Наталия Касаткина: «Я за любые эксперименты!»

0
782
реклама

Четыре дня в Волгограде и Волжском длился праздник балета – в рамках программы «Большие гастроли» здесь побывал Государственный академический театр классического балета Наталии Касаткиной и Владимира Василёва, представивший жемчужины своего репертуара. Волжане увидели спектакль «Ромео и .Джульетта» на музыку Сергея Прокофьева. Художественный руководитель театра Наталия Касаткина согласилась ответить на вопросы журналиста «Волжской правды».

-Судьба не случайно привела меня в Волгоград, — говорит Наталия Дмитриевна. —  Мне было семь лет, когда началась война, но я всё хорошо помню. И как мы с родителями ехали в эвакуацию на Урал, и как каждый день слушали репродуктор – чёрную тарелку на стене. И сводки помню, слова «после тяжёлых продолжительных боёв наши войска оставили город…» А потом – победа под Сталинградом, и слёзы радости на глазах взрослых. Может, и не всё я понимала тогда, но, видя эмоции родителей, чувствовала, что произошло великое событие.

И вот много лет спустя  благодаря «Большим гастролям» мы смогли показать волгоградцам и волжанам наши спектакли. Спасибо зрителям, принимали нас очень тепло.

Золушка

-Недавно министр культуры Ольга Любимова сказала, что у Государственного Академического театра классического балета Натальи Касаткиной и Владимира Василёва должен быть свой дом. Это прекрасная новость. Но вот вопрос: где же до этого столько лет репетировали артисты?

-Что вы, у нас прекрасное репетиционное помещение, где артистам комфортно работать. Нет своей площадки для выступления, но мы даём спектакли на лучших площадках Москвы – в Кремлёвском Дворце съездов,  в Большом театре… Так, в прошлом году к моему юбилею мы показали на сцене Большого премьеру балета «Кракатук» на музыку Эдуарда Артемьева. И всё же у театра должен быть свой дом. Потому слова Ольги Борисовны о необходимости строительства театра меня вдохновили. Надеюсь, у нас наконец появится собственное здание и родная сцена.

-Как получилось, что, будучи солисткой балета Большого театра, вы вдруг решили стать хореографом?

Сотворение мира

-Да как-то само собой. Собственно, началось всё с Владимира Юдича Василёва, ученика Асафа Мессерера. Будучи артистом балета Большого театра, он пытался искать себя и в других сферах, в том числе в качестве хореографа. И первым балетным номером, который он придумал, стало «Итальянское каприччио» Чайковского, главную партию в котором исполнила я. Позже мы начали вместе заниматься постановкой номеров, а первым балетом, который мы поставили, был «Ванина Ванини» на музыку Николая Каретникова.

-Вы сразу согласились, когда в 1977 году вам с Владимиром Василёвым поступило предложение возглавить Хореографический концертный ансамбль Игоря Моисеева «Молодой балет»?

-Сначала нам с супругом предложили работу в Мариинском театре в Ленинграде. Мы поставили на его сцене четыре спектакля, в том числе оперу «Пётр Первый», после чего поступило предложение стать руководителями театра. Но тут нас вызвал в Москву министр культуры СССР Пётр Демичев. Игорь Моисеев, создатель ансамбля «Молодой балет», предложил наши кандидатуры на должность руководителей. Собственно, он об этом и раньше говорил, но тогдашний министр культуры Фурцева нас не жаловала, заявляла, что «этих мальчишку и девчонку я не пущу на порог ни одного театра».  …Расставшись с Мариинкой, мы вернулись в Москву и возглавили ансамбль. Мы сразу обозначили свою позицию: будем строить авторский театр балета. Таким он и стал.

Ромео и Джульетта

-В театре вы работали с выдающимися солистами балета: Александром Годуновым, Михаилом Барышниковым, Иреком Мухаммедовым. Чем они вам запомнились?

-Мне посчастливилось быть партнёршей Александра Годунова в ряде постановок. А последним спектаклем, в котором он вышел на сцену перед отъездом за рубеж, была «Весна священная» на музыку Игоря Стравинского. Этот балет, получивший широкий резонанс, мы  с Владимиром Юдичем ставили специально на него. Миша Барышников… Ой, какой он был весёлый, какой чудесный, какой талантливый! На него мы ставили балет «Сотворение мира», который вошёл в репертуар театра. Миша работал вдохновенно. А после репетиции не уходил, начинал баловаться на сцене, как мы это называли. Частенько к нему присоединялся и Владимир Василёв. А когда балуются два талантливых человека, всегда получается нечто необыкновенное. Именно во время этих шуток Василёв придумал для Барышникова новые комбинации, новые движения. И знаменитый «прыжок Барышникова», который можно увидеть в балете «Сотворение мира», тоже был придуман именно тогда.

-В репертуаре театра – балеты на музыку композиторов XIX и XX века: Чайковского, Бартока, Прокофьева, Минкуса, Андрея Петрова… А есть ли современные авторы, чьи сочинения вам интересны?

Чудесный мандарин

-Конечно, есть. Но с ними работает моя внучка, Катя Василёва. Катя – режиссёр оперы, она талантлива, она буквально нарасхват, ставит спектакли и в России, и в Германии, и в Голландии. В какой-то степени внучка продолжила наше дело: мы с Владимиром Юдичем поставили четыре оперы, в том числе «Так поступают все женщины» Моцарта на сцене Большого театра.

-Мне по секрету сказали, что вашу собачку зовут Пушкин. Почему – Пушкин?

-Потому что кудрявый и рыжий. Щенка оставила мне Катя, и он очень меня поддерживает. В 2017 году не стало Владимира Василёва, тоскую по нему, а Пушкин старается меня утешить. …Эпидемия коронавируса коснулась и меня, два месяца я лежала пластом, и пёс будил меня громким лаем: «Я есть хочу! Почему ты валяешься? Пойдём на кухню!» Приходилось вставать, кормить его… Думаю, я на ноги поднялась благодаря ему.

-О том, что Александр Сергеевич – ваш любимый поэт, вы не раз говорили в интервью. Расскажите, пожалуйста, о балете «Пушкин», работа над которым идёт в театре.

-Много лет назад в Мариинском театре для замечательной балерины Ирины Колпаковой мы с Владимиром Василёвым поставили балет «Пушкин» на музыку Андрея Петрова. Этот год – юбилейный: исполнилось бы 90 лет и композитору, и Владимиру Юдичу… В честь этого события было принято решение восстановить балет. Точнее, это будет совершенно новый спектакль, мы его назвали «Пушкин. Сны после жизни».

-Это нечто мистическое?

-Скорее, это размышление, впечатление. У меня ощущение, что Александр Сергеевич всю мою жизнь находится где-то рядом. И дело не только в его гениальной поэзии, хотя многие стихи я знаю наизусть. Процитируйте «Евгения Онегина» — я продолжу строфу. Очень трепетно к нему отношусь. Балет – о жизни этого человека. В нём будут звучать стихи. Предполагается участие хора и солистки.

-Что вы больше всего не любите в жизни?

-Подражания! Поддержу любой эксперимент, особенно если в результате рождается что-то талантливое. Мы с Василёвым никогда никому не подражали. А нам – сколько угодно. Помню, в молодости меня это страшно обижало, я даже жаловалась хореографу Игорю Бельскому, заслуженному артисту РСФСР: «Ну как так? В таком-то городе поставили балет – спектакль точь-в-точь как у нас с Володей! Разве так можно?» А он улыбался: «Что ты расстраиваешься? Просто они не умеют ничего придумывать! А вы с Володей придумаете ещё не один спектакль!»

Фото: группа Вконтакте и отсюда

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here