Любимому режиссёру волжских театралов, руководителю НЭТа — 70!

0
230
реклама

Первым делом распустил труппу Волгоградского драмтеатра имени М. Горького – и газеты (а вслед за ними и культурная элита города) взорвались негодованием: «Не уважает авторитеты! Привёз варягов!» «Варяги» — приглашённые из театров Горького, Петрозаводска и других городов актёры – совсем скоро станут любимцами публики, а пока… Пока идут репетиции, в театре идёт ремонт, а по городу ходят троллейбусы с огромными разноцветными буквами на боках: Н-Э-Т. Они будоражат воображение, как и новости после самого первого спектакля – «Ромео и Джульетта». «На сцене самый настоящий фонтан!.. И твист у бассейна! Так перевернуть Шекспира!.. Ромео – культурист в плавках! А Джульетта, Джульетта…» Зрители и критики раскололись на два лагеря: кто-то презрительно говорил, что «вот это – не искусство, а попса», другие сумели отыскать символику в цветовом и музыкальном решении спектакля, в пластике актёров. А кто-то просто влюбился в этот дивный новый мир, где у входа встречали улыбчивые администраторы, в фойе горели свечи и играли скрипки и вместо скучных звонков звучало вкрадчивое: «Внимание, мы начинаем»…
Потом были новые спектакли, и каждый – событие: «Иллюзии Дон-Жуана», «Маскарад», «Самоубийца», «Блэз», «Мужчина и женщина»… И вновь споры до хрипоты, и длинная очередь в кассу, и затверженные наизусть реплики персонажей. «В который раз ты смотришь «Самоубийцу»? В восьмой? В девятый?» В девятый – во время Первого Международного театрального фестиваля, который прошёл в Волгограде именно по инициативе Отара Ивановича Джангишерашвили. Мы с друзьями каким-то чудом пробрались на спектакль, чтобы смотреть в итоге не на сцену, а на то, как принимает разноязыкий зал (в фестивале участвовали театры из Италии, Англии, Египта, Грузии) очень русскую историю. Актёры играли на русском языке, в ложе бенуар девушка-переводчица старательно читала текст по-английски, и это мешало. К счастью, «суфлёр» замолчала минут через десять. Говорят, итальянцы попросили: «Не нужно ничего переводить, всё понятно и так». Они действительно понимали – и смеялись, и плакали, как дети. И замирали, когда Подсекальников брал в руки револьвер. И переводили дыхание, когда самоубийство откладывалось. А потом зал аплодировал стоя. И долго не хотел отпускать артистов. Запомнились счастливое и усталое лицо Валерия Гурьева и слегка виноватая почему-то улыбка Отара Ивановича, которого едва упросили выйти на поклоны.
…Однажды я наберусь нахальства и напрошусь к нему на интервью. Он взглянет рассеянно: «О чём вы хотели поговорить, деточка?» И заговорит сам — о новом спектакле, которым заняты его мысли. «О чём он будет, Отар Иванович?» Смотрит удивлённо: «О любви. Всё это – о любви». «Как, и «На дне», и «Основной инстинкт», и «Бледная луна», и…?» «Да. О чём же ещё?»
Понимание придёт позже: а ведь и правда в НЭТе всё – о любви, о том, ради чего действительно стоит жить.
Разъехались, разлетелись по городам и весям многие актёры первого состава НЭТа. Играют на столичных сценах, снимаются в кино и сериалах Лидия Матасова и Валерий Гурьев, Михаил Полосухин и Вадим Ситников, Георгий Тополага и Антон Качурин. Андрей Сычёв (тот самый, чей голос до сих пор возвещает о начале спектаклей) учился на режиссёрских курсах Марка Захарова, снимает документальные проекты для Первого канала. Владимир Бондаренко руководит Волгоградским Молодёжным театром и выходит на сцену в спектаклях НЭТа. Как и обожаемые публикой Олег Алексеев, Светлана Кулакова, Алла Забелина, Андрей Курицын, Елена Тополага, Сергей Симушин…
А ведь совсем скоро – новый театральный (юбилейный!) сезон, и будут премьеры, и споры, и аплодисменты, и цветы… Отар Иванович, вы снова будете говорить со зрителем о любви? С юбилеем, мастер!

 

Видео — из архива Михаила Полосухина. Снимали из-за кулис.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here