писали: «Требуем, навести порядок. Доколе мы будем жить в страхе перед уголовниками?»

Жукову доложили, что Одесса изнывает от разгула преступности. В городе действует несколько банд. Даже название «Чёрная кошка» (популярное по всему Союзу) приписывали сразу нескольким криминальным «коллективам». Самую, опасную группировку возглавлял уголовный авторитет Николай Марущак – дерзкий и беспощадный. За короткий срок его люди совершили около 20 грабежей с убийствами. Жертвами налётов стали даже несколько работников госбезопасности и боевых офицеров. Официально считалось, что их убивали ради формы и документов, но не исключалась и связь бандитов со шпионами…

Были сведения, что один из «корешей» Марущака, Фёдор Кузнецов по кличке Когут, во время оккупации имел тесные контакты с гестапо. В этом нет ничего странного: немцы, румыны, венгры, захватывая город, старались опираться на тех, кого обидела советская власть, и не в последнюю очередь на уголовников. Разведка докладывала Жукову об этом, включая секретную информацию.

Жукову приписываю фразу: «Церемониться с уголовниками запрещаю. Всю эту сволочь расстреливать на месте!» По сути, он действовал именно так. Опираясь на опытных офицеров, прошедших Смерш и разведку, маршал утвердил к исполнению операцию под кодовым названием «Затмение». Для этого специально подготовили несколько офицеров-разведчиков. Их было немного – человек 10-12. Поздним вечером там, где не горят фонари, они должны были»возвращаться из ресторана» — в обнимку с дамой, в подпитии. Отличная приманка для гопников. И действительно, на них стали нападать лихие одесские разбойники. Но офицеры были трезвы и готовы к обороне… Первая же ночь принесла отменный результат: офицеры пристрелили больше десятка бандитов. Можно сказать, на месте преступления. Тут и доказывать ничего не нужно: пытались ограбить и получили по заслугам.

Жуков был вполне доволен началом операции. Удачный опыт продолжили, и через несколько дней ряды уголовников в Одессе — маме поредели. А главное — они испугались. Прекратились дерзкие налёты и грабежи. Конечно, разведчикам не удалось на живца уничтожить всю одесскую преступность. Крупные банды оставались, с ними расправились позже – к концу 1940-х. Но жить в городе стало безопаснее, распоясавшиеся уличные грабители присмирели. А многие просто погибли. В народе ходили (и до сих пор ходят!) легенды об этой операции маршала Жукова. И относились к столь суровым мерам не просто с пониманием, а с восхищением – настолько устали одесситы от своих потрошителей…

— Такая точка зрения стала почти официальной после того, как лихие расправы над бандитами вошли в сценарий сериала «Ликвидация» — говорит Одесский краевед и писатель Виктор Савченко. А вот отставной полковник милиции Исай Бондарев, который в 1946 году был направлен из армии в военную комендатуру Одессы: «В комендантской роте никаких указаний маршала Жукова, чтобы расстреливать бандитов на месте, не было и не могло быть. Мы действительно сотрудничали с работниками милиции, проводили повальные обыски, обследовали чердаки, подвалы, где оккупанты оставили оружие. Вместе патрулировали». Комендатура, где служил Бондарев, находилась около вокзала, буквально окружённого воровскими «Малинами».

Слухи о том, что кто-то уничтожает «братков» сотнями дошла бы сюда в первую очередь.  По его мнению, расстрелы без суда и следствия действительно были, но их инициатором оказался вовсе не командующий округом Г. К. Жуков. Такие разборки проводили милиционеры из числа фронтовиков, по собственной инициативе.

Судьба этих людей была во многом трагична. Четыре года войны, долгожданный мир, счастливое возвращение домой… Но что ждало их здесь? Работы в Одессе не было, перспектив тоже. Особенно тяжело приходилось тем, кто ушёл на войну со школьной скамьи – ни семьи, ни образования, ни профессии. Зато криминальные авторитеты были всегда рядом, предлагая быстрый и лёгкий заработок. Кто-то пошёл этой дорогой. Известно, что на долю фронтовиков приходилась почти половина всех вооружённых грабежей, убийств и пьяных выходок со стрельбой. Остальные подались в милицию. Но и там они применяли методы, которые хорошо усвоили в боях.

«В правоохранительные структуры пришли фронтовики. Если речь шла о задержании какой-нибудь криминальной группы, то сначала стреляли, а потом говорили: «Стой, кто идёт». Для этого не надо было никакого Жукова. Да и не его это, не маршальское дело гоняться за преступниками», — рассказывает военный историк Николай Барбашин.

Благодаря фильму «Ликвидация» и в наше время все знают, что преступность в Одессе искоренил именно маршал Жуков. Кстати, в прежние времена слухи об этом любили запускать и сами уголовники. Это неудивительно, ведь «капитулировать» великому полководцу куда почётнее, чем проиграть милиции. Операция сработала.

Нечто аналогичное случилось во всех послевоенных городах, правда не с таким скорым результатом: в основном милиция обошлась без жуковских методов. Так что улицы наших городов стали спокойными только через несколько лет после Победы.

Сегодня историки полагают, что маршал Г.К. Жуков узнав об успехе сотрудников милиции и работавших с ними вместе его подчинённых в борьбе с преступностью в городе Одесса, негласно присвоил все заслуги себе. Да и сделал он это уже в «безопасное брежневское» время, ведь в сталинские времена его могли бы привлечь к уголовной ответственности за внесудебные расстрелы на улицах мирной Одессы.

В официальной биографии маршала Жукова об этой истории ничего не говорится. Конечно, он не включил её и в свои мемуары, где речь идёт о Великой Отечественной войне. Бывший начальник управления по политико-воспитательной работе МВД СССР генерал-майор Александр Зазулин рассказывал, что на склоне лет Георгий Константинович Жуков с гордостью вспоминал, как за считанные месяцы убрал в Одессе главарей преступных группировок, мародёров и воров.

Незадолго до смерти в 1970-е маршал Жуков получил почётный знак МВД СССР «Заслуженный работник МВД» из рук главы Министерства Внутренних Дел генерала армии Николая Анисимовича Щёлокова. Говорят сам министр настоял на этой встрече, так как в годы войны полковник Н.А. Щёлоков воевал довольно успешно и встреча со своим легендарным командующим для него была и почётна и очень важна.

Маршал Советского Союза четырежды герой Советского Союза, посмеялся над этой наградой: известно, что военные относятся к защитникам правопорядка – сотрудникам органов внутренних дел свысока. Но вспоминать о своей службе в Одессе и о борьбе с уголовщиной Г.К. Жуков на склоне лет любил… С улыбкой – как о забавном приключении. Но истинную историю операции «Затмение-маскарад» прославленный полководец никому так и не рассказал.

Что касается фильма «Ликвидация» режиссёра Сергея Урсуляка, то сценаристы этого фильма проявили, пожалуй, избыточное сочувствие к ворам и убийцам, осудив операцию «Затмение-маскарад». Они не жили в послевоенной Одессе и не знают, что такое уличные грабежи, которые превращались в повседневную рутину…

Через год после триумфа «Ликвидации» возле здания одесского областного управления МВД появился памятник сотрудникам уголовного розыска, боровшимся с преступностью в послевоенные годы.  Авторы изобразили оперативника в военной форме, на ладони которого сидела пара голубей. Одесситы немедленно бросились искать в образе сходство с Давидом Гоцманом, главном героем полюбившемся зрителям саги об уголовном одесском розыске «Ликвидация». Гоцман – фигура выдуманная, оперативника с такой фамилией в Одессе не было. Но у киношного подполковника милиции было несколько прототипов, судьбы которых проявились на киноэкране. И главный из них – тёска Гоцмана, Давид Курлянд, легенда Одесского Угро. Старожилы приметили черты знаменитого одесского сыщика — Давида Курлянда, когда-то наводившего ужаса на местных бандитов.

Давид Курлянд

Вначале 1930-х энергичный и деятельный по характеру Давид Курлянд был направлен по комсомольской путёвке в народную дружину. Его записали в специальную группу, которая не просто патрулировала улицы, а помогала милиции ловить опасных преступников. И тут Курлянд, проявил себя так ярко, что его зачислили в штат одесского уголовного розыска на должность помощника уполномоченного. Он ещё считался стажёром, но уже планировал операции по поимке бандитов. Его предложения всегда отличались непредсказуемостью и дерзостью. Очень быстро стало ясно, что даже самые матёрые одесские уголовники не способны «просчитать» нового оперативного сотрудника.

За несколько лет Давид Курлянд дослужился до старшего уполномоченного. За всё время службы у него не было ни одного прокола. И не было такого дела, которого он бы не смог раскрыть. За острый ум и удивительную проницательность коллеги прозвали Курлянда «профессором по борьбе с бандитизмом», а уголовники — «одесским волкодавом». 

В 1941-м Давид в первых рядах встал на защиту родной Одессы, которую атаковали фашисты. Но поскольку Курлянд был слишком ценным кадром для милиции, его буквально заставили уехать с семьёй в эвакуацию в Узбекистан. Там он попал в распоряжение Ферганского уголовного розыска. Боролся с преступниками и дезертирами, которые оказались среди эвакуированных. В Узбекистане Одесский волкодав дослужился до замначальника республиканского уголовного розыска (ему было всего 28 лет!). После чего его отозвали в прифронтовую опергруппу НКВД, которая во время отступления фашистов занималась разоблачением и поимкой предателей, не успевших сбежать бывших полицаев, а также специально оставленных на освобождённых территориях вражеских агентов.

С апреля 1944-го Курлянд возобновил службу в одесском Угрозыске. Именно с его подачи были ликвидированы самые отмороженные преступные группировки – банда Игоря Шевцова, организовавшая убийство и ограбление одесского горвоенкома Ивана Ляшко, а также «Додж 3/4», «Одесский Тарзан» и «Чёрная кошка», причастная к 12 убийствам, налётам и ограблениям.

Давид Курлянд

В 1944 году одесситы шептались об очередном убийстве. Руководитель горвоенкомата Иван Ляшко был найден мёртвым в собственной квартире. Из дома исчезли ценные вещи, поэтому речь шла ещё и об ограблении. Курлянд узнавал бандитов по «почерку». Вот и сейчас он не сомневался, что в преступлении участвовал знаменитый по тем временам грабитель Николай Марущак, возглавлявший группировку «Чёрная кошка».

Числились в ней матёрые рецидивисты. За неполный год- 12 убийств, налётов и ограблений. Именно эти люди зверски убили участкового инспектора милиции, командировочного сотрудника госбезопасности и несколько войсковых офицеров. У мёртвых забирали не только оружие, но и форменную одежду, в которую бандиты экипировались, когда шли «на дело». Дошло до того, что люди из «Чёрной кошки» даже расклеили по городу листовки, в которых регламентировали свою «работу» по грабежу населения.

По полученной от агентов информации сотрудники угрозыска шаг за шагом сжимали кольцо вокруг Марущака, но опытный бандит каждый раз избегал такой нежелательной «встречи» с милиционерами. Говорили, что у него звериное чутьё, и он умудрялся уходить от опасности даже тогда, когда шансов спастись не было. Оперативникам удалось выследить преступника, но в последний момент всё сорвалось: главарь, хорошо знавший ходы в катакомбах, нырнул в пещеру. Именно там находилась его штаб-квартира.

Сотрудники уголовного розыска ранним утром окружили это место. Бесшумно подошли вплотную. Но бандиты, почувствовав опасность и понимая, что они заперты в пещере, решили прорваться сквозь кольцо. Выскочив наружу, открыли ураганный огонь. Оперативники моментально начали стрельбу на поражение. Бой был коротким.

В этом бою все 19 бандитов были убиты или тяжело ранены. Сам Марущак, чтобы не попасть в руки милиции, проглотил ампулу с цианидом. И таких приключений в жизни Курлянда было столько, что о нём можно снять десяток фильмов!

В 1963 году Давид Курлянд был уволен в запас в звании подполковник милиции. Последние 10 лет перед увольнением он читал лекции по криминалистике в Одесской спецшколе МВД СССР. В 1988 году Давид Михайлович Курлянд написал дневник воспоминаний, которые, кстати, и легли в основу сценария «Ликвидации». В красной папке более 200 страниц воспоминаний. Здесь перечислены самые значимые уголовные дела, которые он расследовал. Описаны они где-то сухо, по — канцелярски, а где — то с одесским юмором. Интересно, что личное дело Давида Курлянда до сих пор засекречено. 28 июля 1993 года он умер от инфаркта и похоронен на Троицком кладбище города Одессы.

Николай Варавин, историк, полковник милиции в отставке, ветеран МВД России и боевых действий.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь