Малоизвестные факты о Сталинградской битве

0
4578

В истории нашей страны начало февраля имеет особое значение. В эти дни 77 лет назад победой Красной армии завершилась Сталинградская битва. Крупнейшее сражение Великой Отечественной войны имело решающее значение. 200 дней, которые продол­жалась битва на Волге, переломили ход войны в пользу Советского Союза. Для бесчеловечного германского фашизма, мечтавшего покорить весь мир, начался обратный отсчет. Именно в Сталинграде была заложена главная основа Великой Победы.

Подвиг советского народа не имеет при­меров. Летом 1942 года враг решил взять  реванш за поражение под Москвой и неудавшийся блицкриг. В наступление были брошены отборные части немецких войск, усиленные итальянскими, венгерскими, ру­мынскими дивизиями. Фашистское командование рассчитывало быстрым броском захватить Сталинград, перерезать важнейшие транспортные артерии, лишить Советский Союз кавказской нефти и кубанского зерна.

В Берлине уже видели нашу страну раз­громленной и поставленной на колени, од­нако, героическое сопротивление Красной Армии сорвало планы гитлеровцев. Не­смотря на превосходство противника в танках, артиллерии и авиации, наши вой­ска сражались за каждый овраг, каждый курган, каждый посёлок.

Началом сражения за город на Волге принято считать 17 июля 1942 года, когда немецкая группи­ровка начала летнее наступление против войск Юго-Западного фронта под Харьковом. В истории этот отрезок времени принято называть катастрофой Красной Армии. И для этого есть все основания.

Прорыв советской обороны вызвал не только крушение всего фронта, но и обра­зование еще одного крупного «котла» — под Миллерово. Все это привело к тому, что оборона советских войск на южном направлении практически развалилась. Воз­никла реальная угроза выхода противни­ка не только к Сталинграду, но и на Кавказ. Ставка Военного Главного Командования РККА была вынуждена срочно напра­вить на Сталинградское направление све­жие войска из своего резерва. Однако не надо думать, что отступление советских войск походило на бегство. Нет и еще раз нет!

Части РККА отходили с тяжелыми обо­ронительными боями, цепляясь за каждый рубеж обороны, полагая его последним. Именно в это время был издан знаменитый приказ № 227, который солдаты назвали «Ни шагу назад!».

Ожесточенное сопротивление советских войск не прошло даром. Им удалось сбить наступательный по­рыв немецких войск и остановить «железный каток» вермахта. И хотя немцы все равно вышли к Волге, это были уже не те солдаты, которые браво маршировали по мостовым Парижа и других европейских городов.

В конце августа фашисты вышли к Волге. Начались бои на улицах Сталинграда. Город был почти полностью разрушен вар­варскими бомбардировками, но так и не сдался врагу. Бои шли за каждый квадрат­ный метр. В легенды вошел подвиг защит­ников Дома Павлова. Два десятка совет­ских солдат разных национальностей обороняли его от сотен гитлеровцев и десятков вражеских танков в течение двух месяцев. Дольше, чем длилось сопротивление всей Франции в 1940 году!

Своей упорной обороне Сталинград был обязан как мужеству солдат, так и ма­стерству командующего 62-й армией В.И. Чуйкова и других военачальников, разра­ботавших тактику ведения боя в условиях города. Этот опыт, включавший действия штурмовых групп и снайперов, а также по­стоянные контратаки, вошел в учебники военного искусства во всем мире.

Впрочем, об этом этапе сражения знают лишь те, кто углубленно занимался этим вопросом. К сожалению, советская историография и пропаганда старались предать забвению эту славную страницу нашей военной истории. Дело в том, что у всех наших контратак была одна задача — соединиться с частя­ми, охватывающими Сталинград с юга, чтобы замкнуть кольцо вокруг войск Паулюса. Однако, как мы хорошо знаем, тогда, летом и ранней осенью 1942 года, этим планам не суждено было осуществиться. Однако потери наши части несли огромные.

Нарком внутренних дел СССР Берия направил 23 сентября 1942 года Сталину сводку № 1614/Б по данным Особого отдела Юго-Восточного фронта (28 сентября 1942 года фронт был переименован в Сталинградский под командованием генерал-полковника А.И. Еременко), где сообщалось, что к 22 сентября 62-я армия генерала Чуйкова оказалась разрезанной на три части. Берия сообщал:

«…Наши части наносят большие потери противнику. Только в одном районе центра города уничтожено 25 танков противника. В результате многодневных упорных боев наши части также понесли большие потери, главным образом от авиации противника. Так, в 13-й Гвардейской стрелковой дивизии осталось 500 активных штыков; в 10-й дивизии войск НКВД – 60 активных штыков; в 42-й стрелковой бригаде – 20 штыков. Аналогичное положение в ряде других соединений фронта…»

Ещё один пример. 241-я и 167-я танковые бригады в тяжелых бо­ях потеряли более 90% своих машин. Из 98 танков в строю осталось лишь 4. И все потери наши танкисты понесли в течение 30 сентября. Причиной этого была не только умело построенная и глубоко эшелониро­ванная оборона противника, но и отсутствие боевого опыта у большинства наших командиров. Также ска­зывался тот факт, что части не прошли боевого слаживания. Так, например, наши танки в наступатель­ном порыве не заметили, что пехота отрезана огнем, и выкатились прямо на позиции противотанковой артиллерии немцев. Узнав об этой трагедии, начальник штаба Донско­го фронта генерал-майор Малинин в сердцах воскликнул, что, если бы ему дали один-единственный обученный пехотный полк, он бы прошел Сталинград насквозь.

Неудивительно, что после войны мало кто хотел вспоминать об этой горькой странице. А ведь совершеннo напрасно. Да, хотя наши контруда­ры не достигли поставленной цели, они подтачивали боевой механизм вермахта, нарушая его четко постав­лю работу.

К этому времени основная тяжесть сражения перенеслась в город­скую черту, где в бескомпромиссных уличных боях были пе­ремолоты лучшие части фель­дмаршала Паулюса. Те из не­мецких солдат, что пережили Сталинградскую битву, в своих письмах и воспоминаниях на­зывали то время не иначе как кровавым адом. Эти письма и дневники немецких солдат хранятся в архивах Волгоградского музея-панорамы «Сталинградская битва» и они доступны для ознакомления.  Несмотря на то, что это были закаленные в боях профессионалы, на ули­цах города на Волге им при­шлось нелегко. Здесь они уви­дели другую войну. Войну на уничтожение, в которой при­ходилось сражаться букваль­но за каждый дом.

Если раньше немецкое ко­мандование, планируя свои операции, рисовало огром­ные стрелы на карте, намечая направления главных ударов, то теперь им пришлось оперировать куда как более скромными величинами. В Сталинграде успехом счи­тался отбитый у противника перекресток или занятый полуразрушенный дом. Иногда для того, чтобы отбить или удержать городской квартал, требовалось при­нести в жертву несколько тысяч солдат. Путь к Волге был буквально усеян телами в серых шинелях, кото­рые так никогда и не вернулись в свой родной фатерланд. Неудивительно, что боевой дух немецких войск таял буквально на глазах.

Несмотря на ввод все новых и новых подкреплений, наступление фашистов вы­дохлось. «Сталинград — это ад. Каждый бо­жий день атакуем и, если утром продвига­емся на 20 метров вперед, вечером нас отбрасывают назад», — писал в дневнике ря­довой 295-й пехотной дивизии вермахта Эрих Отто.

Положение немцев постоянно ухудшалось и стало катастрофическим. Вот некоторые выдержки из дневника унтер-офицера И. Шаффштейна: «2 ноября. Ночью колоссальная де­ятельность авиации. Из головы не выходит мысль, что твой конец бли­зок. Наши атаки безуспешны. Ротный старшина Лар убит.

  • 3 ноября. Унтер-офицер Фридрих убит.
  • 8 ноября. Снова и снова воздушные налёты. Никто не знает, будет ли он жив через час…
  • 9 декабря. Всех ослабевших лошадей закалывают и съедают.
  • 10 декабря. Голодать чертовски тяже­ло.
  • 11 декабря. Никаких надежд на улучше­ние. Сейчас мы познали цену хлеба.
  • 12 декабря. Сегодня я нашёл кусок ста­рого заплесневевшего хлеба. Это было настоящее лакомство. Мы едим только один раз, когда нам раздают пищу, а затем 24 часа голодаем…»

Последнюю попытку взять Сталинград Паулюс предпринял 11 ноября. Его войскам удалось захватить юж­ную часть завода «Баррикада» и 500-метровый участок волжского берега. После этого немцы окончательно выдохлись, и бои перешли в позиционную стадию. В этот момент советское командование решило, что на­стало время перехватить инициативу у противника.

Уже в ноябре самое мрачное будущее было понятно участникам боёв. Русские оказались гораздо сильнее, чем они рассчитывали. Вахмистр Ю.Фернет писал своей знакомой 16 ноября 1942 года:

«У нас сейчас дело совсем плохо; если бы нас увидела, ты бы половины не узнала, а потом спросила бы: а где тот, где этот? Да, они лежат в русской земле, другие на излечении на родине или в лазарете, некоторые лишились ног и так далее. Плохо нам! Здесь погибает очень много народу, так как русский сражается чрезвычайно упорно».

Двумя днями позже ефрейтор В. Опперман писал брату:

«Сталинград – это ад на земле, Верден, красный Верден, с новым вооружением. Мы атакуем ежедневно. Если нам удаётся утром занять 20 метров, вечером русские отбрасывают нас обратно».

В середине ноября 1942 года советскому командованию удалось нарастить силы на сталинградском направлении и создать мощную, хорошо оснащенную группировку войск. Сосредоточение ударных армий прошло в полной тайне, так что начальник штаба оперативного руководства германской ставки генерал Йодль назвал это крупнейшим провалом гитлеровской воен­ной разведки.

Условия для успешного контрнаступле­ния ковались всей советской страной. Если за первое полугодие 1942 года военная промышленность СССР произвела 9600 боевых самолетов, то во втором полугодии — уже 15 800. Значительно вырос выпуск танков и артиллерийских орудий. Все это было невозможно достичь без максимальной мобилизации ресурсов и умелого управления экономикой страны, осуществлявшегося Государственным комитетом обороны под руководством Сталина.

В ноябре Ставка утвердила план окружения Сталин­градской группировки про­тивника, получивший название опе­рация «Уран». Согласно плану предпо­лагалось ударами с севера (на Дону) и юга (район Сарпинских озер) прорвать оборону и охватить силы противника в городе. Направления ударов были вы­браны не случайно, ведь на этих участ­ках оборонялись не немецкие войска, а их союзники — итальянские и ру­мынские фашисты. А эти части не от­личались стойкостью в обороне.

Операция началась 19 ноября. После мощной артподготовки в наступление перешли войска Юго-Западного и Донского фронтов, а 20 ноября — войска Сталинградского фронта. Румын­ские войска, не выдержав натиска, обратились в бег­ство. Утром 23 ноября войска Сталинградского фрон­та взяли Калач-на-Дону, в тот же день части 4-го тан­кового корпуса Юго-Западного фронта и 4-го механи­зированного корпуса Сталинградского фронта встре­тились в районе хутора Советский. Кольцо окружений было замкнуто.

Однако, несмотря на этот успех Красной Армии, вой­ска Паулюса не собирались сдаваться без боя, тем бо­лее что сам фельдмаршал получил категорический приказ от Гитлера — держаться до последнего сол­дата. Поэтому советское командование начало разра­ботку операции по уничтожению окруженной группировки, получившей название «Кольцо».

В результате операции «Уран» в «котле» оказалась 330-тысячная группировка врага — две армии и 22 дивизии.

Попытка деблокировать окруженные войска, осуществленная группой армий фельдмаршала Манштейма, окончилась провалом. 10 января 1943 года Красная Армия приступила к операции «Кольцо» — ликвидации фашистской группировки в Сталинграде. К концу месяца она была расчленена на две части, первая из которых — южная — капитулировала 31 января.

В плен попала 91 тысяча человек, включая более 2,5 тысячи офицеров во главе с командующим 6-й армией генерал-фельдмаршалом Фридрихом Паулюсом. Сегодня все чаще можно услышать мифы о том, что советская власть намеренно хотела умо­рить пленных. С чем якобы и связана их высокая смертность. В действительности вся вина лежит на фашистском командо­вании, отказавшемся принять требование o капитуляции и обрекшем попавших в окружение солдат на смерть от истощения и холодов. Характеризуя состояние личного состава подразделений вермахта в период окружения, я хочу вновь обратиться к письмам немцев из Сталинграда. Они сохранились в достаточном количестве в Волгоградском музее-панорама «Сталинградская битва», где каждый желающий может с ними ознакомиться. Окружённые немцы ели лошадей, собак, кошек и крыс.

Один из них, солдат Отто Зехтиг 100-й пехотной дивизии, писал невесте 29 декабря 1942 года:

«Вчера мы получили водку. В это время мы как раз резали собаку, и водка явилась очень кстати. Хетти, я в общей сложности зарезал уже четырёх собак, а товарищи никак не могут наестся досыта. Однажды я подстрелил сороку и сварил её…».

Другой солдат, Вернер Клей, писал 26 декабря:

«Сегодня ради праздника сварили кошку».

Его сослуживец, Рефферт три дня спустя писал жене:

«Эльза, я не хочу наводить на тебя тоску и не стану много рассказывать, но одно я тебе могу сказать: скоро я погибну от голода…»

Для многих к концу декабря не хватало даже и конины. Неизвестному солдату 631-го артиллерийского полка ещё повезло. 31 декабря он писал:

«Сегодня вечером мы снова варили конское мясо. Мы едим это без всяких приправ, даже без соли, а околевшие лошади пролежали под снегом, может быть, 4 недели. Как ты можешь понять, у нас нет лакомых кусков…».

Чувствуя, что это конец, многие прощались с семьями и не приукрашая сообщали им, что близится финал. Ефрейтор Р. Ян писал невесте 27 декабря:

«Мы будем сражаться, пока последний человек не подохнет. Это у нас называется «героической смертью».[…] Мертвецы – повседневное зрелище; испытывать сострадание мы разучились, любви больше не требуется, остались только животные инстинкты, жрём мы и живём как свиньи. […] Ещё две недели, и мы все сдохнем. […] Несмотря на злополучное положение, в котором мы находимся, люди воруют друг у друга. Нет смысла писать тебе больше об этом; ты всё равно не в состоянии себе представить, каково это в действительности. Я погиб».

Назад в Германию вернулись около 6 тысяч военнослужащих 6-й армии.

Об этом надо упомянуть особо. То, что произошло с немецкими военнопленными, случилось в медицинской практике впервые. В Сталинград для спасения пленных были направлены лучшие бригады военных врачей. Физическое, нервное и психическое истощение, ранения и болезни немецких солдат способствовали быстрому их уходу из жизни. Советские врачи само­отверженно боролись за жизнь оказавших­ся в плену фашистов. Что признал и сам Паулюс, писавший:

«Врачи и командование Красной армии делали всё, что было в человеческих возможностях, чтобы сохранить жизнь пленных».

Советское командование делало всё для их спасения, но, к сожалению, это не помогло. В истории военной медицины этот случай изучается отдельно и будет ещё долго предметом спора врачей о методике организации лечения подобных больных.

От поражения под Сталинградом Германия и её сателлиты так и не смогли оправиться. На берегах Волги были уничтожены две германские, две румынские и одна итальянская армии. Общие потери врага составили 1,5 миллиона человек убитыми, ранеными и пленными, 2 тысячи танков, 3 тысячи самолётов, более 10 тысяч орудий и миномётов. Или четверть всех сил, действовавших на советско-германском фронте. Неудивительно, что после разгрома на Волге Гитлер объявил в Германии трёхдневный траур.

Сталинградская битва подорвала положение Третьего рейха. Перед лицом катастрофы оказался его главный союзник – Италия.  К выходу из войны стали стремиться правящие круги Финляндии, Венгрии и Румынии. Япония, которая в случае поражения советских войск планировала атаковать СССР, отказалась от нападения. Не стала присоединяться к странам «оси» Турция.

В школьных учебниках Сталинградская битве уделено крайне мало внимания. На­пример, учебник для 11-го класса A.A. Лeвандовского, Ю.А. Щетинова и С.В. Мироненко (2013 г.) посвящает величайшему сражению войны 3 абзаца, в то время как неудачному для СССР периоду с июня по декабрь 1941 года — 7 страниц.

Прошло 77 лет со дня окончания одного из грандиознейших сражений Второй мировой войны – Сталинградской битвы, но мне, как коренному жителю, родившемуся в области, которая тогда называлась Сталинградской, не только важно, чтобы помнили об этом. Но важнее, как об этом будут думать наши уже внуки и правнуки, родившиеся на священной Волгоградской — Сталинградской земле, особенно изучая этот исторический период нашего государства – России.

Со стороны западных и отечественных околозападных историков Великая Отечественная война представляется как смесь штрафбатов, заградотрядов и бездарных полководцев, «забросавших врага трупами».

Как тут не вспомнить заявления писателя, кстати, офицера-связиста в годы войны, который был арестован СМЕРШ и осуждён, Александра Солженицына, того самого, который в своих произведениях утверждает, что фундаментом Сталинградской победы были штрафные роты. По данным музея-панорамы «Сталинградская битва» за весь период боёв было задержано 148 дезертиров, а ведь советских солдат, прошедших через Сталинградское сражение, было около 2 миллионов, что ещё раз подтверждает массовый героизм советских солдат и офицеров и веру их в победу.

Другой писатель-фронтовик, участник Сталинградской битвы Виктор Некрасов, написавший самую лучшую книгу о Сталинградской битве «В окопах Сталинграда» был правдив и написал так, как это было на самом деле:

«Есть детали, которые запоминаются на всю жизнь, и не только запоминаются. Маленькие, как будто незначительные, они въедаются впитываются в тебя, начинают прорастать, вырастают во что-то большее, значительное, вбирают в себя всю сущность происходящего, становятся как бы символом. Я помню одного убитого бойца. Он лежал на спине, раскинув руки, и к губе его прилип окурок. И это было страшней всего, что я видел до и после на войне. Страшнее разрушенных городов, распоротых животов, оторванных рук и ног. Раскинутые руки и окурок на губе. Минуту назад была ещё жизнь, мысли, желания. Сейчас – смерть». Эти слова могут служить предостережением тем политикам, которые держат в своих руках хрупкий современный мир. Они не должны забывать про трагические уроки Сталинграда.

О Сталинградской битве был снят фильм «Солдаты» (другое название – «В окопах Сталинграда»). Фильм снят по мотивам повести и по сценарию Виктора Некрасова, автора повести «В окопах Сталинграда». Это произведение принесло автору подлинную славу: она переиздана общим тиражом в несколько миллионов экземпляров, переведена на 36 языков. За эту книгу, после прочтения её Сталиным, Виктор Некрасов получил в 1947 году Сталинскую премию второй степени. Фильм был снят в 1956 году на киностудии «Ленфильм» режиссёром Александром Ивановым. Премьера состоялась 18 марта 1957 года. В этом фильме сыграл одну из своих первых больших киноролей Иннокентий Смоктуновский – ветеран Великой Отечественной войны, участник Сталинградской битвы. Снялись также Всеволод Сафонов, Леонид (Алексей) Кмит, которого мы помним по роли Петьки в фильме братьев Васильевых 1934 года «Чапаев» и другие известные актёры тех лет. Этот фильм был отмечен премией Всесоюзного кинофестиваля.

Сам фильм и повесть очень дороги тем, что их автор Виктор Некрасов — участник Сталинградской битвы. На фронте он был полковым инженером и заместителем командира сапёрного батальона, в ходе сражения он был ранен и лечился в военном госпитале на моей малой родине в городе Ленинске Ленинского района Сталинградской области. После повторного ранения в Польше в начале 1945 года в звании капитана был демобилизован. Награждён орденами «Красная Звезда», «Почётного Легиона» (Франция), медалями: «За отвагу», «За оборону Сталинграда» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Повесть «В окопах Сталинграда», опубликованная в 1946 году в журнале «Знамя» была одной из первых книг о войне, написанных правдиво насколько это было возможно в то время. По сценариям Виктора Некрасова поставлены кинофильмы «Город зажигает огни» (1958 год) и «Неизвестному солдату» (1961 год).

Очень точно и объективно оценивали личность и творчество Виктора Некрасова его современники-писатели, журналисты, люди, которые знали и любили его как талантливого писателя и настоящего фронтовика и тепло отзывались о нём: « Виктор Платонович, капитан Некрасов… Всеобщий любимец, красавец от ранней юности до последних минут жизни. Чёрные усики, военная выправка, солдат, мушкетёр, гуляка – одним словом, русский дворянин и офицер. Кумир многих поколений Виктор Некрасов написал, быть может, лучшую книгу о войне – «В окопах Сталинграда», стал самым молодым лауреатом Сталинской премии и окончил свои дни в изгнании, в Париже. На его могиле, на кладбище Сент-Женевьева-де-Буа, установили осколок снаряда, найденного им самим на Мамаевом кургане, и высекли даты Сталинградской битвы».

«Это ж надо было начать жизнь и окончить свои дни в Париже, чтобы где-то посередине написать «В окопах Сталинграда»,

— скажет о нём Андрей Синявский – известный писатель и диссидент в советскую эпоху.

Прошло 77 лет после эпохальной битвы на Волге, но время не стерло огромного значения той победы. Она стала переломным этапом Второй мировой войны, после которого германские войска окончательно потеряли стратегическую инициативу. Помнят о Сталинградской битве и на Западе. В Германии эту битву часто называют «русским Верденом» — из-за огромных потерь, которая понесла немецкая нация в этой битве.

Немецкая газета «Берлинер цайтунг» прямо написала: «Это «Ватерлоо под Сталинградом» — позор всей Европы. Для немцев поражение под Сталинградом обозначило величайший духовный надлом. Франция, которая была частью антигитлеровской коалиции, и воевала против нацистской Германии, сохраняет память о Сталинградской битве, в Париже существует площадь Сталинградской битвы и станция метро «Сталинград».

Николай Варавин,
историк, ветеран МВД РФ и боевых действий, Член Союза Писателей города Волжского Волгоградской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here